БОМЖИ – IT-ИШНИКИ И ПОРНО-ПРОГРАММИСТЫ…

На днях все СМИ сообщили о новом виде мошенничества, и почему-то, только в банкоматах Сбербанка. Злоумышленник вводит в терминале набор команд, не вставляя карту. Потом, не завершив операцию, отходит. Терминал дает на завершение операции 90 секунд, и, если в этот период следующий клиент вставит свою карту, то с нее будут списаны средства по запросу предыдущего клиента. Мошенник может таким образом пополнить счет своего телефона через банкомат. А потом, если снято тысяч пять-десять, — перевести сумму на свой электронный кошелек и спокойненько заполучить деньги от торопящегося лоха-буратино из очереди. Изящный «развод» получается.

Но в Сбербанке не считают новую схему хищений мошенничеством. При этом «птичьим языком» «объясняют», что новые происшествия зависят от уязвимости банкоматов, списывая всё на невнимательность клиентов. А раз это не кибератака – клиент сам виноват. Смотреть надо внимательней!
У меня был случай, когда я тоже, вставив в банкомат карту, набрала неправильный пинкод, а далее нажала на кнопку снятия наличных. Банкомат отказался обслуживать сразу на этом этапе. А теперь странно, как это у мошенников «появилось разрешение» дойти до выдачи наличных с неверным пинкодом, да еще без карты?
***
Я давно знала, что в основном банковские программы, в т.ч. в банкоматах, пишутся на языке Java. Он считается самым безопасным за счет того, что в языке программ уже встроены разные проверки на уязвимость. И эти программные строгости отлавливает множество ошибок. Программисты, работающие для банковского обслуживания, рассказывают, что у них в офисе стоят специальные «проверочные» терминалы, которые они тестируют при написании приложений.
Известно в частности, что требования к Java-разработчикам очень высокие. И специалистам по Java-теме совсем непросто устроиться даже на стажировку в серьезные компании, если опыт работы менее 3 лет и нет профильного образования. Вот мне и стало интересно, как это в Сбербанке проскочили столь сырые программы, как дошли до банкоматов, что позволили отбирать зарплату у простых работяг, а у бабушек с дедушками воровать и без того копеечные пенсии? По какому же блату устраивают IT-шников в Сбер, если сам глава его Герман Греф кричит, что ему не нужны никакие спецы по программам?
Я не нахожу ответов. Но, поскольку сама изучаю программирование, то скажу честно: и мне не раз приходилось находить уязвимости на сайте банка при входе в панель управления. Не скажу какие. Не хочу делать сюрпризов слишком «умному» грефовскому менеджменту. Скажу лишь, что логика работы приложения выстроена ужасно криво. Я даже пожаловалась однажды на это в службу поддержки банка, но меня за это отругали, дескать, «чё это я лезу не в свое дело», т.к. у них все прекрасно работает. И это я неправильно ввела данные, «кнопки перепутала».
Но однажды я оплачивала в приложении по модному сейчас QR-коду квитанцию за ТВ-антену. И, когда вышел чек, то в нем было указано, что я оплатила какой-то несуществующий домофон. Пришлось долго звонить в бухгалтерию и разбираться, чтобы найти платеж.
Тут я снова стала сокрушаться по поводу слов Грефа, что программисты ему не нужны, а он хочет предпринимателей, который обеспечат банку денежный поток. И вот теперь, как представитель предпринимателей хочу сказать, что работать со Сбером НЕОХОТА. Надоели постоянные «глюки» в программах, высокие тарифы и хамоватое отношение в отделениях. Но, при этом вижу, что особого выхода и у бизнеса, и у всех простых людей нет. Набиуллина уже давно закрыла все хорошие банки, удобные для малых предприятий. Вот и остается одна ТV-реклама про самый лучший для бизнесменов банк.


А недавно, после очередного мошенничества (естественно, опять вокруг Сбера), мне кажется, я поняла, за счет каких «внутренних резервов» Греф нашел способ снижения затрат на программистах. Вы не поверите, но он вообще не стал заморачиваться никакими способами воспитания всяких там компьютерщиков, а просто взял и открыл в Москве представительство французской школы программистов. С первого взгляда и не поймешь, что это за заведение, т.к. оно тупо называется «Школой 42» во Франции, а у нас «Школой 21» (поделили на два). И вот что удалось тут выяснить…
Для поступления сюда не нужны ни школьные аттестаты, ни дипломы. Учебный процесс также не предусматривает никаких лекций, учебников и преподавателей. Студенты учат себя сами. Не знаю почему, но именно такую систему признают самой эффективной. Школа работает круглосуточно. Студенты разбиваются на группы и пишут программные проекты в команде. Но что и как пишут?
Один мой знакомый парень рассказывал, как он поступил в такую школу в Париже. А, поскольку денег на жилье у него не было, то жить и спать он стал там же, т.е. — в этой самой «номерной школе», прямо под столом вместе с черными парнями из Африки. Для Франции с ее неприхотливым гедонизмом, это оказывается нормально. Там беженцы-бомжи уже давно привыкли ночевать на платформах метрополитена, в аэропортах и туалетах. А тут, почти комфортно – прямо в школе... И никто трогать таких ночлежников никогда не собирается. Их защита – местная политкорректность с толерантностью... Правда учебный процесс в таких условиях немного не дотягивает.

