С «ИВАН ВАСИЛИЧЕМ» МЕНЯЛА Я РАБОТУ…

Добивая малый бизнес и розницу, у нас рискуют прийти к хрущевскому дефициту

Новые и новые «засады» для малого бизнеса от партнеров, государства и законодателей постоянно растут, и не собираются уменьшаться
С началом Мирового экономического кризиса 2008—2009 г.г., так и не прошедшего до сих пор в России, я честно откликнулась на тогдашний призыв нашего президента «взять в руки удочку» и пойти в бизнес самостоятельно добывать пропитание. Рискнула и зарегистрировала свое ИП. Думала не упустить шанса. И мысленно уже сравнивала себя чуть ли не с Еленой Батуриной. Рассуждала, ну что бы она значила без тяжелой артиллерии своего мужа-мэра Лужкова? Но ведь и она отказалась от сверхприбыльной штамповки пластиковых тазиков и кресел в пользу более доходной застройки многоэтажек. Неужели в ширпотребе и сходных сферах массового спроса всегда не хватает идей и оригинальности? Я раньше думала, здесь — главная проблема. А вот сегодня вижу, что не все так просто…

«ВАЗЕЛИНОВЫЙ КОРОЛЬ» РАЗБУШЕВАЛСЯ
Поиск инновационных идей (в отличие от невидимых, но хорошо проплаченных разработок из «Сколково») мне всегда казался делом, достойным уважения. Наверное, поэтому мне с коллегами постоянно удавалось «запускать» малые партии самых замечательных экстрактов, масел, кремов, которые потом всерьез подхватывались нашим неповоротливым «косметическим сообществом». А многие, даже известные фирмы, откровенно воровали из нашего пиара не только наши идеи, но даже мемы и слоганы, и задирали цены за свою хваленую инновационность.
Сразу после регистрации ИП мне, казалось, удалось собрать неплохой пул из «крутых» товаров и разработок. Они вызывали доверие потребителей и открывали реальные перспективы для производства. Однако, в конечном итоге, радость первоначального освоения (будто в сказке про заколдованный круг) почему-то всегда завершалась одинаково стандартно. За мной в прямом и некрасивом смысле начинали охотиться конкуренты. Я-то думала, что конкуренция – это благородное соревнование, а выходило… Сначала мне присылали письма с дурацкими предложениями «крышеваться» у таких-то. А когда я отказывалась, у меня «хакеряли» сайты, угрожали «повыдергать ноги» и «рекомендовали валить из страны»…
А еще помню, как со всех ног мне приходилось удирать по длинному коридору бизнес-центра на Павловской от своего «конкурента». Как в кошмарном сне, прокручиваю: худой, как Кощей, злой дяденька догоняет меня, и, войдя в раж, пытается прижать к стене. С пеной у рта ругается, что я занижаю цены. На крик открываются все двери кабинетов в офисном коридоре.
— Что вы ко мне пристали? — отбиваюсь я тряпочной авоськой от агрессивного Кощея, пытаясь разъяснить, что мой ассортимент не пересекается с его вазелиновыми кремами. Кричу, что это не влияет на тройные наценки на его «дореволюционную косметику», перепроданную с фабрики «Свобода»...
К моему удивлению в индустрию красоты и здоровья проникло много не совсем нормальных, странных мужчин необычного поведения и моральных устоев. Скоро я поняла, что косметика — это вообще не женская отрасль. Но было уже поздно…
Ну, ладно, решила я после запуска очередной партии нового товара: раз основная работа по рецептуре и рекламе сделана, то, наверно, пора подаваться в производство. Думала, — там будет меньше чудаков и неадекватов. Но, Боже, и тут ошиблась. Поэтому не удивляюсь, когда встречаю на выставках «производственных» парней в ярком макияже, с накладными волосами и ногтями, как у Сергея Зверева. И не «ведусь» на их липкие уговоры, будто они «всё-всё готовы сделать». Потому что на деле выясняется: их товары – это ничего, кроме накладных шиньонов, и различных сортов разноцветной пудры с кривыми ножницами, как из фильмов про салонных неформалов…
БОГ ДАЛ – БОГ ВЗЯЛ, ПАРТНЕР УСТАЛ…
Но в одно прекрасное время Бог, вроде бы, меня услышал. Я стала сотрудничать с солидным мужчиной предпенсионного возраста — Иваном Васильевичем. Сначала у нас был сложный период освоения производства. Мы ходили по заводам, подбирали рецептуры, дорабатывали технологии, искали клиентов и делали многое из того, что теперь кажется невозможным.
