В ЧИСЛЕ ЗАКРЫТЫХ ТЫСЯЧ ОКАЗАЛАСЬ И Я…

Так происходит потому, что Роскомнадзор и Минцифры придумывают (по всем признакам) коррупционные схемы заработка на издателях СМИ
До недавнего времени я считала, что главным подвохом для предпринимателей была наша налоговая. Неоднократно писала, как лично мне блокировали счета и дебетовые карты, взимая один и тот же налог по нескольку раз. Ну, казалось, вот и отбилась я от этих «писем счастья». Но в пандемическом 2021 году, когда наш президент просил чиновников помогать малому бизнесу и не кошмарить его, новым кошмаром года лично для меня стал наш Роскомнадзор. Из своих кабинетов его чиновники давно плюют на все рекомендации Владимира Путина о помощи. И я, на своем примере, могу рассказать как это происходит, поскольку сюжет получается смешным, как в сказке про зайца, у которого была избушка лубяная, а злая лиса из ледяного дома взяла и выгнала косого на холод. Так же и тут. Поддавшись уговорам премьера Мишустина переходить в самозанятые, я в числе многих решилась зарегистрировать свое информационное агентство по написанию IT-программ. Думала, и мой продукт сгодится, не зря же президентские нацпрограммы из каждого утюга призывают принять участие в цифровизации. Но что-то не срослось у «зайцев» с цифрой...

НОВЫЕ ОСТАПЫ БЕНДЕРЫ, ИЛИ «ДЭНГИ ДАВАЙ»!
Вот уже несколько месяцев подряд, чуть не еженедельно, меня бомбят угрожающими письмами чиновники-надзиратели из Солнечногорска. Не знаю, чем я им не угодила. Вроде в политику не лезу, иностранным агентом не состою, блоги на Ютубе не выкладываю. Всего лишь скромно работаю за компьютером, составляю программные алгоритмы и аналитические формулы в рамках своего информагентства. И — на тебе! Письмо от некоего Абрама Соломоновича (имя изменено). Он представился чудо-юристом, который по доверенности взял на себя задачу защищать Роскомнадзор. Оказывается, это я обидела ведомство. Поэтому рядом с копией юридического диплома Соломоныча, нашла иск в местный суд. А в приложении — главное обвинение в том, что я не выставляю плоды своих математических изысканий в Интернете. По объяснению этого стряпчего, Роскомнадзор должен получать всё бесплатно и беспрепятственно. А я два месяца не писала никаких отчетов, то есть, злостно скрыла плоды своей деятельности от всевидящего ока, надзирающего за СМИ и агентствами.
Поначалу я бросилась искать юридические обоснования своей правоты. И нашла в практике правоприменения примеры, что любое агентство НЕ обязано постоянно демонстрировать плоды своих трудов, и должно выпускать информацию по мере ее «изготовления». Да и на самом сайте Роскомнадзора была выставлена информация о том, что агентства, вроде моего, может даже не иметь сайта в Интернете. Так в чем же меня обвиняет доверенный сутяжник?
За консультацией я обратилась к своему знакомому юристу. И он с порога сказал, чтобы я немедля закрывала свое СМИ-агентство, поскольку в судах всегда побеждают чиновники и мне придется оплачивать за них судебные издержки. Иными словами, такая схема выстроилась. Она дает возможность всяким аффилированным правоведам поиметь свою маржу на издержках. Представьте, что такой, написавший мне Абрам Соломонович, направил иски десяткам журналистов и издателей вроде меня. И с каждого должен «снять» свою тридцатку-сороковку. Это, как в ГАИ с камерами наблюдения, которые чиновники арендуют у прикормленных владельцев камер. Сам Путин в прошлом году возмущался такими порядками. А мне почему-то это напомнило Остапа Бендера, который изобретал тысячи способов легких заработков, когда посылал своих подельников, кричавших вслед миллионеру Корейке: «дэнги давай!».
