КАК ПОПИТЬ — НЕ ОТРАВИТЬСЯ, А ПОТОМ НЕ ПРОВАЛИТЬСЯ?

Проблема чистой питьевой воды и безопасного водоснабжения становится проблемой №1 для России

Долгое время вода в РФ считалась ресурсом практически неисчерпаемым. Но из-за очевидных дисбалансов в хозяйственном освоении, территориальных раздоров на постсоветском пространстве и прочих экономических и политических причин ситуация меняется катастрофически. Уже сегодня вода записана в разряд ресурса не только стратегического, но и геополитического. Менее чем за полвека жажда на вещество с простой формулой Н2О начинает охватывать огромные регионы страны, по площади превышающие целые европейские государства. Неужели нам грозит безводье? Об этом размышляет один из авторов первой редакции Водного кодекса страны, гидрогеолог, ветеран водного хозяйства России Григорий Чернодоля.

ПЕРВЫЙ ДЕФИЦИТ ВОДЫ – У КРЫМА!
— В рейтинге водных пробелов на первое место сегодня вышел Крым, — рассказывает Чернодоля, вспомнив, что знаком с проблемой не понаслышке. Еще в советское время он участвовал в проектировании и строительстве Северо-Крымского канала. И, согласно статистке, до последнего времени (2013-го) канал удовлетворял потребности полуострова в пресной воде на 85%.
— Ныне, после перекрытия канала Украиной, Крым потребляет 2,5 кубокилометра воды. А дефицит составляет 2,9 кубокилометра. Восполнить столь большой недостаток сегодня можно только за счет опреснения морской воды. Задача вполне решаема. Уже сегодня в рамках федеральной целевой программы республики до 2020 г. ведется строительство двух новых ТЭС, в Севастополе и Симферополе, мощностью по 470 МВт каждая. Газ для выработки электричества есть. Поэтому работы по строительству опреснителей нельзя откладывать. Но для полного закрытия водной проблемы полуострова необходимо найти надежные источники пресных (в худшем случае — солоноватых) подземных вод в северной части полуострова.
— Но, судя по СМИ, бурение не дает воды нужного качества. Почему?
БУРОВИК «НЕМНОГО» ПРОМАХНУЛСЯ
— Бурить нужно со знанием гидрогеологической обстановки. А для этого -соблюдать рекомендации исследований по пластике рельефа Азовского моря, выполненной сотрудниками Пущинского НЦ РАН (И.П. Барановым, В.И. Степановым), а также в НПК «Ермак». Бурильщикам нужно пробиваться к открытым подземным потокам – к так называемому Палео-Дону и его не менее полноводным притокам, впадающим в Черное море из подземного устья Керченского пролива. Второй по площади подземной дельтой тут является Салгирская, условно названная Джанкойской. Там и нужно устанавливать границы вскрытых вод.
— Так, может, не торопятся, т.к. имеют про запас идею водовода из Краснодарского края? Как вы относитесь к такой альтернативе?
— Очень отрицательно, потому уже сегодня Краснодар сам испытывает дефицит пресной воды.
— Зато некоторые специалисты предлагают еще более крутые меры. Например, намекают, что Украину можно вразумить по принципу «око за око», если перекрыть стоки в Днепр с территории Белоруссии и России, в частности, с помощью поворота Десны в Оку. В таком случае Днепр начнет иссякать, и Незалежная сама столкнется с жаждой, сравнимой с крымской...
СЛЕПОТА, КОГДА «ЗА ОКО — ОКО»…
— Конечно, технически такой проект возможен. Однако не нахожу целесообразности у этой «мести». И считаю, что главный механизм решения должен заключаться в соблюдении международного права. В частности, в соблюдении резолюции 7/22 Совета ООН по правам человека, а также Правил совместного, справедливого использования воды. В числе таких международный установлений — и Конвенция ООН по ненавигационному использованию международных водотоков (ратифицированная в 2014 г.).
— И что Конвенция сулит?
