АРКТИКА РАЗДОРА?!

Сегодня России, как и всему миру не выгодна ни политическая, ни экономическая напряженность вокруг северных полярных территорий
Вспоминая одну из арктических легенд 30-х годов прошлого века, известный полярник, депутат Госдумы Артур Чилингаров, рассказал, как Сталин на одном из совещаний в Кремле, якобы, провел на карте огромную дугу от Мурманска до мыса Уэлен на Чукотке и твердо сказал: «Это наша национальная территория». Трудно сказать: так это было, но, если вспомнить Декрет ЦИК СССР 1926 года, то по нему госграница России действительно замыкалась на Северном полюсе. А дальновидностью вождя народов, сберегшего углеводородную кладовую для будущих поколений, трудно не восхититься, особенно, если вспомнить факты разбазаривания территорий руководством страны в 90-е годы. Но к чему весь этот экскурс?

А к тому, что в 1997-м Россия ратифицировала конвенцию ООН по морскому праву, что называется в ущерб себе и тем самым аннулировала упомянутый Декрет ЦИК. Подобное решение ельцинской поры с моральной, экономической и с военной точек зрения выглядит, как минимум, странно и неоднозначно. И это при том, что та же Америка в отличие от нас, до сих пор не присоединились к упомянутой Конвенции ООН и свои нац.интересы почти всегда блюдет, не обращая внимания ни на какие нормы международного права. Поэтому слом «старых устоев» вместе с подписью нашей страны под ООН-вской Конвенцией не только не пошел на пользу мировому порядку, но и вызвал шквал притязаний на территорию Арктики со стороны ряда государств. Скажем, Канада подала в ООН заявку на расширение своего арктического шельфа на 1,2 млн. квадратных километров, рассчитывая получить ко всему прочему и Северный полюс с кратчайшим воздушным коридором между США и Россией. Руководство НАТО тоже просчитало возможности наносить удары крылатыми ракетами из акватории Ледовитого океана по территории РФ в связи с исчезновением ледового покрова. А военно-морское министерство США в начале 2000-х приняло специальный «Арктический план действий ВМС», «застолбив» и тут свои интересы.
ЮЖНЫЕ МИМОЗЫ НА МОРОЗЕ
На сегодняшний день напряжение в Арктике пока продолжает нарастать. Согласно докладу командующего Северным флотом ВМФ России вице-адмирала Николая Евменова на первом заседании Экспертного совета ГД по развитию районов Крайнего Севера, такие страны, как США, Норвегия, Канада и Дания, стремятся в кратчайшие сроки зарезервировать за собой право на присутствие в Арктике. При этом и оружие тянут сюда, будто хотят на широтах белого безмолвия «переполнить терпение пороховой бочки». И настолько расстарались, что создали в 2004 году Азиатский форум полярных исследований, участники которого (вроде Китая, Японии, Южной Кореия, Таиланда и Малайзии) вообще никогда не дышали воздухом Арктики. Китайский ледокол «Сюэлун» («Снежный дракон») уже завершил плавание по Севморпути, а на 2019 год запланирован годовой дрейф международной станции с немецким участием...
Пока научное сотрудничество государств по исследованию Арктики носит дружественный характер. Однако при определенных условиях оно не исключает усиления конкуренции и напряженности, поскольку список притязаний стран Азии и НАТО к Арктике очень обширен.
Николай Евменов сгруппировал все претензии в пять пунктов. Прежде всего, новоявленные партнеры по Северу хотят помешать России расширить границы континентального шельфа в Ледовитом океане. Тем самым преследуется задача ущемить права РФ на континентальный шельф и юридически заявить свои права на освободившиеся территории. Далее стараются придать сугубо международный статус транспортным коммуникациям по Севморпути. Ну, и естественно – голубая мечта многих состоит в том, чтобы самим беспрепятственно разрабатывать тут ресурсы, оказывая всемерное противодействие России в освоении месторождений нефти и газа на арктическом шельфе. Для этого и идет тут усиление военной активности стран НАТО с увеличением своих «холодных» мероприятий. И, таким образом, все новоявленные партнеры объективно потребовали от Российской «принять меры по защите национальных интересов». Насколько же сегодня они адекватны?
ДУТЫЕ ТОРОСЫ И ЗАНОСЫ
Поставленный вопрос возник еще и потому, что никуда не исчезла боязнь повторить глупости, которые были совершенны нами со «сдачей Арктики» в 1997 году. И этот вопрос вовсе не нелеп, как может показаться на первый взгляд, поскольку по Крайнему Северу и Арктике в РФ сегодня существует более 500 законодательных и нормативных актов, порою взаимоисключающих друг другу. В частности, эту точку зрения отстаивает Артур Чилингаров, указавший, что лишь несколько законов остаются адекватными современным внутренним и международным условиям.
Весь пакет «законодательной арктической чехарды» был, что называется, «наворочен» после 2008 года. И Николай Евменов привел этот длинный список «наворотов» на Экспертном совете. В него попал закон «Об основах гос. политики РФ в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Далее он привел аж шесть (6) законов, в которых встречается слово «стратегия». Неурядицы всплыли и со сроками исполнения. Так госпрограмму "Социально-экономического развития…» вынуждены были продлить до 2025 года. Аналогично и «Морскую доктрину…» продлили соответствующим Указом Президента под № 327 до 2030-года.