…Во время этой производственной эпопеи произошел, казалось бы, и период психологической «притирки». Иван Васильевич был из отставных военных. И я почти привыкла к его плоским шуткам, про которые он говорил, что они со «времен Иосифа Виссарионыча». Часто он ворчал, что «всех давно пора наказать и повесить». А на традиционное «за что?», всегда «оригинальничал»: «за шею!».
Если я задерживалась с обеда, он сразу чеканил, что я «лишилась пособия!». И «заглаживал» недоумение «комплиментом»: «ну как ты плохо выглядишь».
Однако, несмотря на эти оригинальности, потребители с удовольствием брали наши препараты, суперкремы, лосьоны, омолаживающие гели, скрабы и лифтинги. Все они были составлены на основе новых биоорганических рецептов, все включали в себя разные виды гиалуроновой кислоты, рецептуру которых мы оттачивали. По поводу выручки он также всегда командовал: «Так, руки вымыла – теперь гони мне деньги!» Он был всегда предельно жадным до денег. Но я, увлекаясь разработками, не замечала этого. Настраивала компьютер, меняла информацию на сайте, лезла под стол соединять сетевые шнуры, «ловила» мобильную сеть роутером, встречала продукцию из цеха, пришлепывая недоклеенные этикетки, фасуя упаковку по коробкам. Так бы и работала дальше. Но в один прекрасный день главная шутка Ивана Васильевича про «уволить без выходного пособия» совсем обыденно сбылась наяву. Я, как всегда думала, что это шутка, когда он нагловато объявил, что «ему все это надоело», «он «сваливает» на дачу», «бизнес продает своему знакомому «миллионерчику»». А мне рекомендует «валить отсюда лесом».
Однако назавтра, прибыв на работу в привычное время, я обнаружила, что это не был «прикол»: дверь нашего инновационного офиса была опечатана. И на бумажном обрывке неразборчивым было написано, что теперь наша контора перешла в собственность того «миллионерчика», о котором мне упоминали.
ПЕРСПЕКТИВЫ БУДУЩЕЙ ТУМАННОСТИ
После того, как меня выбросили за горизонт инновационного развития, мне ничего не оставалось, как самой встать на путь модернизации косметики. По своим рецептам заказала контрактную партию на совместном предприятии. И все бы ничего, да цены подскочили чуть не втрое. Клиенты сразу загрустили. Всем чего-то не нравилось, потому что никто не хотел раскошеливаться ради красоты и прогресса. И тогда я сделала очередной высокотехнологический рывок. Со знакомым технологом мы разработали несколько новых, еще более продвинутых рецептур. И — ура! Себестоимость и цены упали до уровня прежней косметики (и даже ниже). Зато качество стало выше предыдущих серий!
В общем, хорошее пробное производство мы запустили! Но после успешного старта, как в сказке про порочный круг, этот круг снова повернулся ко мне неприятным боком. И не успела я запатентовать свое произведение, как посыпались телефонные звонки с требованием предоставить образцы продукции и сертификаты, до которых еще просто не дошли руки. И непонятно было, кому всё это понадобилось то ли конкурентам, то ли проверяющим?
Между тем, подобное требование «сертификатов» — это по большому счету чиновничья уловка. Уже и в Интернете стали писать, что такой надзорной пугалкой сетевые монополисты и горе-силовики добивают малый бизнес. Так они закрывают и розничную торговлю, угрожая многотысячными и даже миллионными штрафами. И часто просто врут, потому что, по законодательству, эта процедура по закону носит исключительно добровольный, уведомительный характер. А еще невольно вспомнила старую редакцию закона, по которому еще В.В. Путин, в бытность премьером, в 2010-м году подписал распоряжение об отмене обязательной сертификации для пищевой промышленности, фармакологии и косметики. Зато нынешний премьер настолько «забил» на всякое малое предпринимательство, что почти на всех бизнес-совещаниях, уже не таясь, спит в обнимку со своим айпедом.