То ли от простоты французского быта и отношений, то ли от чего другого, но в реальности оказывается, что студенты, говоря по-русски, элементарно халявят. И настоящую команду создать, часто не получается. Поэтому программы приходится писать каждому в одиночку. Происходит это, скорее всего, из-за отсутствия мотивации и целей. А к чему стремиться, если дипломы все равно не выдают. Они не предусмотрены для «номерной учебы».
На сайте московского отделения школы тоже «поощряют» необоснованный энтузиазм «бездипломников»: дескать, программировать можно круглосуточно, пишите ребята, не останавливаясь. В школе есть кухня: заходите, варите кофе и кашу. Но вот жильем или стипендией программистов-школьников и в РФ, и во Франции никто обеспечивать не собирается. Подрабатывать во время учебы тоже не получается, т.к. интенсивность учебы очень высокая. А за отсутствие усидчивости отстающих грозятся выгнать. И обосновывают это тем, что обучение бесплатное. Но на выходе после трехлетней полуголодной, адской гонки — ни тебе диплома, ни какой бумажки хотя бы для отчета перед официальными органами. Вот и получается, что несчастные бомжи-программисты могут написать мошеннические программы, подобные тем, о которых мы рассказали. Хоть так, но заработать хочется. Ну что ж! Тогда спасайте сбереженья в Сбере!
***
А еще очень удивила биография названной нами самой передовой по бомжеванию школы №42, которую Герман Греф взял на вооружение для «своих» программистов.
Как оказалось, ее автором был не кто иной, как… создатель IT-программ для порносайтов француз Ксавье Ниель. Это его за «продвинутость» в области электронного сутенерства привлекали к уголовной ответственности на Монмартре. Но, как объясняет западная пресса, видно, удалось удачно откупиться от правосудия. Ну, а наш Греф, Герман Оскарович, видимо, решил сэкономить на кадрах и обучении, а поэтому взял франшизу на IT-бомжей и порно-шизу?
А может, теперь банкоматы станут называться порноматами, и будут в качестве бонусов выдавать красоток на квитанциях?
Не правда ли хороший стимул для народа?!
Мария КОТОМКИНА

НАШ ПРОГНОЗ
ПЛЕН ВИРТУАЛА КАК НОВОЕ РАБСТВО
Наш корр. затронул важную тему о новых явлениях в деградации труда, которые обычно творятся в кризисные периоды. А нынешняя деградация касается трансформации рабочей силы в новое виртуальное качество, через новое отчуждение труда с помощью IT- среды. Признаки такой деградации определяются полной беззащитностью рабочей силы в плане социальных гарантий. За бедными, обездоленными программистами (и не только, но и за всеми гастарбайтерами новой организации труда) стоят жирные коты, которые зарабатывают на сверхэксплуатации. Зато за новыми пролетариями виртуальной среды не стоят ни профсоюзы, ни государства, призванные защищать труд от сверхэксплуатации, которая запрещена соответствующей конвенцией ООН. А значит, так называемые организаторы производства топы, типа Германа Грефа, гордящиеся своей манипуляторской ролью, — ступили на путь безнравственного стяжательства и хапужничества. И такой вывод, на наш взгляд, позволяют сделать его безответственные речи о том, что нам не нужны программисты. Понятно, что они ему не нужны, если их можно получить фактически даром.
Конечно, таким как Греф новая рабсила не нужна, потому что все новые типы аутсерсинга, вахтовых методов и сетевых заработков – это аморальная сверхэсплуатация, действительно сравнимая с порнографической пародией на научную, человеческую организацию труда. Поэтому эксплуататорская организация труда должна быть осуждена мировым сообществом, аналогично тому, как были осуждены финансовые пирамиды и MLM- бизнес. Вот хорошо было бы посмотреть с точки зрения права, подпадают ли под такое определение преступные, на наш взгляд, опыты нашего лидера Сбера. И, если сегодня при нашем законодательном безрыбье он может оказаться вне подозрений, то рано или поздно отвечать придется. Отвечать перед законом человеческим и перед законом моральным, божеским. Перед последним вряд ли можно откупиться...