— Она открывает несколько направлений взаимодействия с Украиной. Прежде всего, — возможность аренды Россией Северо-Крымского канала. А также – реализацию поставок днепровской воды в Крым в обмен на поставки газа. Не исключено также направление иска в Международный суд ООН о нарушении прав жителей Крыма на воду, и обращение в Совет ООН по правам человека…
— Понятно, что такие проблемы не решатся в одночасье. Но что скажете о не менее вопиющих водных нарушениях, вскрытых вами недавно в Московском регионе (см. «ПР» «Антигерои из подземных горизонтов»)? Многие эксперты утверждают, что воды уже не хватает для Новой Москвы. И, видимо, поэтому власти пытаются привлечь сюда дополнительные источники, в т.ч. из других рек. Как вы оцениваете такую стратегию?
ЗОНА ПОДМОСКОВНОЙ ВОДНОЙ ЖАЖДЫ
— На мой взгляд, подобные решения ошибочны, т.к. Мособласть не нуждается в создании нового источника хозяйственно-питьевого водоснабжения. Согласно данным администрации, объем добычи подземных вод в Подмосковье, составляет 6,7 млн. м3/сутки, или 69% от утвержденных эксплуатационных ресурсов. Локальное их истощение замечено лишь в центральной части области. А сама причина этого дисбаланса состоит антинаучной организации водопотребления. Так в районе Жуковского воды потребляется чуть больше нормы, а в других районах потребление в разы ниже. И завышение усредненного водопользования контродуктивно.
Подобное нерачительное отношение властей к питьевой проблеме и попустительство этому от Минприроды РФ и Росприроднадзора вызывает большую тревогу. Беспокоит и то, что никто не бережет гидрогеологическое наследие Мособласти с исходно пресными и чистыми водоносными горизонтами, существующими еще со времен отложений карбона. Поэтому ресурсы постоянно истощаются и загрязняются. Уже сегодня в тех же Подмосковных Мытищах водопровод зачастую становится непригодным для питья. И население роет колодцы, строит бассейны для хранения привозной воды. Вроде не в Каракумах живем, а такое творится. При этом масштаб проблемы еще до конца и не ясен, т.к. число контрольных скважин по определению качества воды с советских времен сократилось в разы. Но, несмотря на это, Минприроды столичного региона даже не имеет программы по развитию сети наблюдательных скважин. Отбор подземных вод в стокилометровой (депрессионной) воронке сегодня ниже статистического уровня в 47, 90 и 70 метров соответственно.
— Что означают столь пугающие цифры и термины?
— Они показывают пределы подмосковной «зоны жажды», в которую вовлечены территории более дюжины таких городов, как Балашиха, Жуковский, Коломна, Лосино-Петровский, Мытищи, Наро-Фоминск, Ногинск, Подольск, Раменское, Сергиев Посад, Щелково, р.п.Томилино и т.д. Их гидрогеология настолько деградировала, что на указанной местности в целях безопасности следует запретить строительство многоэтажных зданий и сооружений, и производств, требующих большого водопотребления. И, если это условие не будет выполнено, то в скором будущем воды не будет хватать не только для Новой Москвы, но для других районов области.
— Чем чреваты перспективы этого?
— В первую очередь тут налицо угроза низкого качества питьевой воды. А оно проистекает как от плохой гидрогеологической обстановки (снижения напоров подземных вод от необоснованных объемов добычи), так и от общего техногенного загрязнения в зоне артезианских водозаборов. Уже в 2010-м г., по данным Роспотребнадзора, удельный вес проб воды отсюда только по избыточному железу не соответствовал гигиеническим нормативам в Солнечногорском, Волоколамском, Дмитровском, Сергиево-Посадском, Пушкинском, Щелковском, Ленинском, Люберецком, Шатурском, Егорьевском муниципальных районах. А также – в городских округах Балашихи, Домодедова, Лобни, Железнодорожного, Дубны, Лосино-Петровского.