Шутки шутками, но дело дошло до крайней черты. Всю розницу у прежних «малых», ларечников, и мелких Интернет-торговцев сегодня напрочь «отжали» наши сети – крупные ТЦ и гипермаркеты. Доля мелких продавцов, по статистике упала на российском рынке ниже 5-7% от всего оборота. Зато по количеству торговых площадей (на душу населения) Россия вышла на первое место в мире. Вот только, спрашивается, зачем весь этот «план по валу», если его выполняют путем уничтожения мелких форм бизнеса и удушающего монополизма?! И, если так будет продолжаться, то торговля может довольно сильно спикировать снижением спроса и предложения. Кстати, так уже было в истории при Генсеке Хрущеве. Но наше правительство почему-то снова хочет пойти путем советского дефицита. Это уже и сегодня заметно уменьшением ассортимента в «Пятерочках», «Дикси» и «Перекрестках», Не скрыть этого и пустеющим прилавкам аптек и оптовых складов. Но, видимо, властной вертикали наплевать, что «малые» изгоняются и объявляются вне закона. Какой же вывод сделать из моего горемычного инновационного опыта в любимой косметике?
ЗА КОСМЕТИКОЙ С МЕШКОМ В КИТАЙ?
Первый итог бросается в глаза сразу. Деловой климат малого предпринимательства, в первую очередь в партнерстве (в т.ч. с государством), у нас постоянно ухудшается. Это происходит вопреки приказаниям президента улучшить этот климат. Правда, единственное «чудо» произошло за счет снятия ограничений при открытии стройбизнеса. Но какой ценой? Сняли контроль за статусом стройкомпаний — и сразу количество банкротств в строительстве достигло трети (от вновь создаваемых). Поэтому и количество обманутых дольщиков при таких однодневках увеличилось, несмотря на угрозы и окрики со стороны власти. Да еще пошли техногенные аварии, с пожарами, вроде «Зимней вишни». Вот и выходит, что приказного внимания часто бывает совсем недостаточно для улучшения бизнеса.
Сегодня подобная «забота» приходит и в малые формы торговли. А в нем, как всегда растет отрицательное влияние чиновника. И, наверное, неспроста недавно по ТV показали фильм про челночный бизнес. Многие увидели в этом своеобразный социальный заказ. Видимо, чтобы люди вернулись в малый (коробейный?!) бизнес. Почти одновременно с этим объявили, что в Китае набирают курсы для обучения новых челночников. Но почти никто из малых предпринимателей не откликнулся на эту затею. И курсы закрыли. А как не закрыть? Ведь чтобы подключить к бизнесу Поднебесную, помимо трат на кассы, декларации и сертификации, надо еще потратиться на таможенного брокера, на разную мороку с накладными расходами, на командировки и кредиты, которые у нас всегда ведут к разорениям. Понятно, что НИКТО И НИКОГДА не пойдет на такие условия!
Впрочем, единственный шанс от наших бюрократов (на мой взгляд, постыдный) все же появился. Это — заказы для малого бизнеса на обслуживание… самих чиновников. Мне об этом подсказал один бывалый паренек из Интернета. И, ведь, правда, чиновники сегодня заказывают себе все: мебель, транспорт, собственное строительство, кухню, здравоохранение, экскурсии, корпоративы, и прочие междусобойчики. Сегодня они – государство в государстве. И, видимо, поэтому в Интернете меня склоняли к косметическому сотрудничеству с этой нарождающейся империей.
Может для кого-то сегодня это и мечта принимать заказы в салоны «Последний писк чиновника» и «Юность бюрократа»… Вот и мне говорят, что это в тренде зарегистрировать для них очередной «Вазелин для инноваций». Но какое развитие это сулит стране, если оно замыкается только для ублажения одной замкнутой на себе социальной прослойки, ничего не производящей, кроме новых налоговых притеснений всего населения?! Неужели такой ценой пристраиваться под крыло чиновника?!
Простите, но меня туда не тянет…
Мария КОТОМКИНА