ДВА ВОПРОСА ДЛЯ «СТАНКИНА»,

Или как подрезают крылья отечественному импортозамещению, заменяя его... квашенной капустой...
Сегодня, после большой отсидки на карантине перед Россией еще актуальней, чем раньше встал вопрос об импортозамещении, поставленный в связи с санкциями со стороны США и ЕС. Мы видели это в авиа- , станко- приборостроении, семеноводстве и др. отраслях, о которых мы писали. Например, по причине подорванной кооперации с Западом в РФ более чем на 10-летие заморожен запуск серию средне магистрального самолета Суперджет. Теперь в той же авиации задерживается пуск другой другого нового самолета МС-21. Иностранные компании в буквальном смысле слова отрезали лайнеру доступ к так называемому «черному» композитному крылу, которое первоначально шло по кооперации. И теперь наши конструкторы снова вернулись к крыльям из алюминиевых сплавов...

Но оказывается, такие же проблемы с «отрезанием крыльев» препятствуют инициативам почти во всей нашей промышленности. И выясняется, что в первую очередь эти проблемы создают сами наши власти, прежде всего — власти денежно-монетарные. Присланное в редакцию письмо ставит именно такие вопросы...
«Почему итальянская станкостроительная фирма, входящая в госкорпорацию «Энель», продаёт автоматические линии по производству стеклопластиковых труб по всему миру, а московский «Станкоагрегат», где работали многие выпускники «Станкина», смог изготовить только одну линию, и ту благодаря благотворительности со стороны бывшего в свое время мэром Москвы Лужкова?
Ответ простой — банки группы «Энель» (итальянско-российского/уральского/ консорциума) предоставляют кредит покупателям оборудования под 1-2% годовых на 10-15 лет. А вот в остальной России подобная благотворительность оказывается только некоторым предприятиям оборонки и Росэнергоатома, и то лишь предприятиям массового производства. А это ставит нас почти в полную зависимость в станках и агрегатах от Запада. Практически полностью наша страна за 30 постперестроечных лет стала по указанной причине импортозависимой. Но почему так бездарно загубили станкостроение и инструментальную промышленность?
Я думаю, сегодня ответ на этот второй вопрос отсылает нас к вопросу первому. Поскольку даже при объявленных снижениях процентной ставки по кредитам ( т.е. ключевой ставки со стороны ЦБ) наша банковская система остается невероятно жадной к отечественным производителям.
Как рядовой работник еще советского «Норникеля» (флагмана цветной металлургии), я в последнее время все чаще спрашиваю себя о том, почему в стране наметилась нехватка кобальта и вольфрама (для использования в специальных сплавах, инструментах, термических изделиях — в самых широких сферах промышленности)?
Вспоминаю 80-е годы. Тогда после модернизации предприятия нашей отрасли «Тува-Кобальт» (в 90-х законсервированного) мощность производства была увеличена аж! в четыре раза. Но сегодня комбинат, как говорят, мощно встал. В титановых автоклавах квасят капусту и огурцы. Кобальт и вольфрам наша страна покупает в Заире и Китае. А сам «Тува-Кобальт» дважды выставляли на продажу за условную цену в 1 руб., но тоже с условием – чтобы была решена проблема хранения мышьяковых отходов, которые якобы представляют угрозу экологии без должной утилизации, но в конечном итоге , тоже очень прибыльной.
В советское время в институте «Гинцветмет» темой комплексного извлечения ценного сырья занимались наши большие ученые В.В.Мечев и В.Л.Кубасов. Кстати, по учебникам Кубасова училась сама железная леди — Маргарет Тэтчер (химик по образованию). И уважая своего советского учителя, она всегда приглашала ученого на свои юбилеи, иногда даже отдельно от лидеров тех лет — Горбачева и Шеварднадзе.
Кстати, еще в советские времена Кубасовым было найдено простое и надежное решение по отходам мышьяка — сульфидирование серой. Оно, кстати было очень прибыльным. Да и сегодня утилизация серы не потеряла своей актуальности и не утратило прибыльности. Хорошие деньги за нее дают, и газовики и нефтяники...
Кстати, если говорить о мышьяковых «хвостах», считающихся отходами, то в них содержится значительное количество золота, платиноидов и редкоземельных элементов, цена которых кратно превосходит стоимость кобальта. Иными словами и тут (на отходах) Россия могла бы озолотиться! Но почему бы не использовать подобные решения на возрождение нашей индустрии и станкостроения, рассказ о котором я начал в своем письме?
Этот (окончательный) вопрос я задаю, потому что в последнее десятилетие «Станкин» стал кузницей кадров для Правительства РФ. И, если бы наши власти занимались удешевлением денег для инноваций, то проблема с импортозамещением давно бы была решена. Но тут встает другой вопрос: как преодолеть жадность наших банкиров, да и вообще олигархов, которые пока не хотят делать послаблений для развития России?!
Игорь МИХНЕВ,
ответсек Парламентского центра
«Кооперация и социальный прогресс»

