ПИТЕР БЫЛ В СПИСКЕ ПЕРВЫМ

После ПМЭФ-22 Россия провела саммиты БРИКС, Душанбинскую встречу, Каспийский и другие форумы и мероприятия по созданию новых альянсов. «Поперек» РФ Запад вел свои саммиты G7 и НАТО. Но в этой коммуникационной войне на измор за главенство в геополитике и геоэкономике теперь все больше первенство начинает выигрывать Россия. Так — во внешней сфере. А вот во внутренней побед пока, к сожалению, мало...

СТРАТЕГИСТЫ И ЛОКАЛИСТЫ
ПМЭФ-2022 запомнился кибератакой, которая затем открыла серию подобных атак на порталы Госуслуг, Роскосмос, другие госкомпаниии и Сбер, которому пришлось даже переделывать новое программное обеспечение на все банкоматы и сервисы.
Вторым незабываемым следствием форума стало то, что он как будто разделился на представителей стратегического направления и сторонников локального рассмотрения задач. Их сразу негласно окрестили «стратегистами» и «локалистами». До и после выступления Путина многие функционеры будто намеренно запирались по своим секциям и платформам. И, казалось, только один президент смог увязать в целостную картину мира, стратегию и тактику нашей страны в эти непростые времена проведения СВО на Украине. Поэтому после оценок о закате однополярного мира и гегемонии США в политике и долларовой финансовой сфере так быстро был найден наш антиамериканский противовес для нормального построения многополярного мира, подтвержденный упомянутыми саммитами (от БРИКС до российско-белорусского форума регионов и петербургского юридического). Тут были определены новые международные альянсы, наметилась альтернатива новой резервной валюты в противовес падающему $, о чем давно мечтали политологи и экономисты. Подтвердил президент и наш прогноз о создании, разрушении и истощении «экономики потоков». Он акцентировал на том, что США включили для этого денежный станок и за короткий срок напечатали ничем необеспеченные почти $40 трлн. На них они скупают продукты питания, зерновые, удобрения, что уже сегодня обернулось новой волной экспорта инфляции по странам мира, которая вернулась в саму Америку, неся рецессию, тотальные подорожания и политические протесты.
Во внутриполитической сфере Путин давал не много стратегических оценок, так как они и без того всем знакомы, оформлены законами и указаниями о стратегическом планировании, импортозамещении и т.д. Речь больше шла о восстановления спроса и потребления, развития доступной ипотеки, соцпомощи. Хотя стратегическим вполне тут можно было бы назвать освобождение от всякого фискального, силового и уголовного гнета малого и среднего бизнеса. Но тут есть скепсис: аналогичных начинаний было много, а они вопреки всему оборачивались новыми правоохранительными и чиновничьими накатами, рейдерством и уничтожением бизнеса малых.
ИНДИЙСКИХ ГУРУ ЗАМЕНИЛИ ГЕГЕЛЕМ
Еще одним символом (вектором) перемен после ПМЭФ-22 стала смена приколов, когда после «глубокомудрых» завтраков и выступлений Грефа перестали давать слово индийским мудрецам и факирам. Теперь на сцену вышел новый персонаж — философ Гегель. Его ввел в обиход глава Роснефти Сечин. Приведенная им гегелевская цитата «темного мыслителя», что цель экономики не лежит внутри самой экономики многие поняли по-своему. И почему-то в в первую очередь вспомнили, как олигархи во время санкций, ради спасения денег, повыходили из советов директоров...
Подобное нахождение смысла «вне экономики», но ради спасения капиталов обернулось и новыми «прикольными» событиями по многим отраслям. Из последних примеров стал объявленный рост прибыли в Газпроме. Но эту радостную новость омрачило то, что из-за невыплаты дивидендов (видимо, с благой целью помочь государству в т.ч. в СВО) в газовой монополии вдруг взбесились обиженные акционеры. Тут же последовала и реакция: было объявлено более чем 30%-е падение акций компании.
Сбылся и наш прогноз о том, что политика Центробанка, плохо отвечая за экономику, рискует расстройством денежного обращения. «Прикольный» итог вышел и тут: за три месяца почти на треть упал объем межбанковского кредитования. Банки боятся, что из-за рестрикций платежи зависнут, и не будет возврата средств.
РЕЦЕПТЫ НАРОДНЫХ СПАСИТЕЛЕЙ
Еще одним результатом приколов после Гегелевских загадок для российской экономики стали заявления членов правительственной команды о том, как спасать промышленность, производство и рост потребления. Больше всего тут запомнился глава Минфина Силуанов. Вслед за московским мэром Собяниным, объявившим о возрождении автомобиля «Москвич», глава Минфина также «творчески» подошел к теме развития автопрома. Он предложил пересадить всех чиновников РФ на автомобили «Лада». Его рецепт напомнил и матершинную песню Шнура (про «Москвич»), и историю ельцинского младореформатора Немцова, намерение которого пересадить чиновников на «Волги» также провалилось... Шутки шутками, но горячие пропагандистские головы этот порыв финансиста легко обозначили не как деградацию, а как... модернизацию. Потому даже сами производители «Лады-ГРАНДЫ» возмутились, заявив, что в связи с прекращением поставок иностранных запчастей они вынуждены выпускать упрощенную (не полноценную!) версию своего авто (без электроники, подушек и систем безопасности). А главное состояло в том, что сегодня по стоимости такая «Лада» стала дороже, чем полноценная, кто-то же просто пытался погреть руки на дефиците, привлекая к уродливому лоббированию автопрома министра.
