IT-ИШНЫЕ НЕВОЗВРАЩЕНЦЫ

Сразу после спецоперации на Украине западные санкции ударили по нашим программистам. Россиян отключили от крупнейшей американской фриланс-биржи «Upwork», где наши программисты трудоустраивались, в первую очередь за границей. Вроде российским властям стоило бы порадоваться, вот, мол, теперь компьютерные «ботаны» останутся у себя на Родине. Но всё вышло ровно наоборот...
IT-ишники — народ легкий на подъем, поэтому многие, как сейчас модно говорить, тут же релоцировались, а по-простому, буквально за несколько дней разъехались в бывшие страны СНГ и Союза от Грузи и Армению до Киргизии включительно. Видимо, поэтому с каким-то ужасом глядя на эту неожиданную телепортацию Наталья Касперская, глава известной отечественной IT-фирмы ошеломленно написала в своем аккаунте: «...табуны айтишников, не разбирая дороги, куда-то помчались... Ничего, посидят-посидят и вернуться»...

Но прошло больше месяца, а никто возвращаться не собирается. Наоборот, на закрытых форумах обсуждают, какие еще пути найти, чтобы не поддаваться на провокации властей об объявленном в РФ повышении зарплаты программистам. Общая реакция оказалась предсказуемой: за такие копейки, говорят разработчики, работайте сами. А еще добавляют, что условия труда от хозяев нашего виртуального сообщества стали совсем непотребными, если не сказать кабальными.
Мне же стало интересно, почему так думают представители «продвинутой» отрасли. Я углубилась в чтение сообщений на форумах и вот, что узнала.
ЭЙ, НА ГАЛЕРАХ, КТО ТАМ?
В IT-тишной среде почти все наши Интернет-компании называют галерами. И многие специалисты считают такую работу рабством. Для объяснения этого ребята на сайтах предлагают просто взглянуть, как организован труд в офисах компаний. В хороших западных фирмах народ сидит в отдельных кабинетах. В конторах, рангом пониже, людей рассаживают в общих залах с перегородками. А в большинстве наших хваленых российских компаний распространен так называемый коворкинг (размещение людей разных специальностей на одной огромной площадке), где часто даже нет своего закутка и местечка для отдыха. Наверное, из ТВ-новостей многие заметили, что в так называемой лаборатории Касперского рабочие места – практически тот же коворкинг. На огромных круглых столах в общем зале притулиться негде. Я уже молчу о ситуации, если кто-то захотел перекусить. Даже бутерброд тут не съешь незаметно. Никакого тебе личного пространства и места, где можно было бы подумать не отвлекаясь. Поэтому на такие работы «для общего зала» идет малообученная молодежь, чтобы «сшибить» копейку, погасить долги за ипотеку или иную закредитованность. Тут в основном набираются начальному опыту. Потому что выше не прыгнешь.
А вот в офисе Гугла стоят разные диванчики, пуфики, висят гамаки. Работать можно хоть лежа, хоть сидя. Есть комнаты для игр и отдыха, буфет и прочие радости. В некоторые компании сотрудники берут с собой даже домашних питомцев. Можно расслабиться, погладив толстого кота, побегать с озорной собакой по офису и даже покататься на скейте по коридору.
Видимо всем нашим суровым главам IT-компаний, вышедшим из комсомола и разных силовых структур, не до создания домашнего уюта или просто соблюдения элементарных условий труда, хотя постоянная работа за компом сильно портит здоровье, провоцирует синдром хронической усталости. Но у нас на такие «мелочи» закрывают глаза. Отсюда и постоянная текучка кадров.
Зато пока наши чиновники из Минцифры и Роскомнадзора расслабляются в отдельных уютных кабинетах, ботаники из общего зала разгребают (то есть пишут) коды на своих галерах под недреманным оком менеджера-надсмоторщика. Таких программистов называют кодировщиками. И как им не захотеть намыливаться за бугор, если в родной стране нет ни перспектив, ни продвижения? Да и чему, кроме кодировки, тут можно научиться в больших конторах, если практикуется в основном работа на Запад. Статистика сообщает: из всех программ почти 80% всего софта — иностранное ПО. Получается, что мы, россияне, даже после санкций, горбатимся на заграницу.
