МОБИЛИЗАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА УЖЕ ЗАПУСКАЕТСЯ

Недавно спикером Совета Федерации РФ была произнесена фраза, которая многих экономистов ввергла в недоумение. Валентина Матвиенко отвечая на вопрос о возможности запуска в стране мобилизационной экономики, неожиданно ответила, что, скорее всего определение «мобилизационная» существует не более чем метафора. Недоумение вызвало, прежде всего, то, что наша страна еще в пору СССР выиграла войну и отстроила послевоенную промышленность именно с помощью мобилизационного ресурса. Сам запуск эвакуированных производств во время ВОВ происходил в некоторых случаях менее чем за три месяца. Освоение новых моделей боевых, а в мирное время и гражданских самолетов, машин, приборов и станков также вписывался в столь же короткие сроки. Даже в самые застойные годы брежневской эпохи и то есть пример, когда в г. Иваново при знаменитом директоре В.П. Кабаидзе на станкостроительном объединении новые обрабатывающие центры с ЧПУ, как в войну, запускались в серию всего за три месяца. Этому рекорду мы сами были свидетелями, побывав тогда на пред-приятии в составе делегаций изучающих передовой опыт. А что же сейчас?

Сегодня президент страны Владимир Путин объявил о запуске сквозных технологий. А значит, мобилизационные модели, использующие самые передовые наработки фундаментальной науки, снова обретут права гражданства. Это как запуск гиперзвука в Российской армии, недоступный Западу в силу того, что они забросили настоящую науку, и, как белка в колесе, крутятся в сфере устаревающих технологий вчерашнего дня. А, значит, как и в ВПК, всей промышленности России предписано не повторять ошибок бывших «партнеров» и совершить мобилизационный рывок, используя для этого стратегическое и целевое планирование, чтобы «расшить» критические направления в промышленности страны. Что для этого надо?
Редакция специально для этого сделала подробный анализ советской и постсоветской истории российской промышленности, который нам помогали обобщить разработки Новоуренгойского общества ВОИР под общим названием «Мобилизационная экономика: от Сталина до наших дней».
Одновременно с этим, нельзя не упомянуть, что в Госдуме 06.07.22 в трех чтениях принят законопроект, о праве правительства РФ вводить специальные меры для спецопераций, подобные той, что сегодня проводится на Украине. Со-гласно новому закону, кабинет вправе принимать специальные экономические меры, — менять порядок привлечения сотрудников к работе вплоть до введения сверхурочных, отмены выходных, отпусков, праздников и т.д. О том, что такое нововведение может повлиять на многие аспекты экономики, порой не в лучшую сторону при имеющихся собственниках, еще до своего ухода с вице-премьерской должности и назначения главой Роскосмоса, предсказал курирующий тогда ВПК Юрий Борисов. И результат не замедлил сказаться. Так после решения правительства, как главного собственника Газпрома, отменить дивиденды (исходя из благой цели вложить более 1 триллиона полученных рублей в развитие) акционеры, что называется, устроили бунт на корабле и организовали падение акций компании на 30%. А в прессе даже цинично и незаслуженно навесили на Газпром ярлык маргинальной организации.
Тут нужно сделать отступление, чтобы понять, какие глубинные противоречия были затронуты. И, прежде всего, необходимо объяснить, что нацеленность лишь на одну прибыль всегда давала отрицательные результаты. Проблема не была решена даже при принятии поправок в Конституцию, поскольку мы так до конца не ушли от заимствованных западных ценностей. Поэтому, введя запрет на продвижение западной гендерной демократии, мы пока пришли только к утверждению традиционных ценностей России и русского мира, как этнологического утверждения нашего сверхнарода. Однако специалист по этнологии Лев Гумилев в этой связи неспроста заметил, что этническая общность любых пассионариев хоть и имеет значение для народного объединения, но она на порядок (то есть в десять раз) меньшей по силе, чем факторы социально-экономические. А значит, как заметили недавно политологи, рано еще списывать со счетов Карла Маркса. И это прогноз для нашего реформирования, которому грозят нарушения социальной однородности и имущественного разделения. Этим же грозит опасность нацеленности только на прибыль, которая губит инновации, что доказал наш заимствованный капитализм, не сделавший ни единого технологического прорыва. Вспомните провал ё-мобиля или фиаско с лучшими в мире разработками по водородной энергетике (топливных элементах). Все эти, и другие, в том числе секретные разработки и ноу-хау были украдены и проданы западным компаниям. Хотя Россия могла опередить мир во внедрении не только более дешевых, чем сегодня, электромобилей, но и показать пример в настоящей зеленой энергетике, которую провалил Запад в силу неучета фундаментальных основ науки, приведший к фиаско весь «зеленый переход».
ГЛАВНЫЙ УРОК СТАЛИНА
Но вернемся к сталинскому подходу мобилизационной экономике. Фундаментальной характеристикой для страны стало то, что он впервые в экономической практике принял (и заставил экономистов разработать) энергетический подход к труду, как к человеческому капиталу. Соответственно этому был настроен и подход к деньгам, тоже, как к энергетическому ресурсу для развития страны.
