ТРЕУГОЛЬНЫЕ ДЕЛА ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Экономические отношения Китая-России-США необычным образом завязались в треугольник, представляя новые подходы в мировой пространственной экономике и необычную интригу для политиков и экономистов...
Среди главных игроков нашего геоэкономического расклада западные модели представляют американские корпорации. Их поведение диктуется законами открытых рынков, конкуренцией и отбором наиболее удачных инвестиций. Вторая сторона проявляет тенденции к единой (часто централизованной) глобальной модели со сбалансированной логистикой и равенством отношений в частном партнерстве. Этот сценарий КНР показал между тем наиболее успешные примеры экономического роста, превосходящего мировые темпы. Ну а третью сторону в этой полицентричной связке представляет Россия, продвигающая идеологию энергетической державы. Описанный треугольник, как очевидно, отнюдь не равносторонний. Противоречивые интересы и разные экономические уклады предопределяют неравномерность пространственной «геометрии»...

ПОСЛЕДНИЙ «СКАН» СОБЫТИЙ НАШИХ ДНЕЙ
...Казалось, совсем недавно американские корпорации высадили в Китае свой передовой десант, который должен был обеспечить им экспорт передовых технологий. К этому побудила дешевизна китайской рабочей силы. Но, как показало время, расчет был правильным. Симбиоз западного капитала с восточным трудом оказался удачным и помог качественному перерождению самой Поднебесной. Сказался потенциал огромного демографического резерва вкупе с привычным трудолюбием народа и большими инвестициями. А поэтому еще вчера отсталая страна вернула себе древнюю славу мировой фабрики товаров и вышла на лидирующие позиции глобального игрока, заодно став достойным партнером всего Запада.
Вторая сторона треугольника представляет российско-китайское взаимодействие. И также помогает преображению Китая. Прежде всего, в обновлении энергетической сферы. Долгие годы преобладавший в КНР угольный ресурс (еще и сегодня пугающий картинами смога) теперь сменяется чистым газовым потоком из РФ «Сила Сибири». А статья нефте-газового импорта стала заметным стратегическим направлением торгового взаимодействия с Россией. Товарооборот наших стран в 2019 г. составил рекордные $110 млрд., а к 2024 года его намечено удвоить.
Дальнейшие ставки отношений РФ-КНР делаются на расширение обменов в области высокотехнологичной продукции и товаров сельскохозназначения. Хорошо развивается и прежде успешная кооперация в атомной энергетике и аэрокосмической отрасли. Дальнейшее обоюдовыгодное стратегическое партнерство по этим направлениям имеет ясные перспективы для более качественной оптимизации...
Однако, не обошлось без проблем. Очевидные трудности сегодня все больше появляются с американской стороны треугольника. Последнее торговое противостоянии штатов с КНР особым образом переплелось с политическим противостоянием американцев с Россией. Пресловутые торговые войны и санкции укоротили многие векторы взаимодействия. Но какова картина в целом?
СЕКРЕТ УСПЕШНОЙ ЭВОЛЮЦИИ КИТАЯ
Сегодня более 170 стран мира инвестируют свой капитал в экономику Поднебесной. Под действием направленных сюда потоков страна развилась так, что сама стала глобальным инвестором. И теперь почти не существует такого региона, в который она не вкладывала бы свои средства... Африка, Ближний Восток, ЕС, Латинская Америка, Россия, США и другие государства теперь хорошо воспринимают китайскую модель развития. А в силу того, что Китай является крупнейшим в мире получателем иностранного капитала, его экономика прочно встроена в мировое хозяйство, а рост как бы заведомо запрограммирован на долгосрочную перспективу, чему во многом помогает продолжающийся сюда перевод подразделений иностранных компаний, занимающихся НИОКР. Да и сама такая передача стабилизирует внутренний рынок КНР на сумму переданных технологий.
Устойчивости китайской экономике добавляют также факторы ее оптимизации. Расширение внутреннего рынка помогает наращивать потребительский спрос, а гибкое изменение законодательства — умело маневрировать с системой субсидий и квот. Именно такой маневр подтолкнул китайцев к полному отказу от дорогого американского сжиженного природного газа в пользу более дешевого российского, дающего конкурентные преимущества в силу дешевизны.
