ОПЯТЬ ГАЙДАР, ОПЯТЬ НАВЕС, ОПЯТЬ ПОДЗУЖИВАЕТ БЕС...

Опять у нас вспомнили о деноминации, то есть о замене старых денежных купюр на новые. И уже одним этим вызвали тихую оторопь у простого народа, который всегда (и небезосновательно) считал любую смену денег ограблением и преддверием краха. Хотя не надо бы власти забывать, что крах всегда сначала наступает в отношении правителей, которые такие меры затевают. Вспомните Хрущева, он сменил купюры-«сталинки» и потом его быстро, но тихо «ушли», отправив доживать и дописывать мемуары на даче. Горбачев провел павловскую реформу, — и вскоре этому великому «общечеловеку» пришлось прятаться на Форосском маяке, а потом распрощаться с постом первого (и последнего) президента СССР. После, по бедности рекламировать израильскую «Пиццу хат» и т.д. При Ельцине — аналогично. Сразу за сменой миллионных купюр на обычные пришлось искать гаранта, который не заставил себя долго ждать. И хорошо, что ситуацию смогли удержать. Но Ельцина не стало...

Так было в политике, а как в самой экономике? В экономике дела оборачивались еще хуже. Ну, прежде всего, действительно повсеместно творилось народное ограбление. Хотя бы потому, что обмен всегда лимитировали, и средства, нажитые большинством по-настоящему непосильным трудом, обращались в прах.
А возьмите самый яркий пример деноминации при конце Союза. Он очень явно поспособствовал развалу экономики, затем — и самой страны. По этому поводу очень хорошо говорит тот факт, что сразу после обмена правители покусились на святое, отобрав все сбережения граждан со сберкнижек. То есть обнулили денежное обращение так, что при Гайдаре полностью упали в доисторические времена, когда дефицит обернулся бартером, и натуральным обменом, когда зарплату платили гробами и унитазами и всем тем, что производили на оставшихся предприятиях. А на рынках-толкучках, в буквальном смысле слова, приходилось менять шило на мыло.
Другой аспект. Подобные развалы всегда кем-то планируются. Так денежный отъем в конце Союза, по мнению идеолога тогдашних реформаторов Егора Гайдара, нужен был для того, чтобы «ликвидировать денежный навес», т. к. этот лжеэкономист считал, что у населения на руках скопилось слишком много денег. Зато, в свою очередь, из-под этого навеса потом стали выползать олигархи, за сущие копейки, т.е. вообще за символическую плату, а то и просто «за так» приватизировали всю собственность большой страны. Тогда это назвали «прихватизацией». Ну, так и сегодня неспроста такой вопрос возник, по мнению известных экономистов, в пору случившегося ковидного форс-мажора — т. е. придуманного спосоа нового передела мира. И опять олигархического, и опять направленного исключительно на отъем денег путем остановки денежного обращения.
Неспроста такую реформу предложил простой брокер с биржи, от, мало кому известной у нас, компании «Альпари», зарегистрированной в карибском Сент-Винсенте и зарабатывающей на электронной площадке денежного обмена «Форекс», то есть от того класса пользователей (юзеров), которые деньги привыкли намывать только через игры и спекуляции на «компе». И для них, что денежный навес снести, что деньги с экрана ветром сдуть, — все едино. Потому что такие спецы живут, едят и спят только в компьютере, и реальной экономики никогда не видели. Зато как хорошо предлагают. Рубль уронить в 100 раз и тогда, как при СССР, доллар будет стоить 60-70 копеек. И при этом указывают, мол, момент самый подходящий, инфляция низкая, всего 3%.
Эта святая компьютерная простота говорит о полном незнании экономики, и того, что инфляцию вообще можно довести до нуля, если любым форс-мажором остановить денежное обращение. А еще проще простого — украсть деньги с помощью обмена-деноминации. И потом рассуждать о патриотизме и о мифическом возвращении — «назад в СССР»! А в Думе вновь подать закон о возвращении вкладов населения (что, кстати, и сделано). И опять замылить украденные триллионы. Вот только жаль: никак не усвоят такие идеологи, что два раза не входят не только в одну реку, но и не попадают под один навес. Второй раз можно и не выползти!..
Сергей ИВАНОВ