НАШ КОММЕНТАРИЙ & ПРОГНОЗ
ЖАДНОСТЬ – СЕСТРА ПРИМИТИВА
В ситуации, описанной нашим автором, сегодня можно выделить несколько важных аспектов. Жадность, как патологическое чувство современных капитанов промышленности, стало хроническим признаком российского монополизма. Наши денежные власти стали тупеть, потому что в советской школе плохо учились, а, закончив разные гарвардские курсы, забыли, что инновации можно находить прямо под ногами и вокруг себя. Т. е. в недрах, которыми так богата Россия и в недрах людских — в тех людях, которые — сами по себе капитал, но бегут из России, не находя творческого применения ни в одной отрасли. Мы об этом писали много и, в частности, в одном из прогнозов с говорящим названием «Экономика бездумной жадности» (см. архив «ПР»). Жадность у нас идет по всем фронтам — от административного, денежного до производственного и коммунального монополизма. А сам монополизм, после всех приватизаций и оптимизаций настолько изрядно впал в тупость, что, в свою очередь, теперь у него застит глаза на новые возможности для инвестиций и всякое прочее развитие, кроме, разве что мегапроектов и вечно «сырых» нацпроектов, изрядно и монотонно разоряющих Россию. Монополист считает: есть кусок — ему и хватит! А возможным конкурентам, даже выдуманным, — ни рубля, ни крошки! Забылась старая хорошо планируемая в СССР комбинтовская структура комплексного использования сырья, ресурсов вовлечения территорий и производительных сил. Провалены стратегии типа «2020» и заранее обречены на провал столь же «стратегические» фантазмы «2030». А обречены по простой причине — их писали услужливые, но плохо образованные люди из правящей партии и те, кто имеет принадлежность к нашему доморощенному и теряющему квалификацию монополизму. И, если раньше в генеральных, стратегических схемах развития страны участвовали ученые разных рангов от Академии наук, до отраслевых НИИ, не забывая силы практиков и творческих коллективов с изобретателями и рационализаторами. А теперь, где они? Ау? Рационализаторство выливается лишь в сплошные оптимизации, монетизации, проекты с наименования «мега» и еще более тупые подражания Западу с инвестиционными диверсиями, которые сегодня почему-то называют «инвестиционной составляющей».
Открылись глаза и на то, что сегодня надо менять подход к сверхдорогому и бестолковому патентному и авторскому праву в РФ, запущенному в свое время бывшим премьером г-ном Медведевым, тихо ушедшим в потаенные коридоры властного созерцания. Но запущенные худшие образцы развития по западным калькам, настолько плохи, что для них не хватит ни одной регуляторной гильотины, приготовленной тем же экс-председателем правительства напоследок.
Ну и главный вопрос, почему мы дошли до жизни такой? И ответ- потому что мы совершили подрыв российского образования, особенно школьного. Этот фактор начал сказываться сегодня в общем отупелом ступоре в развитии страны по всем азимутам. А ведь было время, когда российские патенты Запад воровал даже у наших школьников. Зато теперь понятие об инновациях в силу безграмотного подхода к преподаванию, особенно естественных дисциплин, становится главным тормозом российского развития. В свое время наш выход (в пору СССР) в космос сами американцы приписали тому, что у нас школьное образование было самым лучшим в мире. А теперь — мы даже не как все. Мы упали в серость и забыли, что у нас была рождена парадигма образования замечательного педагога Курбатова, способная открывать в простых детях таланты и давать выпускникам школ настоящие крылья, не знающие препятствий для дерзаний.
А теперь крылья подрезаны. Мы вынуждены писать письма о том, что потеряли и продолжаем терять. — О жадности к человеческому капиталу. О том, как низко стал цениться у нас человек труда и поиска... А потому капусту квасим в автоклавах из титана...