Сегодня новые экономические связи и инициативы Китая начинают менять уже и мировую логистику. Особо показателен тут большой китайский проект «Один пояс — один путь». Он обновляет глобальную транспортную и инвестиционную инфраструктуру, к которой готовы присоединиться многие государства. Глобальность замыслов приводит к тому, что КНР теперь сам стал поставщиком технологий. На внешние рынки уже выходит его продукция аэрокосмической отрасли, ядерные реакторы, робототехника, новые нано-материалы, биофармацевтика и другие группы востребованных товаров. И если вспомнить о нашем геоэкономическом треугольнике, то можно увидеть, как сильно, прямо на глазах он меняется. Партнерство с Россией заметно влияет на вектор США-Китай. Новая политическая конъюнктура во многом может повлиять на исход торгового конфликта американцев с Поднебесной в пользу китайцев. А сама сумма событий может изменить будущий расклад фондовых и финансовых рынков.
ТРАНСФОРМАЦИЯ НЕ ПО ЛЕКАЛАМ США
Многие аналитики сходятся во мнении, что в данном конфликте глобальных интересов переформатирование потоков капитала исподволь происходит не в пользу США. Многие также считают, что американские экономисты ошиблись в том, что по-прежнему рассматривают предприятия КНР в качестве приложения к иностранным площадкам для сборки товаров. Треугольник давно поменялся не только по форме, но и по сути. И хотя еще вчера компании США использовали КНР в качестве подсобного цеха и главного рынка сбыта своей продукции, теперь все стало по-иному. Новые цепочки реэкспорта с участием иностранного капитала нередко меняют игроков местами. И, как часто бывает, ученик превосходит учителя. Не в последнюю очередь это связано с тем, что Китай умело использует преимущества плановой экономики, т.к. большинство кредитно-денежных учреждений тут оперативно контролируются и управляются государством, а внутренняя локализация заимствований приводит к их замещению на собственной качественной основе. Естественно, все это изменяет баланс прежней кооперации и логистики не в пользу США. И теперь в поисках дешевой рабсилы многие производства самого Китая переносятся в другие страны с более дешевой стоимостью труда (во Вьетнам, Бангладеш, Эфиопию и др.). Так Китай, прошедший эту школу у американцев, теперь повышает свою конкурентоспособность на внешних рынках.
Стимулом для описанной такой рокировки стала хорошо развитая инфраструктура китайских промышленных регионов. А выгодные условия для инвестиций в КНР не потеряли былой привлекательности для самих американцев. Возьмите ту же IТ-индустрию и вы увидите, что Apple по-прежнему делает упор на сотрудничество, наращивая мощности производства все новых китайских смартфонов, несмотря на политические давления и эпидемии короновируса. Аналогично идет рост выпуска автозапчастей, которые сегодня поставляются для половины всех мировых автогигантов. И никакое торговое противостояние не останавливает американские компании от выгодных инвестиций. А большой внутренний рынок Китая, умелая диверсификация и дешевая себестоимость по-прежнему сохраняют инвестиционную привлекательность региона. Хотя из минусов можно выделить зависимость Поднебесной от инновационных разработок и от растущей потребности в энергоресурсах. Но и это компенсируется тем, что новшества осваиваются в течение считанных недель и месяцев. А энергетическая подпитка из РФ быстро снимает ресурсную проблему.
И еще заметный нюанс: соперничество США и Китая возникает не на почве экономики, а все больше — в военно-политическом соперничестве. Они возникают, как обострение застарелых проблем в борьбе за доминирование в Индо-Тихоокеанском регионе и Ю-Китайском море (и за контроль над торговыми путями) после наращивания Китаем современных вооружений и активного освоения космоса. Но теперь многие аналитики отмечают, что теперь появляются шансы и для иных решений. И многие искренне надеются, что негатив будет сниматься с помощью бизнес-дипломатии и разумных компромиссов.
БЕГ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ — К ВЫХОДУ ИЗ КРИЗИСА?
В этой связи вернемся к рассмотрению другой стороны треугольника: России — США. И тут увидим, что, несмотря на множество санкций против РФ, деловые контакты между странами также не останавливаются. Российские компании продолжают деятельность в США, и аналогично ведут себя американские партнеры в РФ. — Совместно работают по космосу, в фарминдустрии, производстве автомобилей и других сферах.
И опять сходство: проблемы вырастают преимущественно не из экономических, — из политических разногласий. Из-за них происходит разбалансирование треугольника. Отсюда — замедление торговых отношений (чаще по причине непринятия политических решений, касающихся третьих стран). Поэтому для расширения инвестиционного сотрудничества сторонам целесообразно отвлечься от тупиков в отношениях, более тщательно наметить освоение отраслевых рынков и их защиту. Это актуально для всех, т.к. изматывающие торговые споры ухудшают движений капиталов в глобальном масштабе, зачастую перерастая в борьбу на истощение. Но кто в выигрыше? Тактически, вроде бы побеждают американцы. Но стратегически тарифная война (с притоком денег, не имеющих равноценного товарного обеспечения) ведет к инфляции и росту цен в США, ощутимому сегодня для многих слоев населения. Так зачем же затевать трения с заранее известным исходом?
Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны вспомнить о циклическом характере экономических обострений. Сегодня их принесли волны мирового финансового кризиса. И видно, что в КНР его быстрее других научились смягчать путем более четкого, чем у партнеров перспективного планирования. Это предопределяет перестройку системы хозяйственных связей. Наверно, поэтому многие экономисты уповают на то, чтобы совместные планы больше интегрировались в информационные технологии, цифровизацию и результаты новой интеллектуальной революции внутри всего описанного треугольника. Все верят, что при таких условиях спад мировой экономики может перейти в стадию устойчивой ремиссии. И потребности мировых рынков начнут набирать силу, цены на нефть обретут стабильность, а поставки в отраслях индустриальной группы восстановятся.
Не грех повториться. Речь о переходе к научно обоснованному плановому развитию совместных сфер и во имя роста общественного блага, исключающего военное противостояние. Многие в этом видят ренессанс рыночной экономики, вполне реальный для преодоления кризисного застоя.
Артур ЦАПЕНКО,
собкор «PA NY» в Москве,
Владимир ЧЕРНЫЙ,
доктор физ-мат наук, профессор

НАШ ПРОГНОЗ. ЭКОНОМИКА «БОЛЬШУЩИХ» ЧИСЕЛ
«Треугольные проблемы» современного глобализма как-то сами собой переходят в область экономики больших чисел. Дело в том, что пространственная экономика всегда стремилась к оптимизации связей по многим своим параметрам, которые с начала прошлого века включали их в, так называемые, «локационные треугольники», описанные учеными-экономистами Лоунхардтом и Вебером. И как тут не вспомнить о необходимости оптимизации и нашего треугольника, если его логистика перегружена настолько, что цена единицы товара для США, ЕС и РФ сегодня на 80% состоит из стоимости перевозок. Примерно такую же цифру составляет и нынешняя капиталоемкость единицы товара. А значит, в этих непомерных тратах сегодня кроется причина срывов экономического роста, в любой момент готового спикировать и войти в штопор очередного кризиса при неблагоприятных условиях. И само собой, такому падению реально «помогают» различные эмбарго, санкции и прочие давления. Поэтому в торговой войне побеждает вполне значимый АЛГОРИТМ ОЧЕВИДНОСТИ, смысл которого еще в прошлом веке описал другой знаменитый европейский ученый — математик и философ Гуссерль. Такой алгоритм (выражающийся в ухудшения мировой логистики товаров и капиталов) очень напоминает аналогичные перевозочные кризисы ХIХ века, когда борьба шла, скажем, при конкуренции за обладание Суэцким или Панамским каналом, в котором, правда, были другие участники. Но осталось и сходство. Оно в том, что, как тогда возникают угрозы блокады традиционных морских путей. И в этой ситуации на первый план выходит новый маршрут, открытый Россией. Он называется Северным морским путем (СМП), чудесным образом в два-три раза сокращающий время доставки товаров в ту же Европу товаров из Китая и других регионов в сравнении со всеми, известными ныне маршрутами.
Сегодня за такой алгоритм очевидности хотят «зацепиться» многие страны, потому что преимущества снижения себестоимости (а значит и роста прибыли) очевидны и понятны каждому. А заодно выгодны и в смысле сокращения, так называемого, углеродного следа, который сегодня пытаются отловить в конечной цене любого полезного продукта. При СМП такой СО2-след тоже вдвое — втрое меньше (т. е. на 200-300%, а не на жалкие единицы %) и снимает риск глобального потепления, про который уже давно устала говорить сердитая девочка из Швеции Гретта Тумберг.
Ну и про конечную цель оптимизации «треугольной экономики», к которой призвали наши научные обозреватели, тоже надо сказать. Самое лучшее было бы, если б описанная фигура обходилась без очень острых и очень тупых углов. Потому что такие аномалии всегда вредят другим алгоритмом очевидности — тем, что портят не только мировую логистику, но и способны так переформатировать мировую экономику, что могут вообще сплющить треугольник в сплошную линию, и тем самым усилить наметившиеся маршруты США на один сплошной меридиональный путь развития (известный не только эгоизмом доктрины Монро, но и вообще большой потерей друзей и партнеров). Конечно, сочувствующие Америке найдутся, наверно и тут. Вполне возможно, к штатам примкнет старая добрая Англия. После Брексита она вполне созрела, чтобы стать новым 51-м штатом. Но в таком случае будет поставлен крест на самой «экономной экономике», какую один раз уже потеряли после того, как запустили разрушение СССР. Только теперь в роли союза могут оказаться другие субъекты бизнеса, тем более что предпосылки для этого давно налицо...