По органолептическим показателям (мутность, цветность) «выпадают в осадок» территории Волоколамского, Мытищинского, Орехово-Зуевского, Луховицкого муниципальных районов. А по избыточному содержанию фтора зашкаливает Солнечногорский, Раменский, Красногорский, Подольский, Мытищинский, Люберецкий, и Егорьевский муниципальные районы, включая городской округ Климовск. Не меньшую тревогу вызывает и то, что во многих местах обнаружен стабильный стронций, излишки аммиака, а также превышающие нормативы вредные концентрации лития и бора. В 14 муниципальных образованиях Подмосковья пробы подземной питьевой воды уже не соответствуют гигиеническим нормативам по микробиологическим показателям, превышая средний показатель в полтора и более раз.
— Думаю, что особый «вклад» в такое загрязнение вносит постоянно растущая плотность населения Московского региона. Ведь не секрет, что тут проживает и работает более 20% всего населения страны, а соответственно растет экологическое загрязнение, разрастается проблема не утилизированных помоек и полигонов, которыми недавно пришлось заниматься самому президенту…
— В последние годы сброс мусора из Москвы на территорию Мособласти на хранение и размещение ежегодно идет в объеме более 23 тыс. м3. Грунтовые и подземные воды от этого страдают больше всего. И Подмосковье губится настолько стремительными темпами, что недавно местные власти вынуждены были сообщить, что договорились о вывозе отходов даже в Архангельскую область…
— На мой взгляд, описанная ситуация граничит с экологическим дефолтом. Почему такие картины становятся возможны?
И БАЙКАЛ НЕ ЛУЧШЕ ПОДМОСКОВЬЯ!
— Подобное происходит в тех регионах, где власти на первое место ставят приоритеты наживы, например, строят жилья столько, что потом не могут подтянуть для этого нужную инфраструктуру и в результате плодят свалки, перенаселение и невозможность самовосстановления природы. Аналогичный пример мы можем найти не только под боком у столицы, но и, например, в Иркутской области или Бурятии. В последнее десятилетие энергетики на Ангарском каскаде электростанций не могут обеспечить поддержание даже минимального уровня воды в озере Байкал, установленного Правительством РФ с учетом сохранения заповедной байкальской экосистемы. Разумное водопользование предполагает сток из Байкала в Ангару в объеме не более 1300 кубических метров в секунду. И считается, что лишь до этих пределов можно брать воду, чтобы продавать ее в другие страны.
Не могу без возмущения слушать обвинения, посылаемые журналистами и политиками в адрес федеральных органов исполнительной власти в том, что они не принимают мер по организации международной торговли Байкальской водой. Подразумевают в этом случае продажу этой воды в объеме нескольких сотен кубокилометров в год. Изъятие этого количества воды на продажу в указанных объемах по их мнению, не окажет негативное влияние на экосистему озера Байкал...Но это означает гибель всей экосистемы Байкала. Мы должны считаться с тем, что озеро Байкал по решению ЮЕСКО включено в Список объектов мирового природного наследия. Полагаю, что в соответствии с Конституцией России никому не позволено причинять ущерб экологической системе этого объекта.
— Недавно Председатель Правительства России Д.М. Медведев по представлению — Министра Минпроды РФ Сергея Донского подписал постановление о сокращении ширины водоохранной зоны озера Байкал в 10 раз. И теперь ее ограничили «смешными» 200-ми метрами.
— А на самом деле в пору плакать. И, если учесть, что озеро Байкал является источником питьевого назначения, то в соответствии с СанПиН, ширина второго пояса зоны санитарной охраны водозаборов должна составлять не менее 500 метров при равнинном рельефе. А в гористой местности — не менее 750 м. при пологом склоне, и не менее 1000 м. — при крутом. Но удивительный факт: предложение по сокращению охранной зоны, принятое под давлением ходоков из Бурятии, поддержало не только Минприроды, но и Правительство России. Что творят — не ведают! Буквально пописывают приговор, будто намеренно выводя Байкало из наследия ЮНЕСКО!
— Тогда последний крик: чего добились?
— В 90-е годы по берегам нашего Священного моря новые русские понастроили коттеджей и гостиниц, незаконно инвестированных Китаем. При нынешнем (тотальном) загрязнении (ПАВами) побережье Байкала позеленело и побурело, покрывшись спирагорой – водорослями, гниющими на заповедных местах.
Простят ли нас потомки за такое?..
Публикацию подготовил Алексей КАЗАКОВ