РОССИЯ — ТУРЦИЯ: ПРОЕКТЫ ДЛЯ РАЗВИТИЯ

«Турецко-российские отношения в эпоху подъёма Евразии», — так была обозначена тема международной конференции, которая закончилась в преддверии майских праздников на турецком курорте Белек, входящим в зону Большой Анталии. Политики, госдеятели из РФ, Турции и Азербайджана в плотной связке с бизнесом обсуждали перспективы развития между Москвой и Анкарой. Главным ориентиром стало возрождение мирного и делового Евроазиатства. И тут участники солидаризовались в том, что им пришлось исправлять ошибки в большой, но вялой и затухающей геополитике США. Какие совместные планы наметили?

ОТ ОВОЩЕЙ ДО САМОЛЕТОВ
Еще на трёхстороннем российско-турецко-иранском саммите в Анкаре была поставлена задача довести российско-турецкий товарооборот до $100 млрд. (сегодня $22 млрд.). На конференции в Белеке также вспомнили, что наивысшей ступени российско-турецкая торговля достигла в 2008 с объемом около $38 млрд. Владимир Путин призвал возобновить этот рекорд. Турецкая экономика в этом очень нуждается, т.к. её доля в общем товарообороте с РФ не превышает 20%. Решить задачу помогло бы оживление экономических связей. Уже за прошлый год совместные усилия снизили безработицу с 11,3% (в 2016-м) до 10,3%, что повысило занятость на 1,3 миллиона человек. Важно поднять традиционные фруктово-овощные поставки. Рост на 5-7% существенно оживил и обновил запросы потребительского рынка. Но главные резервы развития не открыты.
Замминистра экономики Турции Фатих Метин призвал увеличить долю высокотехнологичной турецкой продукции — станков, машиностроительного оборудования, строй- и сантехники, электротехнического оборудования, мебели. По мнению президента турецкой ассамблеи экспортёров Мехмета Бююкекши, российские заказы и туристы обеспечивают работой примерно 3,8 млн. человек. Но доля совместного товарооборота в мировой торговле еще низка (около 0,9%). Помочь могли бы товары с высокой добавленной стоимостью: автомобили, мотоциклы, продукция машиностроения и строительства. Выход в увеличении допуска турецких компаний на рынок РФ и преодолении узости логистических коридоров, ограниченных пока одним портом Геленджик. С российской тут может быть дан свой старт. Замминистра Минпромторга РФ Олег Бочаров, рассказал о 2х-миллиардном контракте для Турции 100 среднемагистральных самолетов «Сухой Суперджет». Они должны заменить 2 тыс. турбовинтовых машин. Турецкие инвесторы заключили с РФ более 150 контрактов, и хотят вложиться в новейший авиалайнер МС-21.
ЗАЛОГ СТАБИЛЬНОСТИ ЕВРАЗИИ
На конференции не обошлось без оптимистического прозрения. Это — осознание того, что контуры границ государств в регионе, включая общие евразийские, сегодня пока остаются контурами конфликтов. И если их потушить, то Евразия начнет преображаться геополитически, экономически, цивилизационно. Картину выхода обрисовал российский политик, в недавнем прошлом кандидат в Президенты РФ и зампред Госдумы Сергей Бабурин. Его позиция — против втягивания территорий в мировые войны, о чем напоминает история Эльзаса-Лотарингии, Балкан, Данцига, западного берега Иордана с Иерусалимом. Поэтому успехи РФ и ее союзников в Сирии и должны покончить с перманентностью Гражданской войны, разжигаемой США. Есть и общие подходы к урегулированию ситуации в Сирии — через единство страны, самостоятельное определение госустройсва и помощь заинтересованных сторон, обусловленных исторической общностью, особенно в тройственном союзе РФ, Турции, Ирана.