Раньше среднестатистический портрет программиста зримо представлялся в виде толстого (или напротив худого) бородатого дяденьки в мохнатом затертом свитере, безвыходно живущим в кабинете. Он ел прямо за компьютером, стряхивая крошки с бороды и запивая свою пиццу кофе или пивом. Зато выдавал много строк отменного кода. Сегодня же владельцы IT-компаний не хотят видеть такого умного, но похожего на сказочного домового кадра. О смене предпочтений мне рассказала одна из опытных хедхантерш (которых у нас еще называют охотниками за головами). Вот и придумали галеры, чтобы все как прикованные рабы пахали, а не жевали гамбургеры с бутербродами. Главными при найме сделали требование, чтобы программист программировал, а не шокировал своей затрапезностью, модно одевался, был молодым, красивым, коммуникабельным. И это все на полном серьезе! Вот только весь этот нанятый модный компьютерный планктон, с навыками приятного общения (а на жаргоне — софт-скила) на самом деле так и остался планктоном без особого умения и рвения к программам. А хорошие качества настоящих разработчиков так и остались присущи старой школе свитерных интровертов. И если вспомнить математического гения Пелермана в его стареньком потертом пиджаке, то становится понятно, почему он бедствует в России, почему не решает большие задачи родной IT- отрасли.
ДИСКРИМИНАЦИЯ ПО ВАРИАНТАМ
Тут мы встречаемся с откровенной дискриминацией. Причем, в отечественном IT дискриминируют не только по внешнему виду, но по полу и возрасту. Количество женщин-программистов, по данным статистики, ежегодно снижается. До спецоперации та же знакомая хедхантерша советовала трудоустраиваться в западных фирмах. «Девочки, нас приравняли к ЛГБТ, — написала она в своем аккаунте, — поэтому работу ищем в международных компаниях, где есть квоты на все гендеры».
По поводу «стариков и старух», то есть тех, кому за 35 лет, в IT тоже — чистая дискриминация. Говорят, что обучать их неперспективно, т.к. на всех углах про них трезвонят, что при больших нагрузках они через год-два «просто загнуться от инсульта».
В противовес «старикам» в IT-отрасль охотно нанимают пацанов без образования после 9 классов, которые хоть немного «шарят» в компах. Теперь это повсеместная стратегия, т. к. работать им уготовано почти бесплатно. Но, считается: обучать их перспективно. Им можно впарить кредит за учебу с ипотекой в придачу или устроить через спец. контору, которая будет ежемесячно забирать до 20% их заработка. Это тоже своеобразный дискриминационный бизнес на молодняке.
Вместе с разрушением СССР обычным людям пришлось забыть о доступных рабочих местах, и в IT-производстве все больше стал утверждаться принцип «ты начальник — я дурак». Вот почему даже пацаны-программисты все больше сторонятся такой зависимости. Они же видят: за последние несколько недель из России уехали все знаменитые IT-компании, Пропал из виду «Джет бреинс» (видный разработчик инструментов для программистов). Исчез с горизонта Epam (крупнейший изготовитель софта, основанный белоруссами)… В прессе шутят: когда-то в России большевики организовали для эвакуации на Запад знаменитый философский пароход. А теперь в силу измельчания интеллекта отъезд интеллигентов заменили добровольные IT-самолеты. Дешево и быстро!
Наталья Касперская особо не распространяется, что крупные компании держатся на плаву за счет привлечения инвестиций, которые в условиях санкций могут исчезнуть. Видимо, поэтому она обеспокоена, что количество дешевых рабочий рук в ее сфере уменьшается. Хотя, может быть, ей повезет с господдержкой. Ее компания АО «Инфовотч» специализируется на защите от утечек информации, сотрудничает с госструктурами. Поэтому невозможно поставить знак равенства между той же Касперской и обычной IT-компанией, и, тем более, фрилансером — программистом-одиночкой, живущим за счет удаленного найма, у которого в наличии самая дорогая вещь – его компьютер.
ЗАЧЕМ И НА КОГО РАБОТАТЬ?
