ОЛИГАРХИ НЕ ЖЕЛАЮТ КИПЯТИТЬСЯ

Монополисты России становятся стойкими противниками научно-технического прогресса. Покупая самые отсталые, но сверхдорогие разработки у Запада, они отвергают прорывные отечественные технологии. Так случилось и с барботажными технологиями. С их помощью мы давно были способны решить проблемы мусорных полигонов и глубокой переработки сырья. С их помощью уже могли снизить стоимость электричества до 5 копеек за киловат-час. Это невероятно, но правда. И еще правда, что это никому не нужно...

Более двух лет прошло, как наша газета опубликовала прогноз, насколько безграмотно российские олигархи из госкорпораций принялись решать проблему мусоросжигательных заводов (МСЗ). Это публикация под названием «ДИОКСИНОВАЯ ЛИХОРАДКА НАЧИНАЕТСЯ ЗАГОДЯ» («ПР», №69 (97), февраль 2018 г.) сводилась к тому, что если наши промышленные генералы закупят в Японии устаревшие (уровня 60-х — 70-х годов прошлого века) японские печки, то страна покроется шлейфом экологически грязных выбросов с канцерогенным диоксином и кучей других ядовитых выхлопов из труб, поскольку температуры (их переработки) не хватает для разложения ядов. В качестве альтернативы мы рассказывали о разработанной учеными СССР более дешевой, на порядки (т.е. и в 10 и 100 раз) более эффективной барботажной технологии сжигания мусора в жидком и псевдокипящем расплаве. Она помогает не только избавиться от загрязнений, но и выделить ценное сырье для многих отраслей промышленности. Японцы этого не могут. Зато они дают возможность делать большие откаты для всей структуры Ростеха. Информацию об этом подтвердил наш научный консультант — ответственный секретарь Парламентского Центра нескольких созывов Госдумы РФ Игорь МИХНЕВ. Еще в советские времена он сотрудничал с учеными при внедрении барботажа и рассказал, как этот экологичный и сверхрентабельный метод открыто и контрабандно был внедрен в Германии, Польше и других развитых странах. И только мы, россияне, накопившие почти 100 миллиардов тонн мусора, отвергли выгодный метод, продолжая плодить свалки и технологии, достойные свалки. Почему?
— Уже давно у наших промышленных генералов и олигархов стало правилом — не начинать малозатратные проекты, и не париться по поводу экономии бюджетов, — отвечает на вопрос Игорь Павлович. — Правильно заметил наш президент, что они теперь не внедряют разработки, а осваивают их, и, значит, участвуют в распилах и бонусах, прикрываясь вывеской мегапроектов. А поэтому выбирают «внедрения» понаваристей, побюджетнее, и при этом их совсем не волнует, что они ладят давно устаревшую технику даже не вчерашнего — позавчерашнего дня. Так и тут. Руководители Подмосковья и Москвы хоть и пообещали, что со следующего года уберут все помойки и полигоны из центрального региона, но, судя по прессе, ситуация больше пугает, чем радует. И первым пугалом стали огромные сверхзатраты на проекты. По сообщению СМИ, их «дает» афиллированное от Ростеха микропредприятие, со штатом менее десятка человек. Но какой размах! Каждый устаревший японский завод приобретается за чудовищную цену почти в 100 миллиардов рублей. Всего же таких на Москву, Подмосковье и т.д. требуется 30 МСЗ. Значит, на все это старье придется вбухать более 3 триллионов рублей. А «окупать» эти затраты придется за счет населения, когда в квитанции за ЖКХ впишут повышенный тариф на мусор...
— Многие СМИ открыто говорят, что подобная сверхзатратность является для страны экономическим преступлением...