Так выглядит сегодня история локализаторов. Многие из них ныне попритихли. А стоило бы вспомнить, что в свое время самым ярым в их строю был либерал Греф. Это он первым привел в Россию отверточную сборку, локализуя производство, то есть делая его как бы своим, отечественным. Вот почему схема якобы процветания того же автопрома, а следом авиапрома, станкопрома и других отраслей сработала предательским образом — деградацией в критических областях при кризисе. При этом никто из локализаторов не понес ответственности за провалы, а крепко засел на многомиллионных окладах, тормозя промышленное развитие страны. Путин недаром призвал вкладывать капиталы в свою страну, приводил для этого примеры русской истории — от Рябушинских до Мамонтовых и Королевых. Но у нас его не услышали, а попросту сжились с формулой «вторых скоростей» (как второстепенных эпигонов Европы), которую ЕС провозгласил еще до нынешнего кризиса. Вот и сидят, выжидают…
Но если вернуться к истории спасения России Силуановым, то ради справедливости стоит упомянуть, что он говорил и о фактах бесхозяйственности. Например, о том, как еще годный асфальтобетон на дорогах порой досрочно меняют на новый (ради объемов освоения). Жаль, слишком поздно министр заметил, что эта песня давно прижилась на просторах России. Аналогичным образом постоянно сдирают асфальт и перекладывают плитку не только на московских улицах, но и в других мегаполисах. А в некоторых отраслях, например в РЖД, инвестиции не всегда обоснованно идут в строительство высоченных трехметровых заборов (т. е. вложения в пассивный капитал, не приносящий отдачи). И порой в заборостроительство вбухивают гораздо больше средств, чем в стратегическую магистральную инфраструктуру. В результате может пострадать даже железнодорожный туризм. На некоторых направлениях целиком закрываются российские пейзажи и их красоту уже не увидишь из окон вагонов...
Неожиданно, но среди спасителей экономики обозначилась и глава ЦБ Набиуллина. Она, видимо, зная о Путинском снятии фискальных и силовых препон против малого и среднего бизнеса, провозгласила, что экономику России спасет... челнок. В свое время челноки действительно были спасителями потребительского спроса и денежного обращения. Тогда, в 90-е, такие же научные работники, как и сама Эльвира Сахипзадовна в ту пору, не дописав диссертации, брали в руки баулы и организовывали чартерные рейсы и закупочные экскурсии за границей. Но можно ли сегодня повторить тот опыт прошлого? Можно ли представить, что ту же челночницу Набиуллину с баулами в руках свободно пропустят на таможне, не потребовав от нее сопровождения брокера, сертификатов на ввезенные товары или другие страшные бумаги? Увы, такую картину против ввоза сегодня тормозят даже на узаконенных товарах параллельного импорта. А что говорить о бесправных, неорганизованных в ассоциации и объединения Ипэшниках и самозанятых? Вот и выходит, что голубая мечта Набиуллиной оказывается пустым прожектом.
МУТНАЯ ИСТОРИЯ РУБЛЯ И ИНФЛЯЦИИ
После всех форумов история спора: каким быть курсу рубля (высоким, низким, взвешенным?) отнюдь не пришла ни к какому завершению. Нацвалюта пока лишь качнулась в сторону понижения. Но тут же выступающая за взвешенный курс глава ЦБ Набиуллина предупредила, что резкое рублевое понижение грозит раздуванием инфляции. И это действительно так, поскольку наши экспортеры давно уже привыкли жить именно в инфляционной среде, или, как мы писали, давно подсели на инфляционную иглу. Поэтому, когда глава Газпрома Миллер говорил, что в последнее время они меньше продавали, но больше получали, он тем самым и отразил тот процесс, когда целые отрасли могут спокойно существовать на инфляционную халяву.
Однако такая привычка, как мы уже упоминали, неспроста обернулась падением акций того же Газпрома и еще может показать истерику от лопающегося «пузыризма» в других сферах. Однако так было не всегда. При том же социализме ресурсодобытчики рассматривались лишь как инфраструктурная, естественно-монопольная часть для переработчиков. И тогда подобных вопросов не возникало, поскольку низкая цена сырья влияла на конкурентоспособность высокотехнологичной глубокой переработки в нефте- газохимии, в создании нового класса конструкционных материалов, развитии редкоземельных композиций и т. д. и т.п. Теперь же с выходом на сцену приватизаторов мы потому и потеряли все высокие технологии, что на каждом участке добычи отрасли настолько обособились и раздробились, что монополии и олигополии стали диктовать даже курсовую политику рубля.
С такой вакханалией при переходе к мобилизационной экономике, конечно, должно быть покончено. Главный прогноз тут в том, что монополизм вредит настоящему инвестиционному развитию, ведет к затуханию потребления и низкому предложению для производств. В таких условия Форбс неспроста приводит рейтинги обеднения олигархов. Они стараются сохранить нажитое непосильным трудом и им плевать на сокращение рабочих мест и прочую лирику в отношении теряющих работу съеживающихся трудовых ресурсов. Не будем приводить статистику (особенно обеднения населения), она у всех на виду. Но в настоящем социальном государстве такое положение нетерпимо. И правительство должно дать такие стратегические планы, которые помогут исправить ситуацию. Тогда и разговоры про унижение рубля и потворство нашим конкурентам, объявивших нас врагами, будет прекращено.
А пока — экономическая война продолжается и Запад в ней тормозит все больше...
Сергей ИВАНОВ, Олег ГРУЗДОВ
С-Петербург-Москва