В кулуарах вспоминали тройственные союзы прошлого и отличие от них нынешнего. Сегодня континентальность преодолевает зоны раздробленности и отходит от замкнутой периферийности суверенитетов. Поэтому стабилизация Ближнего востока (в лице последнего ее оплота – Сирии) — помеха для транзитной монополии и хаоса, насаждаемого тут США и ее союзниками. Бабурин напомнил, что «идею единого евразийского пространства (по В.Путину) поддержал председатель КНР Си Цзинпинь, обозначив «контуры прямой угрозы американскому глобализму», как это понимает сам Запад. В новом варианте Турция может стать связующим звеном между Россией и ЕС. Против чего выступает США. Поэтому они и продолжают разжигать новые конфликты по контуру Евразии. Последний пример — события в Армении (очевидно для обострения отношений Еревана и Анкары). Поэтому провокациям надо противостоять. Тем более, что американцам все труднее использовать противоречия между Турцией, Россией и Ираном. Просьба Анкары ускорить поставки российского комплекса ПВО С-400, ставит точку в главенстве силовой роли США на целом континенте.
ЕВРАЗИЙСТВО КАК ЕДИНСТВО В ОБУСТРОЙСТВЕ КОНТИНЕНТА
НАШ ПРОГНОЗ. В принципе такой прогноз на рубеже ХIХ –ХХ веков давал еще российский философ Николай Федоров. Тогда, напомнив легенду о Джемшиде, он предсказал, что в борьбе с силами опустынивания (а сегодня это управляемый хаос, как доктрина США, — ред.) «Туран и Иран (при постоянной роли России, как мирного собирателя) сделаются союзниками, чтобы не погибнуть тому и другому». Другой вариант легенды напоминает о Джемшиде, как хранителе чаши Сулеймана (Соломона), мудрость которого становится гарантией от разделения сторон на мирном поприще, против чего выступают сегодня лоббисты старой политической школы Израиля.
На наших глазах в геополитике пишется новая глава. События текут в режиме самоускорения. Намеченный рубеж товарооборота с Турцией в $ 100 млрд. был бы хорошим подспорьем. Но, возникает вопрос, как согласованно пойдет такое освоение? Есть нужда просчитать логистику не только древних торговых путей проходивших тут (от варяжского и шелковых до предлагаемых сегодня КНР широтных). Для этого (что называется, уже вчера) необходимо спланировать новую реальность континентальной монополии, отличимой от вариантов глобализма североатлантического, по сути остающегося колониальным в своей основе. Поэтому также необходимо спланировать и просчитать вариант отказа от доллара, как мировой монопольной валюты. Это важно, поскольку евразийский континент мог бы выработать свой финансовый консенсус, что обеспечивает наиболее полное вытеснение США из региона в связи в повышением роли не только РФ, Турции, Ирана, но и Китая и Индии.
Воронки старых спровоцированных, затягивающих (вихревых) конфликтов начинают сходить на нет. Весь регион от Афгана, Бл. Востока, Пакистана до Индостана ждут новые ступени развития. Вслед за «сталинской» моделью незыблемости обустройства после II мировой, особенно на Бл. Востоке, нужно найти новые механизмы укрепления международного права и продвигать их от евразийской коалиции, к которой затем может присоединиться все пространство ЕС. Установление зоны континентального бизнеса, как идеи Евразийства должно будет согласовать многие экономические интересы. Только при четком планировании (аналоге российского плана Маршала) тут можно сделать локализацию проектов по нашим (в т.ч. совместным) самолетам, другим программам замещающей Боинг и Эрбас авиапромышленности, углублению программ энергетики (в т.ч. и альтернативной), продовольственной безопасности, развитии других сфер экономики, экологии и логистики и т.д. Такой путь дал бы мощный импульс к мирному развитию прежде разрушаемых регионов Евразии, а заодно – и полному закату тут американского гегемонизма и утверждению новых справедливых международных норм в геополитике и цивилизационном развитии. Мир без американского полит. влияния становится реальным и новая экономическая конфигурация будет ослаблять локальные конфликты, превращая их в зоны новой гармонизации с использованием глобальных цифровых моделей мирового планирования, повышения гуманизирующей роли ООН (ее трансформации) и пересмотре механизмов влияния.