«ШТРАФБАТ» РОССИЙСКОЙ ОБОРОНКИ

Сегодня производственники кричат караул по причине законодательной бестолковщины, которая стопорит работу российского оборонного комплекса
Итожа результаты законотворчества в ОПК-2017, невольно ловлю себя на мысли, что порядки, установившиеся в его управлении,  перестали быть адекватными угрозам внешним.  В то время, как развитые страны рапортуют о переходе к шестому технологическому укладу в области вооружений, наш ОПК все больше путается в управленческих противоречиях. А, по мнению экспертов  аналитического управления Совета Федерации, многие инновационные срывы в РФ заранее предопределены несовершенными законами, которые написали для оборонки представители ФАС. Удручают в них всё! Прежде всего, то, что «разрешение» на НИОКР «спикировало» до 0,6% от ВВП (тогда как Запад не опускает планку ниже 2-3%). В шок приводят и темпы обновления  активной части основных  фондов, не превышающие 1% -ной отметки, хотя минимальный рост требуется в 6-10%. В таких условиях о новом укладе можно разве только мечтать. И, видимо, с досады экс-председатель правительства СССР, а ныне известный сенатор  Николай Рыжков на заседаниях СФ  открыто раскритиковал сложившуюся систему безответственности в оборонке. С его замечанием нельзя не согласиться. А при нынешнем невыполнении  госпрограмм во главе с менеджерами и финансистами, государство, что называется, экономит на спичках, проматываясь на коньяке. Доводы технарей и промышленников при этом не слушают, и вопреки здравому смыслу заставляют удешевлять продукцию там, где это становится опасно для надежности и безопасности военной продукции. Что же делать при таком раздрае?


ПАРИТЕТ? ФОРМАЛЬНО – ВОТ ОН!
И, действительно, по нормам управления (и участия) между финансистами и промышленниками ОПК паритет формально  соблюдается. За нормотворчество  отвечают Минобороны, Минпромторг, Минфин  и ФАС. Однако работа этих ведомств подчас напоминает басню про лебедя, рака и щуку. Особенно это стало заметно после расформирования структур Госкомцен, когда главную ответственность за ценообразование легло на ФАС.  И, особенное недовольство на последних заседаниях обеих палатах Федсобрания, вызвало большинство «запущенных» видов госрегулирования, которые проводили в жизнь представители этого ведомства.
…Замруководителя ФАС Даниил Фесюк подвел итоги двухлетнего участия в законотворчестве своего ведомства в области ОПК в Рособонэкспорте, где состоялось совместное заседание Комитета ГД по правовому обеспечению развития организаций ОПК при участии «Лиги содействия оборонных предприятий». Анализируя закон 2015 года о Гособоронзаказе (ФЗ 159) и  соответствующее Постановление Правительства РФ  (N 208 2017 г.), Фесюк  назвал главный итог: «Введение отдельных счетов заставило предприятия отрабатывать авансы с тем, чтобы преодолеть контроль со стороны банков и государственного заказчика».
Однако никто не соглашался с такой оценкой антимонопольщиков и тем более не был доволен результатами  их работы и нововведениями. А механизм  расчетов между предприятиями через систему выделяемых счетов и регламентацию  «контролеров» со стороны промышленников вызвал больше всех  нареканий.
В данном случае, специалисты констатировали, что совсем не сработала провозглашенная идеология «бросания всех сил» на борьбу с коррупцией. Она сразу обрела характер кампанейщины. А самым большим тормозом в этой «кампании» стала необоснованная регламентация в развитии отрасли. Для этого некоторым предприятиям пришлось открыть до 5 тысяч банковских счетов и принимать огромные штаты сотрудников «для их отслеживания». В результате в ОПК фактически застопорилось движение денег, а остатки средств на счетах зашкалили за сотни миллиардов рублей!
«ШТРАФНИКИ» ПРИШЛИ ИЗ ФАСА
Из-за необоснованной ретивости финансистов промышленники оказались стреноженными в своих действиях. Зато Фесюк, видимо, был доволен. Согласно его докладу, все руководители ОПК сегодня пополняют некую штрафную роту.  И, если в 2016 году ФАС назначило для них тысячи штрафов,  то только за 9 месяцев 2017 года  число должников среди должностных лиц оборонки подскочило в полтора раза.
В своем карательном пафосе выступление Фесюка, однако, никого не воодушевило, а наоборот, насторожило людей, особенно после того, как в отчете Рособоронэкспорту он мрачновато пошутил, что, мол, не хватает только слова  «страх». Некоторые зашептали про 37-й год. Однако, несмотря на горькую иронию, «оборонщикам» было не до шуток, особенно после извращения озвученного президентом предложения об усилении ответственности (вплоть до уголовной)  за ненадлежащее исполнение ГОЗа. Поэтому даже умудренные опытом технари стали сетовать, что, прежде чем карать, надо сначала нормально наладить организацию поступления финансов на производство. Ведь одно дело, когда  оборонные средства тратят на строительство виллы  на берегу Средиземноморья и тем перегружают цены. И совсем другое, когда  повышение цены является объективной необходимостью, порой, единственной  сегодня возможностью спасти предприятие от банкротства. Между тем, драконовские и непродуманные подходы «спецов» из ФАС ставят вопрос именно в этой плоскости. А при существующей безобразной нормативной базе предприятиям второго и третьего уровня кооперации фактически выкручивают руки. Деньги на ГОЗ до них не доходят, и они, скапливаясь на расчетных счетах  «головников», напрочь обкрадывают кооперационные цепочки. Как же мы дожили до такой тупой безграмотности?! И почему партнеры по кооперации вынуждены брать кредиты под грабительские проценты, тогда как целевые госсредства «пылятся» где-то «в расчетных тупиках»?