Законотворческая чехарда по Крайнему Северу, увы, до сих пор не изжита, и тормозит вполне конкретные дела. Например, она застопорила постройку ледокола «Арктика». Главный конструктор ЦКБ «Айсберг» Александр Рыжков нашел причину в том, что «завод «Кирoв-энерго­маш» не сможет поставить паротурбинную для ледокола» в связи с «изменением законодательства в части проведения закупочных кампаний». До сих пор не утверждена концепция системы космической связи для Арктики, как заявил об этом руководитель «Россвязи» Олег Духовницкий. А его зам Игорь Чурсин констатировал, что Севморпуть из-за этого вообще «на грани фола».
По словам Николая Евменова, в штопор попало и Минприроды со своим подготовленным законпроектом «О морском (акваториальном) планировании». В т.ч. в области нашего военного присутствия в Баренцевом море. Непринятие законопроекта, подготовленного на основе совместных российско-норвежских разработок по Новой Земле и высокоширотной транспортировке, стопорит и хозяйственную деятельность и обеспечения безопасности северных рубежей России.
Конечно, не везде наблюдаются подобные прорехи. Скажем, можно гордиться тем, как организованно происходит восстановление инфраструктуры СМП, как четко проводятся военные учения российской армии в этом регионе. В том числе, памятными стали высадка десанта на Северный полюс и создание военной базы на Новосибирских островах. Это во многом компенсирует ратификацию пресловутой Конвенции ООН по морскому праву 1997 года. Но многие голоса в России сегодня совершенно справедливо настаивают на том, чтобы и Северный морской путь был утвержден законодательно, «как исторически сложившуюся российскую транспортную коммуникацию в Арктике с принадлежностью ее к российскому побережью».
По словам председателя Комитета Госдумы по обороне Владимира Шаманова, в последнее годы нам удалось придать статус оперативно-стратегического командования Северному флоту ВМФ России. «Таким образом, на всем Севере появился один единственный хозяин, который за всё отвечает, всё координирует», — сказал он на Экспертном совете. А, плюс к этому призвал прилагать больше усилий по защите интересов России и на дипломатическом уровне, поскольку участие в международных договорах и соглашениях расширяет возможности нашей страны. Тем более, что уже есть хороший прецедент, когда Комиссия ООН признала правомерность российской заявки на континентальный шельф Охотского моря, фактически утвердив его в статусе моря внутреннего.
КТО ВЕРНЕТ ЛЮДЕЙ «НА СЕВЕРА»?
Вместе с тем, северные границы не будут защищены должным образом, пока не обеспечат себе надежные тылы в сфере социально-экономического развития. И, как констатировал директор Международного института проблем химизации…Валерий Бабкин, «в этом вопросе дела обстоят из рук вон плохо». «Например, практически ничего не дал для подъема экономики Сахалина принятый закон об СРП с участием иностранного капитала во всех известных ныне компаниях — «Сахалин-1», «Сахалин-2», «Сахалин-3»», — считает он. – «Из 45 стратегий, принятых тут, ни одна не выполняется». Так что же это за горе — специалисты, которые «наклепали» столько стратегически негодных законов?
На этот вопрос лучше всего ответил Гендиректор Всероссийского института авиационных материалов, академик Евгением Каблов. Согласно его выкладкам, для подъема северной отрасли «необходимо срочно и резко изменить роль и статус РАН..., и вернуть те права, которые были всегда (в плане научного прогнозирования и планирования территориального развития). А для этого именно академия должна давать окончательные заключения о научной обоснованности и технологической реализуемости любых крупных государственных проектов».
В этом ключе речь зашла и о том, как быстрее восстановить инфраструктуру Крайнего Севера, чтобы люди оттуда не бежали? А сегодня, по информации председателя Комитета ГД по региональной политике, проблемам Севера и Дальнего Востока Николая Харитонова, более 25% людей, работающих на Севере, пытаются переселиться в другие регионы России. И их вполне можно понять, поскольку минимальная зарплата в РФ установлена сегодня в размере 7800 рублей для всех регионов, а прожиточный минимум на Севере и на Юге совершенно несопоставимы по прожиточному уровню. К тому же нет реальных северных коэффициентов и надбавок к зарплате, а многие гарантии представлены только на бумаге. «Почти 200 тысяч семей-северян стоят в очереди на получение жилищных субсидий для отъезда с Севера. Многие семьи ждут от государства жилищный сертификат больше 20 лет. При этом почти 8 тысяч человек старше 80 лет».
Аналогичную направленность (на неотложную поддержку северного населения в трудовом вопросе) разделяет и губернатор Мурманской области Марина Ковтун. Она рассказала, что на протяжении последних лет наблюдает устойчивую тенденцию сближения средне-областного и средне-российского размера среднемесячной заработной платы. Если в 2003 году этот разрыв составлял 1,6 раза, то уже в 2016 году 1,3 раза. И, по мнению Ковтун, «мы постепенно сближаемся со средне-российской средней заработной платой, в результате чего практически исчезли преимущества жизни на Севере», а самым актуальным «становится задача остановить миграционный отток (и не только в Мурманской области, но и в других территориях Арктической зоны)».
Да, в последние годы мы действительно наблюдаем мощный экономический и цивилизационный поворот России с Запада на Восток. Но по меткому замечанию мурманского губернатора, этот процесс подчас сопровождается перетягиванием одеяла с Крайнего Севера, что приводит к незаслуженному понижению внимания к выгодам северных проектов. В первую очередь упрек тут относятся к Газпрому, который откладывает в долгий ящик планы газификации северных регионов, в т.ч. и Мурманской области. Массу людей, самоотверженно готовых осваивать Север, не первый год оставляют без благ цивилизации. И только от воли руководства страны зависит, чтобы эти ожидания не утонули, не исчезли, не растворились в бесконечности нашего белого безмолвия…
Алексей КАЗАКОВ