— А я бы назвал это двойным преступлением. Ведь помимо огромных затрат, не устраняющих ядовитых выбросов, почти треть перерабатываемых по японской технологии отходов ТБО уходит в шлак. Никакое ценное сырье не извлекается. И, может для Японии, где из мусора насыпают новые острова, это в порядке вещей, но для нас совсем не годится. Уже подсчитано, что при такой расточительной практике выбрасывания неотработанных ресурсов их скопится столько, что если всю оставшуюся золу погрузить в вагоны, то мы получим без малого 300 тыс. длинносоставных поездов. Таким количеством вагонов можно трижды обогнуть земной экватор. Зачем Ростех берется за такой мартышкин труд?! Неужто только ради денег?
— Но вы правда считаете, что лишь барботажные технологии могли бы излечить Россию от мусорной болезни?
— Этот вопрос бесспорный. Да и сама такая технология нужна не только мусорщикам. Она могла бы пригодиться очень многим отраслям, где предписана глубокая переработка сырья и более эффективное извлечение полезных, ценных веществ и энергии. Ведь не дураки же иностранцы, буквально устроившие промышленный шпионаж за этими нашими разработчиками.
Барботаж отличается большой пользой и рентабельностью. И им могли бы воспользоваться и металлурги, и энергетики, и химики, и нефтяники, и горняки, и строители и специалисты многих других отраслей. Сама ниша для развития этой технологии могла бы расширяться и расширяться. Так, например, с наложением ультразвука и магнитогидродинамики (МГД) такой метод позволяет на один-два порядка (т. е. в 10 и 100 раз!) повысить производительность многих перерабатывающих агрегатов. В металлургии барботаж плюс ультразвук в сотни раз интенсифицирует скорость пиролиза, окисления и восстановления веществ. А МГД-устройства обеспечивают столь высокую степень разделения (селективность) получаемых продуктов, что не сравнятся ни с какими японскими установками.
— И есть конкретные примеры подобных внедрений?
— Их не мало. Еще в советское время на Енакиевском заводе Минчермета СССР отделение шлака от чистого металла на МГД-установке делалось буквально в течение двух-трех минут. Тогда как при естественной очистке, т.е отстаивании от шлака на это тратилось 10-12 часов.
На Норильском комбинате (барботаж + МГД) в разы повышал извлечение кобальта, тогда как при традиционной технологии в шлак уходило до 65% ценного металла. Иными словами, 2/3 всей руды просто выбрасывали в отвалы (т.е в хвосты). Конечно, сказалось то, что Минцветмет никак не мог согласовать передовую технологию с Минчерметом. Из-за межведомственной нестыковки страна потеряла миллирады рублей прибыли от неизвлеченного кобальта.
Подобные потери наблюдались и на фабриках по обогащению углей, где МГД-обогащение практически кратно уменьшало потери угля (от зашлаковки).
И только в атомной промышленности, куда практически перетекли научные кадры после войны, к МГД-технологиям относились серьезно, чем мы во многом обязаны той быстроте, с которой в Союзе был построен ядерный щит страны, получены ценные материалы для мирного атома и освоения космоса.
— А как барботаж мог бы помочь энергетике? Какой мог бы быть получен эффект с его помощью в сравнении с простым сжиганием топлива и мусора (как предлагают японцы)?
— Когда-то внедрение барботажа в энергетике инициировали сами ученые и изобретатели его открывшие. Это А.Ф.Дьяков, В.В. Мечев и М.Г. Чентемиров. И очень жаль, что глава Ростеха Чемезов не удосужился ознакомится с этой передовой технологией, т.к. тут мы могли бы получить то же кратное возрастание мощностей и снижении себестоимости в сравнении с хваленой, но устаревшей технологией Хитачи, запускаемой по инициативе упомянутой госкорпорации. Нескрываемым позором стало в судьбе барботажных разработок и то, что на этапе их промышленного внедрения многие из них были уничтожены под «чутким руководством» реформатора-энергетика Чубайса. Зато с конца 90-х с помощью наших научно-технических предателей в Китае развернулось массовое изготовление барботажных жидкошлаковых установок. Один такой пром. образец, по чертежам которого строили свои агрегаты китайцы, до сих пор законсервирован в Норильске на площадке Надеждинского мет. завода. На его основе отработали технологию получения «Азерита» (поризованного гравия) и цементного клинкера. А сколько других разработок ушло в металлолом и осталось ржаветь?!