Специалисты на совещаниях говорят, что вопросы эти надо решать кардинально. Иначе подобная финансовая бесхозяйственность в ОПК приведет к тому, что вообще застопорит  авансирование госконтрактов, вызовет нехватку оборотных средств, а, в конечном итоге, — начнет массово срывать госзаказы. А это снова штрафы, санкции и банкротства и скандалы. Только зачем ?! Зачем ориентироваться на такие сценарии?
«ПАТРИОТОВ» ПОГУБИТ ЖАДНОСТЬ
Во времена СССР подобная проблема решилась бы просто. Поставщики по кооперации тогда включались в состав так называемых «финишеров» (т.е. обязательных запланированных очередников в получении средств) и проблема сама собой рассасывалась. Кстати, и вопрос коррупции такими (социалистическими методами) решался так же легко. Может, поэтому многие предложения сегодня сводятся к одному: ввести для хозяйственных единиц безналичный рубль, как это было во времена СССР, - и тогда коррупции не будет в принципе!
Об этих упущенных возможностям больше всего кручинился зампред Комитета по обороне и безопасности СФ Алексей Кондратьев. И его рассуждение заставило, что называется «двоиться под пилой»: «Мы – страна капиталистическая, основные средства производства находятся в частных руках, — говорил он, — Поэтому и пытаемся совместить государственную задачу с частным владельческим интересом в виде извлечением прибыли». Но совместимо ли такое в принципе?
Между тем, подобная ситуация, когда на первое место среди приоритетов в современной России ставится охрана интересов собственников, а уж потом куда-то на задворки выносится безопасность страны, вызвала открытое и скрытое возмущение у всех участников дискуссий. Такого варианта «загребущего патриотизма» страна еще не знала. Да и новое положение о регулировании цен в ОПК по гособоронзаказу, плохо подготовленное ФАС и невдумчиво утвержденное правительством в декабре 2017-го, также вызвало неприятие. А многие откровенно сетовали, почему «руководящие бумаги» подписывают не специалисты типа Королева, Харитона или Шипунова, а среднестепенные, бездарные менеджеры, ничего не смыслящие в производстве и технологиях. Как быть?
Начальник Управления методологии в сфере гособоронзаказа ФАС Павел Суворов озвучил (в Совфеде) новую модель ценообразования, как мотивационную. Базовая цена для ГОЗ должна рассчитывается затратным методом, а далее – индексировать. А, если предприятие смогло сэкономить, то, по словам Суворова, «вся экономия остается в распоряжении предприятия». Однако такой мотив в условиях чехарды с непродуманной кооперацией никому не придал энтузиазма, и иронично был назван «немного беременным». А норма закона, направленная на то чтобы выбирать «как можно более дешевых поставщиков», вообще была охарактеризована как профанация, способная нарушить систему безопасности «военки».
К чему могут привести подобные новации, пытался представить замруководителя департамента экономики и ценообразования ПАО «Объединенной авиастроительной корпорации» Дмитрий Куприянов. И конечным его выводом было сообщение о том, что «сегодня потеря прибыли головного исполнителя (от роста цен из поломанной кооперации) составляет, по крайней мере в ПАО «ОАК», 70–80 %».
Многие такое положение в оборонке, особенно в кулуарах совещаний назвали ИДИОТИЧЕКИМ! А ценовые новации ФАС определили не иначе как «законотворческим полуфабрикатом»! Другой участник обсуждения из «Объединенной судостроительной корпорации» Яков Бережной подтвердил ситуацию. И сказал, что «…из-за плохой кооперации у нас вообще нет прибыли.  1-2% на ведущих предприятиях, а то вообще уходим в минусы!!!».
А отзывы про грабительские коммерческие кредиты для закупки комплектующих в угоду «жирным финансовым котам» можно определить лишь одним словом: зашкалили!
ЕСТЬ «ГРУЗ 200» ПО ПРИКАЗУ…
Когда заговорили о составе затрат, который сегодня регулируется приказом №200, кто-то из остряков-технарей назвал этот приказ «грузом 200» для нашей оборонки. И немудрено, поскольку из пресловутого «заботливого» законодательного предписания выпало главное условие развития всего военного хай-тека – в нем перестали учитывать затраты на выполнение работ  в области НИРов, ОКРов. У многих оценочные слова сводились лишь к ненормативным…
На вопрос, представителя ОСК Якова Бережноого «как так ТАКОЕ происходит?» ответил член Совете Федерации. Петр Верник. Он определил причину всех бед в том, что обсуждение нового, по его словам, «квазидвухсотого приказа» происходит не среди промышленности, а в узком кругу. Да, согласно ему «закон позволит Минфину экономить деньги. Но в результате промышленность не сможет выполнять гособоронзаказы!!!».
Такая вот, ребята, перспектива. И очень трудно сделать резюме услышанному, потому что мне, как журналисту давно не приходилось слышать таких откровенных оценок о «бракованных законах для оборонки». Неужели нужно снова бить в набат?!
Алексей КАЗАКОВ