КАРТОЧНЫЙ ДОЛЖОК ДЛЯ РЖД

Когда у нас в области построили МЦД, то проезд сразу подешевел, а добираться из Москвы в область стало намного удобнее. Но совсем недавно на нашем рижско-курском направлении стали происходить странные вещи. Сначала куда-то делись годами дежурившие у турникетов приветливые женщины. Их заменили на неряшливых склочных охранников. А потом и вовсе начались проблемы с оплатой проезда.
Из четырех касс, хоть в будни, хоть в выходные дни, на нашей станции работает в лучшем случае только одна. Обычно в этой же кассе продают билеты и на поезда дальнего следования. Поэтому, несмотря на роптания очереди, «обилечивание» пассажиров идет очень медленно и скандально. Особенно это касается пенсионеров, у которых бесплатный проезд, но которым нужно зарегистрировать соцкарту у кассира или в случае, когда у него нужно пополнить своими деньгами карту Тройка или дебетовую карту Сбера.

Ворчливая кассирша отправляет длинную очередь отовариваться в билетные автоматы. Но запустить такую «чудо-машину» порой невозможно. Нужно долго и безуспешно тыкать пальцем по скользкому грязному экрану, рискуя вывихнуть руку. Да там можно билет купить за безналичные. Но очень часто бездушная железяка прожорливо проглатывает ваши купюры, забывая выдать сдачу. Видимо, так их запрограммировали IT-шники в РЖД. И, если у вас пропадут деньги, тут уж вам точно никто не поможет, скорее, привлекут за порчу «капиталистического имущества», когда вы в сердцах, не дай Бог, попробуете постучать по прожорливому автомату. Но сколько бы вы ни пинали железного монстра, вытрясти свои кровные не получается. А вот доказать, что вам не выдали сдачу, например, с тысячи, — это бесполезная затея, поскольку в проездном билете нигде не фигурирует внесенная в автомат первоначальная сумма. После печального опыта по выколачиванию рублей другими решительными пассажирами, я стала обходить это чудо техники стороной и перешла на оплату проезда по карте «Тройка».
Но вот весной внезапно в кассах такие карты перестали принимать. Почему? По-видимому, потому, что по «Тройке» предлагаются разные скидки в зависимости от количества поездок с бесплатными пересадками с МЦД на метро. Кассирши, уже который месяц подряд, в ответ на неработающую опцию стандартно отвечают, что программа временно зависла. Но с тех пор она почему-то ни разу не «отвисла» обратно. Я часто слышу удивленные возгласы пассажиров: «Ну, и как мне теперь ехать?! Без Тройки же дорого». А, видимо, это и нужно нашим «железнякам». У них увеличивается выручка, и кто-то на этом элементарно греет прожорливый карман, который на ж/д очень удобно закамуфлирован в «по-умному» запрограммированные неработающие автоматы.
После случая с «Тройками» я решила ездить по банковской карте. Но летом и эти карты перестали «правильно» работать. Например, при валидации карты на станции Курская или Москва-Товарная поездка активируется, а вот выйти по такой карте на своей родной станции Нахабино многим пассажирам, в том числе и мне, уже давно не получается. Турникет на выходе, как запрограммированный (а по сути именно запрограммированно) постоянно сообщает, что карта недействительна.
На прошлой неделе меня просто отказались выпускать из турникета в Нахабино, заставляя оплатить проезд повторно, то есть пойти в автомат и взять билет на выход. Здоровенный охранник в домашних тапках и будто в пожеванной униформе принялся выталкивать меня своим пузом, напоминающим гигантский буек, когда я попыталась протиснуться в щель турникета. Он что-то орал про то, что у меня должен быть чек. Валидаторы на Курской или Москве-Товарной никаких чеков, естественно, не выдают, а списание денег с карты происходит порой в течение нескольких дней. Поэтому доказать, что проезд оплачен, как говорят, в реальном масштабе времени, просто невозможно. Да и в личном кабинете потом, через несколько дней, появится запись только об общей сумме покупки, без расшифровки, где ты конкретно (на той же Товарной) покупал билет. И как доказать, что ты честный плательщик просто невозможно, потому что хитрый кибермозг РЖД программисты запланировали на заведомую утайку вашей «кредитно-проходной» истории.
И тут у меня возникает резонный вопрос: почему в приложении Сбера и в РЖД не работает закон Яровой о хранении данных? Почему нет расшифровки пересадок и всей истории платежей? Это же ведь тоже нарушение закона в форме хорошо спланированного отъема денег (плюс нарушение прав потребителя), а по-простому говоря — это разновидность нашей многоликой коррупции. Неужели программисты разучились работать нормально, или им кто-то дал задание, позволяющее ловить в мутной воде чужие деньги, уплывающие в чей-то бездонный карман. Может быть, они идут на оффшорные счета, а может ими делятся с террористами? Почему здесь нет никакой ясности?
Любопытно, что обычно при проходе через турникет вслед за мной устремляется целый ручеек из приезжих гастрбайтеров с колясками, велосипедами и прочей поклажей. И в этот момент их почему-то никто из охранников не останавливает за незаконное, неоплаченное перемещение. А вот когда пассажир, который регулярно платит за проезд, и просит помощи, — ему угрожают вызовом полиции и отправкой прямиком в обезьянник. Сотрудники РЖД все больше напоминают сорвавшихся с цепи собак или каких-то служителей злого культа, чем работников сферы услуг.
А в конце хочется еще раз задать злободневные для РЖД вопросы. Интересно, куда же все-таки уходят наши деньги с электронных карт, если нет учета при безналичной оплате? И почему руководство РЖД «забило» на культурное обслуживание пассажиров? А главное, зачем обслуживающий персонал превращают в цепных собак? Неужели и они в доле по незаконному заработку?
Если так будет продолжаться, то, на мой взгляд, правы те госдеятели, которые предлагают эту отрасль, формально являющейся акционерной, просто (окончательно и бесповоротно) НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ! Железная дорога – объект не только инфраструктурный, но и стратегический. Ее нельзя даже в билетной политике отдавать на откуп кучке акционеров, желающих набить карманы деньгами за счет разной программной «неучтенки». Таково не только мое мнение.
А что об это думают надзорные органы? Хочется, чтобы и они вникли в тот бардак, который творится сегодня у наших станционных смотрителей...
Мария КОТОМКИНА