ЗОЛОТОЙ КЛОНДАЙК ИЗ ПОДМОСКОВЬЯ

По оценке ученых, в промышленных отвалах России, остающихся от добычи сырья (в так называемых «хвостах») накоплено не менее 100 тыс. тонн золота, платиноидов и редкоземельных элементов. И, судя по документам, это золото вполне успешно добывали не только в пределах северных широт, но даже в столичном регионе на знакомых всем остатках гравийно-песчаных карьеров. Этот способ мог бы вполне реально пополнить казну России, особенно в условиях, когда все страны, поняв «надувную» природу доллара, вновь стали биться за металл, вдруг потерявший в кризис прозвище «презренного». Изобретатель и рационализатор Игорь Михнев, имеющий несколько патентов, рассказал о таком новом способе добычи драгметалла (его успешно испытали под руководством замминистра Минкомхоза Подмосковья Н.В.Бакушина еще в 90-х) и напомнил об эффективной технологии в своем письме президенту РФ. Однако, в президентской администрации, видимо, не пожелав услышать новатора, вежливо послали его куда подальше. А он, возмутившись таким «приемом», взял и написал об этом в редакцию, переадресовав нам копию своего письма главе государства и заодно обнародовав бюрократическую историю чиновных «посылов» и «отсылов». Перечитаем и поймем, как было дело...

А было так. Изобретатель посмотрел по телевизору встречу Владимира Путина с работниками НПО «Энергомаш» им. Глушко в день космонавтики. Воодушевленный тем, что глава государства адресовал исследователям много правильных слов о научно-техническом развитии и в своей президентской речи предложил выделить 30 млрд. рублей на организацию Национального аэрокосмического центра, Михнев, как бывший работник «Энергомаша», сел писать письмо поддержки президенту. Но, кроме всего прочего, будучи неистребимым технарем и автором многих изобретений, решил поделиться с президентом своими мыслями о том, где помимо бюджетного финансирования можно добыть средств на развитие космонавтики, если приложить к сему еще и голову...
Задав вопрос: какие возможности для этого имеются, автор сам предложил вариант уже испытанного изобретения. В частности вспомнил и то, что после армии (а служить пришлось в ГДР, где работал в то время и Путин) он длительное время отдавал долг Родине на Норильском комбинате, продукция которого в значительной степени шла на оборонку и космонавтику СССР.
Зная о «Норникеле» не понаслышке (и напомнив, что комбинат продает сегодня ценных металлов более чем на 16 млрд. долларов США, и имеет чистой прибыли около 6 млрд. долларов), Михнев сообщил, что сам является акционером компании. И поскольку считает себя «гражданином и патриотом, то согласен, чтобы ежегодно «Норникель» дополнительно отчислял не менее 10% своей чистой прибыли на программы организуемого Национального аэрокосмического центра, об инициативе создания которого рассказал президент.
Автор выразил надежду, что его «поддержат работники и акционеры РАО «Норильский Никель», в том числе и господа Потанин и Дерипаска». Но кроме этого, (на наш взгляд, самым рациональным зерном письма изобретателя) стало его предложение: «можно обойтись и без благотворительности, если использовать драгметаллы, редкие и ценные компоненты, накопленные в хвостах (т. е. складированных отходах комбината, — ред.), остающихся от добычи и переработки многих видов полезных ископаемых». Это, как сообщил Михнев, и позволяют сделать «технологии утилизации, законсервированных в НИОКР ещё в советское время».
Изобретатель обнародовал: только «в хвостах обогащения Норильского комбината содержится не менее 15 тысяч тонн золота и платиноидов». Более того, что и другие отходы (хвосты), оставляемые в карьерах от добычи обычного песка и гравия также могут быть использованы для рентабельного выделения золота, платины и редкоземов. В качестве наглядного примера он привел данные, что даже «в Московской области на песчано-гравийных и фосфоритных карьерах в шламах отмывки от глины сегодня находится около 1,5 тыс. тонн добротного золота» (для наглядности — это половина полносоставного грузового ж/д поезда, — ред).
Изобретатель сообщил, что испытания установки по добыче золота уже давно доказали свою эффективность. Эксплуатация опытно промышленной установки на песчано-гравийных карьерах Подмосковья, согласно его письму, показало, что содержание золота в хвостах гравиемойки 5- 6 грамм на 1 куб. м... А в шламах отмывки песка (количество золота) вообще доходит до 50 грамм на 1 куб. м. Михнев отразил статистику добычи в специальном приложении к письму, указав, что испытания проходили в начале 90-х годов уже прошлого века. Единственным упреком в его рассказе было то, что по непонятным соображениям «прежний губернатор Мособласти еще в 1992 г. запретил работу по переработке хвостов из-за не совсем понятных причин. А итогом недоумений стали вполне справедливые слова о том, что «такие запреты встречаются на удивление практически во всех подобных случаях по всей России». Однако правильно ли делают чиновники, отписываясь и отмахиваясь от технологий, которые (буквально) могли бы озолотить Россию?
Обоснования Михнев привел более чем солидные. «По укрупненной оценке института минерального сырья (ВИМС) им. Федоровского в Российских отвалах накоплено не менее 100 тыс. тонн золота, платиноидов и редких элементов, цена которых иногда значительно выше стоимости золота, но предприниматели пока интереса к переработке отвалов не проявляют и ведут себя по принципу «и сам не ам, и другим не дам».
Есть от чего сокрушаться, ведь социализма уже давно нет, зато многие элементы порочной административной системы усилились настолько, что реально мешают использовать производственный и ресурсный потенциал страны... Приблизительная стоимость невостребованных ресурсов техногенных месторождений ныне колеблется от 5-ти до 10-ти трлн. долл. и даже частично их никто не пытается использовать...».
В конце письма автор выразил надежду «на понимание» и «конструктивное сотрудничество (со стороны президента), а также на привлечение при (президентской) поддержке ветеранов НИОКРа для реанимации уникальных проектов, законсервированных в информационной базе бывшего Госкомитета СССР по науке и технике (ГКНТ), а также в архивах вузов и уцелевших НИИ».
В заключение ветеран-изобретатель напомнил, что «многие отечественные разработки, доведенные до стадии промышленного внедрения, не имеют мировых аналогов, а в массовом производстве не были использованы лишь по причине нехватки материальных и финансовых ресурсов».
Автор заранее поблагодарил президента «за понимание», выражая надежду на то, что золотой Клондайк, лежащий под ногами, может быть поднят с помощью проверенных технологий... Но в ответ получил отписки чиновников, где формализм доходит до идиотизма.
Поэтому в приписке к письму Михнев пожаловался, почему чиновники не понимают и не учитывают того, что у Путина еще в 90-е годы была написана диссертация о рациональном использовании сырьевых ресурсов. «Ну, разве не важно поднять золото из под ног, чтобы использовать его для блага страны и ее экономики?!.»