— Но давайте вернемся к энергетике. Что мы потеряли, заморозив внедрения барботажа в этой отрасли?
— Если бы мы завершили запрещенное Чубайсом строительство барботажного модуля на ГРЭС-Несветай с использованием хвостов углеобогащения в Ростовской области, то из углеотходов получали бы: электроэнергию с себестоимостью 5 копеек за киловатт-час, тепло стоимостью 20 рублей за гигакалорию, металл по 250 рублей за тонну, керамзит по 60 рублей за тонну. Сравните эти цифры с нынешними квитанциями по оплате ЖКХ и не падайте в обморок. Но при этом мы потеряли еще и экологичность (т.к. такие технологии обходятся даже без труб) и страна не коптила бы небо ни лишними выбросами СО2, ни ядовитыми дымами, от которых нас не спасут никакие японцы...
Однако и это не все из того, что мы потеряли, положив барботажные технологии под сукно. С их помощью мы могли бы концентрировать и получать летучие редкоземельные элементы — германий, галий, рений и плюс вольфрам и цинк. Это миллиарды долларов упущенной выгоды. А с учетом драгметаллов эффект мог бы быть еще больше. Суммарная стоимость полученных продуктов при барботаже одной тонны отходов нефтепереработки, обогащения угля и других видов топлива может достичь от 60 до 180 тысяч рублей. И вот сравните: при традиционном использовании (сжигании) сырья, — тепла и электроэнергии производится в 33 — 81 раз меньше (всего-то 1,8-2,2 тысяч рублей на тонну).
— Из вашего рассказа можно сделать вывод: наши олигархи и госмонополисты не заинтересованы ни в каком барботаже.
— Они идут в первых рядах его противников по совершенно банальной причине. Гонятся за объемом инвестиций и плюют на всякий технический прогресс, мешающий получать им соответствующие бонусы. Они действуют по старой акционерной схеме, когда все от главных владельцев бумаг до «стоп-менеджеров» ничего не делают, а сидят и ждут свой процент на капитал. Т. е. просто стригут ренту, наплевав на развитие реально прибыльного бизнеса.
— Хочется ругаться...
— И не одному вам. Недавно говорил по телефону с Юрием Щаповым, членом СФ в 1993—1995 годах, а ныне собственником разреза Балахтинский в Красноярском крае, стойкого сторонника барботажа. Он просто матерился, рассказывая, что, продает уголь по два доллара за тонну. Запасы полтора миллиарда тонн... содержание золота 5-6 грамм на тонну, редкоземельных металлов — 3-4 килограмма... Рассказывал, что при газогенерации на жидкошлаковой барботажной установке можно получать синтез-газ стоимостью 5-6 долларов за тысячу куб.м., а население и промышленники продолжают платить и по 74 и по 100 долларов за природный газ, добываемый Газпромом...
Бизнесмен уверял: многие территории и регионы могли бы жить за счет собственного обеспечения самих себя энергией, без всяких газовиков с их дорогущим газом, и за счет извлечения золота и редких земель, многие из которых дороже золота. Он также признался: ему хочется закрыть свое предприятие «так как не с кем поднимать Сибирь и сохранять население»...

P.S. Сегодня в ежегодно добываемых углях, сланцах, нефтеотходах и битумах теряются десятки и сотни миллиардов долларов. Не извлекаются! Поистине мы живем в стране чудес, где могли бы в десятки раз снижать стоимость технологий и получать ресурсы даже более прибыльные, чем наш знаменитый газ. Но кому это надо? Наши денежные мешки и «топы» и так хорошо харчуются...