За основу был взят принцип экономии, как наименьшей траты энергии для любой системы, который вывел еще швейцарец Рихард Авенариус (1843—1896 гг.), Этот ученый считал, что «система, которая более экономно расходует энергию, имеет больше шансов выжить». Ссылаясь на эту классику, Сталин взял на вооружение озвученный подход закона экономии. Во время войны, когда стала развиваться кибернетика, школу, которую у нас так же заложил Сталин, именно энергетический подход (в варианте русского ученого С.А.Подолинского) был использован для развития промышленности. При этом были отменены биржевые регуляторы, которые, как мы видим сегодня, в погоне за прибылью могут работать только на повышение цен, а значит плодить инфляцию, надувание пузырей, кризисы, спады, рецессии и депрессии.
Открытый критерий страна вовсю использовала для производства военной продукции. В трудовых отношениях новым измерителем стал «человеко-час». Этот подход коснулся и внедрением наиболее выгодной логистической привязке местных энергоресурсов, к производству (как традиции, заложенной еще при плане ГОЭЛРо). Другим главным критерием стал фундаментальный подход к использованию научных результатов. Именно поэтому, назвав вторую мировую войной моторов, Сталин самолично давал задания двигателистам по повышению мощности моторов на максимальные величины. Именно поэтому самый лучший танк тех времен Т-34 имел самый легкий дюралевый двигатель. И именно поэтому Запад начал разрушение России после развала СССР путем акционирования самых передовых школ «Пермских..., Рыбинских (и прочих) моторов», где западные инвесторы не просто на годы остановили производства, но и украли разработки, которые появились в конструкциях Ролс-ройсов и других компаний Запада.
Закон мобилизационной экономики проявился и в других отраслях. Вспомним, к примеру, как член Госкомитета обороны, знаменитый экономист Н. Вознесенский в «Военной экономике СССР в период Отечественной войны» (глав-ной книге по мобилизации) отмечал, как помогла поднять производство научная организация труда (термин почти забытый сегодня). Ученый кропотливо отчитывался, как затраты на производство самолёта ИЛ-4 уменьшилась с 20 тыс. до 12,5 тыс. человеко-часов (ч-ч) в 1943 г. Для ИЛ-2 аналогичное уменьшение (с 9,5 тыс. ч-ч) упало более чем на 40%. Самолет ПЕ-2 (с 25,3 тыс. ч-ч) подешевел фактически вдвое. По любой продукции (танкам, артиллерии) показаны аналогичные результаты. Вот почему наша экономика, просчитанная, прежде всего, по энергозатратам, победила всю объединенную Европу, работающую на фашистов.
А теперь сравните те успехи с нынешними «успехами» РФ в гражданской авиации. Самолет Суперджет уже 12 лет не могут поставить на крыло. Также на точке замерзания и такие марки, как МС, «Байкал», не считая заброшенных советских брендов — самолетов марки Ту, Ил и других. Их прирост исчисляется единицами в год и только Путин заставил выйти на серию в 1000 самолетов к 2030 году. Точно такая же ситуация технологического замерзания присутствует и в мирном космосе, когда из года в год десятилетиями переносятся запуски сверхтяжелых ракет, а вместо них на орбиту запускаются бесполезные роботы с удаленным управлением электронных мозгов.
Эти факты научно-технологических упущений говорят о том, что России нужна мобилизационная экономика. Пришла пора сделать вывод, который рас-кроет заблуждение нынешней рыночной либеральной модели. Необходимо пере-осмыслить главный тезис мобилизации о том, что «кровью экономики являются не денежные, а энергетические потоки». Именно это ныне доказывает тот энергетический кризис, который связывают с СВО, затеянной на Украине. Но истоки кризиса заключаются не в этом конфликте, а в расточительной природе Запада, который с помощью навязанных энергетических хартий привел к краху после долгого паразитирования на российских энергоресурсах. Это разрушило все созданные (логистические, топливные, технологические и прочие) потоки, которые заранее были спрогнозированы нами (см. «ПР», №74-75 (102-103), февраль—март, 2020 г. «ЭКОНОМИКА ПОТОКОВ. ИХ РЕНТА И ИСТОЩЕНИЕ...»).
Сергей ИВАНОВ
Владимир ШВЕЦОВ,
Москва- Н.Уренгой — Москва
***
Затронутые темы будут раскрыты в последующем анализе применения мобилизационного ресурса. О них будет рассказано в новых статьях, которые скоро войдут в электронную книгу по прогнозированию. В них будет раскрыта роль планирования, история распада СССР при отступлении от найденной модели после смерти Сталина. И дан анализ и прогноз после опубликования пока единственного исследования в 2021 г. экономистов А.Галушки, А.Ниязметова и М.Окулова «Кристалл роста к русскому экономическому чуду», отразившем влияние мобилизационной экономики СССР на мировую экономику.