КИБЕР-ТОРМОЗИЛЫ С ИИ-ПОЧТЫ!.

Вот уже несколько месяцев, как в «Почте России» внедрили искусственный интеллект (ИИ). Да только внедрили, видимо, очень плохо, и, похоже, по рецепту наших либералов-реформаторов, которые постоянно говорят, что им не нужны ни программисты, ни умные IT-ишники. Возможно поэтому, в мозги данному ИИ элементарно что-то не дописали, и у него, как говорят, совсем крышу снесло. Разумеется, видя такую кибер-беспомощность, сразу активизировались мошенники. СМИ и Интернет стали сообщать ужасные вещи. По всей РФ на почтах началось массовое воровство содержимого посылок (lenta.ru, akket.com и т.д.). Сортировочные центры и отделения превратились в очаги картонных Джеков-потрошителей. А высокое почтовое начальство принялось уверять, что за действиями сотрудников они ввели новый усиленный контроль. Вот только порядка опять не получилось. Почтовый ИИ стал «дурить» пуще прежнего. После того, как посылки стали терять должный учет, за потерявшим зрение всевидящим (а, вернее, вконец ослепшим электронным) оком, на почтах, как в докибернетические времена, стали возвращать контроль в старом добром ручном режиме. И, сколь дикими не казались сообщения о «потрошителях», грабивших отправки из Китая и Таиланда, грабеж дошел и до нас — российских отправителей. Поэтому и взялась я разбираться, т.к. меня это коснулось напрямую...

Сегодня прошло пять дней, как из нашей «Почты России» пропала моя посылка. По старой привычке, надеясь, что почтовые операторы всегда помогут, я и на этот раз решила к ним обратиться. Но как прежде, не получилось. Отправление пропало окончательно и бесповоротно. Будто испарилось. Сначала я подумала, что мне поможет так называемый трек-номер, который выдается при регистрации каждого отправления, чтобы отследить, как оно проходит по базе. Но след моего трека так до сих пор и не обнаружился...
ОПЕРАТОР СГОВОРИЛСЯ С РОБОТОМ
Такого раньше не было. Поэтому, первое, что я сделала, — позвонила на горячую линию почты. Искусственный интеллект (тот самый ИИ, с которого все началось) вполне обычным женским голосом попросил сказать о том, что именно мне нужно. И я сразу формулирую, мол, помогите, у меня украли отправленную посылку. А он(а) в ответ: «Назовите ваш трек-номер». Я, понятное дело, называю. Ну, думаю, сейчас передадут по инстанции какому-нибудь доброму роботу Федору, и он все разыщет, всё поставит на свои места...
Не тут-то было. Информационный фантом снова переводит меня на оператора, и я почти падаю со стула. Вежливый голос снова просит: «Пожалуйста, назовите ваш трек-номер».
Скажите, для чего было нужно это пятиминутное очковтирательство, если робот, только и умеет, что рассказывать сказку про белого бычка? Кому нужна эта имитация роботизации?
...Оператор тоже ничем не помог. На просьбу дать телефон руководителя почтового отделения сразу — отказ со ссылкой на то, что «телефоны они теперь никому не дают».
Я не хотела сдаваться, и в поисках новых вариантов решения набрала телефон дирекции почты России. Там секретарша мне рассказала, что телефоны всех их отделений уже давно просто-напросто ликвидированы. «Зачем вы это сделали?» — кричала я в трубку. Ведь, если раньше можно было хотя бы узнать: ушла ли и куда попала твоя посылка, то сейчас никто уже не объяснит тебе ничего внятного, и ничего не скажет, кроме глупого ИИ-попугайского: «назовите, пожалуйста, свой трек-номер...».
Еще несколько раз, бесполезно вступая в разговоры с порочным кругом ИИ-идиотизма, я плюнула на всё и полезла в Интернет. Но, Боже, — лучше бы я этого не делала. Потому что узнала про будущее нашей почты такое, что даже разговор с ИИ мне показался детским лепетом в сравнении со страшными планами, какие озвучивают ведомственные сайты, блогеры и различные сетевые форумы. А больше всего ошеломило первое сообщение о том, что у нас на почте (и по почте) собрались продавать (я глазам не поверила) — ВОДКУ! Рядом с этой новостью померкли даже сообщения о том, что на месте всех почтовых отделений теперь появятся магазины с дешевыми китайскими вещами Fix Price, и известия про то, что почтальоны теперь будут по совместительству совмещать должности фельдшеров и медсестер. Мне показалось, что все эти ИИ писались не совсем здоровыми людьми, которые не то обкурились вредных вейпов, не то оглохли от звона водочных тостов, чокаясь большой граненой посудой, раз им такие «стакановские» многостаночники привиделись?!
УЛЮКАЕВЦЫ ПОШЛИ В АТАКУ
Но это еще не всё, ребята. С 1 октября 2019 года, можно сказать, произошла российская почтовая революция. А всё потому, что это только большевики помимо банков и телеграфа призывали еще и брать почту. И вот — взяли. Теперь в официальном сообщении это уже не госпредприятие, а АО, т.е. — акционерное общество. И никто тебя, народ, не спрашивал, хочешь ли ты такой новации. Никто не проводил ни референдумов, ни опросов населения, как рекомендовал делать в подобных случаях наш президент.
Узнала я и то, что нынешним директором Почты России стал Николай Подгузов — бывший подчиненный известного всем министра-поэта и коррупционера Улюкаева, а точнее — бывший его заместитель.
Этот руководитель поистине модный денди-блогер. Сидит себе в интстаграме, рассказывает о своих подвигах в забегах, футбольных матчах и прочих мероприятиях. Ему вторит интернет издание The Insider. Особо интересно, как он приобрел апартаменты в Москве в «особняке Тюдоров». Очень познавательно было узнать про эту королевскую династию. При ней произошли экономические реформы огораживания и обнищания значительной части населения Англии. А у нас новые русские Тюдоры тоже почту от народа отгородили. Зато про себя не забыли. Стоимость жилья этого улюкаевского последыша превышает 100 годовых доходов высокопоставленного руководителя. Интерьеры особняка проектировал племянник британской королевы, служба консьержей обеспечивает жителям «пятизвездочный сервис», а детей можно отдать в частный детский сад, «аккредитованный Кембриджем»…
Ну, что еще сказать про новое почтовое огораживание? Я вспомнила, как отправляла посылку по почте на Войковской. Тут работает всего один оператор, тезка и ровесник Феликса Эдмундовича. Но это не тот Феликс, не железный, о котором из истории мы знаем как о защитнике обиженных. Но кто ж теперь найдет мою украденную посылку? Вот нам бы воскресить такого Феликса!..
Мария КОТОМКИНА