Я, конечно, не Корейко, но закрыть свое агентство под напором простой вымогательской схемы пришлось и мне. Пришлось закрыться, потому что не помогли ни обращения в «Единую Россию», ни к омбудсмену по малому бизнесу, ни в штаб Народного Фронта. Везде меня обтекаемо посылали куда подальше. Никто не хотел связываться с мелочью, вроде меня. Поэтому пришлось оставлять избушку лубяную. А вот статистика закрытия, таких как я. С 2009 года было ликвидировано (разорилось и обанкротилось) более 30 тысяч частных СМИ — треть от 90 тысяч имеющихся на тот момент газет, журналов и агентств. А это значит, что люди лишились рабочих мест. Им нужно становиться на биржу труда, садиться на шею государства с его «щедрым» пособием в 800 ежемесячных рублей, либо тратить свои личные средства на новую переподготовку и поиски работы. А для Роскомнадзора и его окружения эти закрытия оказываются чем-то вроде левого бизнеса, когда даже на разорении можно заработать свои 30 сребреников.
РЕДАКЦИИ, ИЗДАТЕЛЬСТВА КАК НЕФТЬ ЧИНОВНИКОВ
И вот недавно Роскомнадзор снова затеял переписку, — теперь по нашей газете, в которой я сегодня работаю. Сначала они попросили все учредительные документы. Но, когда мы их выслали, начались новые запросы. Оказалось, что, по новым правилам, мы неправильно представляем газету читателям. Подпись главного редактора должна быть полной и содержать фамилию, имя, отчество. Ну, да ладно, подобные мелочи можно исправить. Но претензии составляются так, что в конечном итоге начинают требовать персональные данные, которые и без того были при регистрации СМИ, а значит есть в общей базе по оказанию госуслуг. И это при том, что в прессе постоянно пишут о воровстве персональных данных, которые потом уходят на черный рынок и по ним в банках берутся кредиты с последующей неотвратимой ответственностью за то, что тебя подставили, и тебе придется платить по чужим счетам, разбираться в судах и отбиваться от коллекторов. Я пыталась выяснить, кто же их чиновников устанавливает такие требования, тем более, что прочла на сайте Роскомнадзора, что в реестре проверок нашей редакции не оказалось. К чему тогда упреки, подозрения?
Я бросилась к телефону. Сначала поинтересовалась: получили ли они наши документы? На это секретарша плаксивым голосом (видимо подобные вопросы уже достали) доложила, что никаких бумаг к ним от нас не приходило, хотя я их посылала по почте с уведомлением. А вот на вопрос: кому от нас понадобились персональные данные, никто ответа не дал. И, после того, как меня раз двадцать перефутболили с телефона на телефон, я попала к какому-то начальнику отдела. Тот же поступил проще всех. «Вы не туда попали», — ответил он, и бросил трубку…
Рассуждая о том, почему так не везет нашей прессе, я невольно вспомнила, как регистрация СМИ постоянно переходила из одного ведомства в другое. Минпечати сменило Минкульт. Теперь, на смену им, пришли чиновники Роскомнадзора, работающие под эгидой Минцифры. Прежняя гуманитарная принадлежность сменилась непонятными требованиями к цифровизации и мутными перспективами, которые сводятся лишь к новым денежным поборам за регистрацию, когда уверенно «ставят на деньги». По идее, с приходом «цифры» всё должно упрощаться. Регистрация и перерегистрация СМИ должны идти по принципу одного окна и носить уведомительный характер. Но как раз этого-то и не происходит. И на вопрос: почему так, я нахожу только один ответ. Уже давно соцопросы показали, что наша молодежь в 60% случаях желает стать чиновниками. И чего же тут удивляться, что нынешние, пришедшие в бюрократы, безграмотные и хамоватые жертвы ЕГЭ, заполонили министерства и стали наводить свои порядки, строя аффилированный бизнес на должностях и схемах.