Отечественные разработчики ПО, говоря о заказчиках вроде Касперской, отмечают, что наши – самые жадные в мире. Здесь по уровню низкой оплаты сотрудников они даже переплюнули арабов и индусов, которые сегодня предлагают вполне солидные оклады.
Проблема для IT-отрасли в РФ давно осложняется и тем, у нас почти не выпускают ни собственных компьютеров, ни запчастей к ним, ни серверов. Россия также не имеет бесплатного доступа в глобальную сеть. Она покупает его у крупных мировых провайдеров. В стране почти нет провайдеров первого уровня (Tier-1-операторов). Точнее сказать, есть лишь один — для крупных городов. Трафик тут идет через их соединения, за которые эти монополисты никому не платят. Но, поскольку обеспечить трафиком всех желающих не получается, их вынудили снизить нагрузку на оборудование. Вот почему Интернет в РФ стали ограничивать, а в СМИ мобильным операторам приказали отказаться от безлимитных тарифов.
Другая трудность. Tier-1 операторы в России никак не поделят сферы интересов с отечественными магистральными (малочисленными) операторами. Эти, в свою очередь, также не в силах нарастить мощностей в силу растущей дороговизны оборудования. Его, конечно, можно было бы закупить в Китае. Однако сегодня на китайских производителей (Хуавэй и Сяоми) продолжают накладывать санкции и они становятся для нас мало доступны. Да и для самих китайцев самым лакомым рынком пока остаются США. Вот почему российским IT-компаниям столь трудно лавировать между такой Сциллой и Харибдой. И это еще одна причина массового отъезда наших программистов. Так как все пишут программы под иностранное оборудование а не под свое, российское, как должно бы быть...
САМЫЕ ОЧЕВИДНЫЕ ПРОГНОЗЫ
Из этого краткого обзора можно сделать несколько прогнозов. Во-первых, если Россия не наладит производство собственного оборудования, то нас могут ждать серьезные сбои в работе сети вплоть до отключения Интернета.
Во-вторых, без устранения технологической зависимости от других стран мы не сможем прекратить массового оттока профессиональных IT-ишников и потери рабочих мест в отрасли.
И, в-третьих, мы не имеем права повторить в нашей е-сфере истории с авиационной отраслью, когда выпускники вузов сразу после институтов шли работать продавцами и курьерами. А чтобы этого в IT не повторилось, инвестициями в развитие отрасли сегодня должно заниматься само государство. Потому что больше некому.
Есть, конечно, и четвертый вариант. В последние годы огромную популярность набирает движение, когда люди бросают престижные работы и, отказываясь от потребления, строят землянки в лесу, уезжают в заброшенные деревни, швартуются на необитаемых островах...
Но это не наш путь. Россия не может, не имеет права поддаваться такой моде. Поэтому мы должны вернуть IT-ишных невозвращенцев, создать им условия труда, оплаты, и демократичного отношения к их нелегкому и такому нужному труду...
Мария КОТОМКИНА

P.S. Еще в прогнозе 2015 г. (см. «Преференции для конкуренции») мы говорили, что «...для IT- инноваций... мы можем оказаться вообще без платформ развития», и они не смогут конкурировать с аналогичными западными сервисами, поскольку «у них Хъюлет Паккарт, Эпсон, Самсунг, Майкрософт и другие гиганты завязаны на все новшества с «железом» и гаджетным производством, а у нас... нет ничего этого!». Теперь мы видим, что слабая опора на собственное электронное производство разгоняет по миру отечественных программистов. Кроме этого, все наши разработчики используют готовые западные библиотеки программ, привинчивая к ним собственные «бантики», и на этом основании считают этот продукт своим. Наверное, поэтому недавно в Интернете сообщили (газета.ru), что из-за ухода иностранных IT-компаний в РФ может возникнуть переизбыток программистов. Параллельно банки сокращают команды IT–ишников и бюджеты для них. А по сути, умножают угрозу информационной нацбезопасности, плагиируя чужой продукт. Но ведь развитие IT-сферы нельзя отрывать от реального производства. А если его нет, то (это прогноз) – в таком случае репатриировать программистов – пустые хлопоты…