КАК Я ЦИФРОВАЛА...ПУСТОТУ

На днях Владимир Путин сообщил, что многие из уехавших IT-специалистов уже вернулись, потому что дома лучше. Конечно, я согласна, что лучше жить и работать на своей Родине. Но, видимо, главы наших крупных компаний не всегда правильно и точно информируют нашего президента о состоянии отрасли. Говорю так, потому что собственный опыт и наблюдения работы в IT-сфере иногда приводят в состояние, когда хочется просто кричать, потому что IT-шникам России живется совсем не сладко. Оттого и хочется рассказать о последнем расследовании при поиске вакансий на рынке программистов. Заранее скажу, что это расследование вывело меня на крупную схему оффшорного мошенничества. Поэтому я изменила все названия компаний и имена их владельцев...

Началось с того, что недавно с сайта одного из хедхантеров, т. е. охотников за головами, мне прислали сообщение о подборе персонала. Объявили, что в крупной компании проводится набор веб-программистов от младших до старших возрастов. Поскольку работала на удаленке, не придала сообщению особого значения, и, не подумав, сразу согласилась на собеседование.
Не знаю, со мной ли только такое творится, но всегда отмечаю, что IT-спецы, с которыми мне приходилось общаться, совершенно не знакомы с элементарными нормами этикета. Порой они даже не способны по-человечески поздороваться или договориться о времени встречи. Не удосуживаются поинтересоваться, когда и как удобно провести встречу: «вживую» или on-line.
Вот и на этот раз так же. В смартфоне чирикнуло сообщение: «Приветствую, я от Васи Зефирова». А Зефиров, помнится, был корреспондентом BBC, и у меня с ним было чисто шапочное знакомство. Ну ладно, думаю, главное, «собеседоваться» предложили, и ехать придется недалеко, на трамвае к Бауманке. Но потом в смартфоне снова чирикнуло: «приезжать не надо, беседа состоится on-line”. Ну как тут не согласиться?
Дождалась встречи. И сразу офигела. Зефиров отрекомендовался, что он давно не журналист, а программист с 15-летним стажем. Без всяких предисловий он включился в собеседование по принципу «лампу в глаза, отвечай без раздумий». Своей пытливостью он выуживал всякие несущественные мелочи, вроде того, откуда берутся опции (в его лексиконе — «опшенсы»), почему «вываливаются» при запросе на сайте. Спрашивал, что такое фасады («фэсейдсы») в оформлении страниц. «Пытал» и по другим мелочам, не имеющих к программированию никакого отношения. Его откровенно не интересовало, что я могу программировать на разных языках, профессионально провожу тестирование и привыкла стандартно ускорять процесс, потому что сторонница советской школы кибернетики, чьи легендарные инновации новые хозяева-приватизаторы давно растранжирили.
...Собеседование провалилось. Я слышала, как они смеялись за экраном. Но не огорчилась, потому что тут же подоспели другие наниматели. Вторым «благодетелем-работодателем» отрекомендовался сам руководитель крупнейшей компании по производству ламп компании «Ампера».
— Мы самые крупные в РФ по производству осветительных электроприборов, — хвалился мужчина без возраста, но со сдвинутой гендерной принадлежностью в голосе. Мы строим новые заводы в России, у нас идут новые проекты, — ласково ворковал он и с гордостью добавил, что офис компании у них в Сколково. Поэтому приходить на работу можно хоть в семь утра...
Я сразу вспомнила, как один мой друг IT-ишщник, попав в подобную фирму, целых две недели спал под столом в офисе, выполняя «сверхсрочное задание». А после питания одним «Дошираком» вперемешку с кофе похудел на пять кило, заработал язву и получил «огромную зарплату» в 25 тысяч рублей...
Сегодня в прессе сообщают, что об IT-ишниках стали заботиться и для 20 тысяч из них предложили льготную ипотеку. Но представьте, какая это доля процента от потребного, когда, по информации премьера, специалистов требуется для страны от 500 тысяч до миллиона.
...Новое собеседование я тоже не прошла, поскольку, по мнению собеседника, не одобрила ни одного его «заманчивого предложения». Особенно же ему не понравилось, почему я не успею в Сколково, если встану в четыре утра, хотя я замаялась объяснять, что туда мне ехать на электричке три с лишним часа через всю Москву и столько же обратно...
Да Бог с ним с этим Сколково, думала я, но после посулов «хорошей жизни» мне стало интересно, что же это за компания, которая строит заводы и разруливает фуры с лампочками по всей стране и заграницам. Насторожило неправдоподобное предложение, что такому гиганту индустрии нужны какие-то простенькие сайты и программы по учету продукции. Я окунулась в поисковики и вот, как говорится, что «нарыла».
На самом деле с лампочками все обстояло совсем не так прекрасно, как мне рассказали. Вся история вопроса началась с постановления Совмина СССР «О развитии радиолокационной и электровакуумной промышленности» еще в 1950 году. Было построено несколько заводов по стране и Подмосковье в далеком от нас 1964-м. На базе одного из них создали производственное объединение (ПО), которое объединило несколько электроламповых, светотехнических заводов, а также почти всё электровакуумное машиностроение и производство высококачественного стекла.
После развала СССР подмосковному ПО был присвоен статус ГУПа, то есть, государственного унитарного предприятия. Но уже 2020 году его подвели под банкротство и отдали в частные руки. Местные блогеры также рассказали, как бывший градообразующий объект для многих регионов специально довели до ручки, назначив нового директора, планомерно выгонявшего сотрудников на улицу, и «убившего» все выгодные контракты, которые успешно заменили сегодня на китайские.
Главным же апофеозом такого частного перепрофилирования стало решение перейти на производство медицинского стекла для ампул и шприцов. Видимо, думали поживиться на ковидных заказах. Но все остановилось вместе с пандемией и после того как в России планомерно наштамповали законы, запрещающие выпускать в России сначала обычные лампы накаливания, а потом люминесцентные, и даже отечественные светодиодные, не говоря о каких-то лампах высокого давления, которые также исчезли в помине...
С интересом я пыталась дозвониться на все «оставшиеся» предприятия, чтобы узнать, что им нужно по программированию. Но в рабочее время это никак не удавалось. А на сайтах местных активистов-блогеров узнала, что по слухам тут ждут каких-то больших инвесторов. И, видимо, один из представителей таковых беседовал со мной по поводу создания web- площадок по производству стекла. И еще выяснила, что эти «осколки» бывшего Союза «выпускают». На всех изделиях «Амперы» теперь тупо наклеены лейблы китайских заводов. Так вот у нас проводят сегодня импортозамещение!
...На сайте «Амперы» не удалось найти никаких данных о хозяевах или юрлицах, приватизировавших ПО. Однако по адресу с упаковки всплыла торговая фирма «Бастион», одним из учредителей которой является офшорная компания на Маршаловых островах. И директор нашего ПО также оказался тут совладельцем. Но занимается бывший гигант индустрии всем, чем попало (от аренды до перевозок), но только не стеклом и светом. А еще наша «Ампера» выдает своим дистрибьюторам именные сертификаты за подписью некой мадам Ван Дер Бильд. Сама же эта дама, как поведали инсайдеры, — регистратор в офшорах.
Ну, а теперь подумайте: зачем такой компании, выеденной изнутри как тыква, понадобился программист. Меня волнует: куда смотрят наши спецслужбы, если подобные полумертвые активы тихо умирают, разграбленные новыми хозяевами. А еще волнует, что здесь цифровать, на кого работать, кому жаловаться?!
Мария КОТОМКИНА