Говорю об этом без всякой натяжки. В интернете вполне официально размещены сайты, предлагающие за деньги трудоустраивать на теплые министерские должности. И вызывает сожаление, почему треп в прессе, что чиновники будут заменяться роботами (вспомните, как Кудрин об этом распинался), ничем не закончился. Почему ничего не делается, чтобы облегчить жизнь издателям в регистрации и контроле их изданий, хотя бы в той же мере, как это сделали с операторами почт или банков? На мой взгляд, это происходит потому, что новая чиновничья поросль все больше углубляется в поиски коррупционных схем и злоупотребления служебным положением, вместо того, чтобы поддерживать журналистов и издателей в их непростых повседневных нуждах.
ПРИЗНАКИ КОРРУПЦИИ ВЗАМЕН ЦИФРОВИЗАЦИИ
В Роскомнадзоре не скрывают своих (по всем признакам) коррупционных схем в их регистрационном и разрешительном бизнесе. И первая, самая простая схема — принудить к тому, чтобы заставить СМИ постоянно перерегистрироваться для внесения совершенно несущественных изменений. Естественно, платно и с постоянно повышающейся таксой.
Вторая схема выливается в организацию массовой продажи через Минцифры электронных ключей для передачи файлов изданий, включая также книги. На взгляд специалистов, это должно делаться бесплатно. А у нас в РФ минимальная стоимость электронной подписи — около 15 тысяч рублей, с учетом ежемесячной абонентской платы. Конечно, этим занимается не само министерство, а его «партнеры по бизнесу». Хотя все эти электронные причиндалы, как уже говорилось, совсем не гарантируют от воровства персональных данных. Так зачем идти на этот риск и отдавать за ЭТО деньги?
Третья схема — заработок на судебных издержках, которые выставляет Роскомнадзор всем, вовремя не среагировавшим на поправки к закону о СМИ. И неудивительно, что при разработке таких поправок не было привлечено вообще ни одного представителя от самих действующих СМИ, как делается во всем мире. Но самое интересное, что у самих чиновников есть право выпускать СМИ вообще без регистрации и в любом количестве. Не потому ли это происходит, что по выражению Путина, чиновники превратились в надменную касту, не подчиняющуюся общим правилам?! И непонятно, почему почти во всех странах считается нормой символическая или даже бесплатная стоимость регистрации, т.к. она носит заявительный характер, а у нас на этом министерские конторы, умудряются делать бизнес, организуя свои «Рога и копыта».
СПЕЦСЛУЖБИСТ СЛЕДИТ ЗА ПУПСИКАМИ,
ИЛИ КАК ВЗЯТЬ НАЛОГ НА ОБРАТНУЮ СВЯЗЬ
Другой «улётный» закон – об организаторах распространения информации (ОРИ). Теперь на самом захудалом сайте, печете ли вы блины, или рассказываете про летающие тарелки, если у вас есть комментарии пользователей, то ваш сайт автоматически включат в реестр Роскомнадзора. Даже если это будет сайт Интернет-магазина игрушек с отзывами покупателей, всё равно вы попадаете в список тех, кто должен платить за организаторство. В случае, если вы отказываетесь от платы, то предусмотрены гигантские штрафы от 300 тыс. рублей, а то и вообще миллионы.
На мой взгляд, такой ужасный «налог» — извращение давно известной большевистской формулы о том, что газета (СМИ) — не только коллективный пропагандист и агитатор, но еще и коллективных организатор. Раньше такие организаторы поощрялись, потому что они обеспечивали обратную связь с читателем (по нынешнему, — клиентом). А теперь, когда все ставится на коммерческие рельсы, обратную связь придумали «облагать платежами».
Эту меру Минцифры вполне можно проиллюстрировать тюремной аналогией. Представьте: вам прописали домашний арест и заставили за свои же деньги купить электронный браслет. Вы скажете, так не бывает. Но именно такую «инновацию» придумали в Минцифре. Но только в ней нет ничего инновационного: все «следилки» списаны с американских, давно устаревших программ, которые неусыпно мониторят ваше благосостояние, динамику бизнеса, маркетинга и прочих продаж. Какая же это цифровизация для СМИ, и какой прок от этого, если мы работаем на заокеанского дядю, давая им даже статистику продажи пупсиков?
Неужели это и есть новая цифровая трансформация прессы?!
Мария КОТОМКИНА