НАШ КОММЕНТАРИЙ & ПРОГНОЗ
ЗОЛОТАЯ ПРОБЛЕМА ДЛЯ ПУТИНА
Действительно, экономическая диссертация у Владимира Путина вполне серьезно написана на тему: «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях рыночных отношений». И сразу поставим вопрос ребром, почему наш президент, совершенно правильно актуализируя стратегии планирования, допускает, так сказать, отсрочки в решении этого вопроса, будто не замечая вину за это олигархов и их братьев-чиновников? Первый раз такой «урок лояльности» был проявлен к известному «алюминиевому отличнику» Олегу Дерипаске в не забытом еще нефелиновом Пикалеве, едва не исчезнувшем по его (и его друзей-соперников) вине. Уже тогда, сломав схему, наработанную Академией наук союза по комплексному использованию нефелинового сырья (а из него получали и алюминий, и цемент, и соду, не считая другой сопутствующей продукции), Ленобласть потеряла градообразующую, самую рационально обоснованную комбинатовскую структуру. А что потом? Знаменитый олигарх-отличник сдал свою приватизированную отрасль на откуп американцам, и, желая компенсировать убытки, начал клянчить помощи у бюджета. Хотя в своей вотчине он давно уже потерял комплексную основу переработки, поставляя лишь дешевые, так называемые, чушки первичного алюминия. Некоторые СМИ даже ставят в вину этому передовику алюминиевого фронта нынешнее затопление в Иркутской области, по причине усиленного сброса вод из плотин — чтобы повысить мощность всего принадлежащего ему каскада ГЭС, при этом удешевить производства крылатого металла. Ну что поделаешь, не получилось... А казна? Неужто, снова всё возьмет и просто спишет?
НУ, ЧТО ЗА ЧУШЬ, КОГДА ВСЕ ДЕЛО В ЧУШКАХ?..
На наш взгляд, с золотой, платиновой и редкоземельной эпопеей подобных историй сегодня «попускать» уже никак нельзя. Но они, что называется, давно и исподволь пишутся руками не менее гораздых на обещания (чем Дерипаска) личностей. Еще с премьера Медведева у нас пошла активная наработка золота. Но отсутствие взаимодействия схем полного цикла приводит к тому, что и здесь аффинажных мощностей у нас в России не хватает. И по-прежнему мы сами себе подкладываем свинью, — вернее — чушки. А полный цикл — доведения до аффинажа — довершаем только с помощью социалистического Китая. Спасибо вчерашним братьям по классу. А если бы их не было?
Однако с редкоземельными металлами (а это сырье для всей современной электроники, умных вещей и технологий) все обстоит гораздо хуже. Эти металлы — сегодня основа своего конкурентного производства. А мы его так и не наладили, хотя таких «земель» имеем больше всех в мире, но опять импортируем их из того же планового КНР. Не помогли обещания других своих отличников производства из Ростеха в союзе с министром Минпромторга Д. Мантуровым. Их команда уже давно обещала вывести редкоземы на экспорт. И ничего — по-прежнему львиную долю тантала, ниобия, бериллия и прочего иттрия ввозим из того же монопольного Китая.
Почему же так важно (чем быстрей, тем экономически выгоднее) наладить разработку и использование металлов указанных групп (драгоценных, платиновых, редкоземельных)? А все потому, что сбывается наш прогноз (см. «Самое первое золото проблем» в «ПР», № 72 (100), январь—февраль 2019), в котором мы написали: «реальное золото (даже если оно больше становится технологическим), естественно лучше виртуального (в терминах ЗВР)...». Увы, но в этом суть. Перечисленные металлы становятся основой современных IT-технологий (т. е. — ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМИ), и в том же Китае идут на создание реального компьютерного и гаджетного «железа», включая «софт» со всей сопутствующей ему инфраструктурой. А мы по-прежнему предпочитаем либеральный монетаризм, благословенный нашей главой ЦБ Набиуллиной, ее сподвижником из Сбера Грефом и прочими либералами из правительства.
Никто не хочет вкладываться в презренные металлы. Тупые либеральные воззрения на экономику все больше уповают на виртуальную валюту, большие зарплаты, акции с офшорными дачами (так сказать) в придачу. И что им до каких-то бедных изобретателей, предлагающих намывать, возиться с золотом, вроде написавшего к нам в редакцию письмо Михнева?! Да пропади оно всё пропадом, когда страна и так таких «неплохо кормит». За что вот только? Никому не ясно...
Александр КАПКОВ