МЕРТВАЯ ВОДА ПОДМОСКОВНОГО ГУБЕРНАТОРА

Сбылся наш один из самых неутешительных прогнозов о том, что экономическая и экологическая деградация будет преследовать один из самых ключевых центральных регионов страны. Об этом вынужден сообщить в СМИ сам губернатор Мособласти Андрей Воробьев. Вслед за ужасающим заражением губернии свалками, хищническим и бесплановым ее «освоением» постоянно меняющимися и разоряющимися стройкомпаниями вся эта бизнес-вакханалия привела к беспрецедентному заражению водных ресурсов. Нагляднее всего об этом говорит статистика. Количество смертей от плохой воды (с 6 тысяч в 2015-м) более чем втрое подскочило в году минувшем, достигнув более 19 тысяч смертей. Если посчитать динамику процесса, то при сохранении подобных темпов территориальной деградации, за десять лет «водяная смертность» может достигнуть без малого 190-200 тысяч людских потерь. Фактически вымрет целый (отнюдь немаленький) город вроде Люберец или Мытищ. И сегодня губернатор вынужден делать заявления против «питьевого экоцида», докладывая, что к 2018-му году ситуация должна выровняться за счет внедрения схем очистки (через так называемые ВЗУ). Но вряд ли мертвая вода такими темпами схлынет и вымоется из кранов подмосковных квартир. И вряд ли после всех подмосковных скандалов с изъятиями сельхоз земель, точечными коллапсами, вырубками подмосковных лесов, жалобами муниципальных руководителей президенту Путину, протестами обманутых дольщиков и т.д. и т.п., — вряд ли вся эта «водная мертвечина» отфильтруется быстро и безнаказанно…


ТАКОВ БЫЛ ПРОГНОЗ
Его мы дали в специальном обзоре «ПИРРОВА — ПИАРОВА ПОБЕДА» («ПР» № 65-66 (93-94) сентябрь—октябрь 2016 г.), который представил сценарий развития пост-выборного поля для некоторых младогубернаторов из «ЕР». А конкретно давали прогнозы на примерах московской области, представляющей и предопределяющей своеобразную модель развития всей РФ в миниатюре на время выползания страны из кризиса.

Под заголовком «ТЕКТОНИКА КОСЫХ БАЛАНСОВ» мы представили самые опасные дисбалансы, возможные тогда для Московской области.
«В результате правительственной бесхозяйственности первым кризисным «сдвигом по фазе» стал территориальный дисбаланс РФ, — подытоживали мы более чем трехлетний опыт подмосковного хозяйствования новой тут власти и вполне определенно сказали: «Если посмотреть распределение производительных (и демографических) сил по стране, то мы сразу отмечаем на карте раздувание Московского территориального флюса. Сегодня каждый седьмой житель РФ (а это более 20 миллионов человек) — представители столицы и Подмосковья. Новая Москва теперь выглядит на карте не как сердце страны, а как приставленный к нему катетер, который стройкомпании лоббисты загородили уродливыми тромбами у страдающего одышкой мегаполиса. Отстроенные на другом конце страны территории, вроде острова Русский оказались пустыми, как и вся, увы, пока редеющая Сибирь.
«Еще хуже (в центре) обстоят дела в Подмосковье», — писали также мы. Но, обращали внимание, что «это не наши измышления, а обзор предвыборной литературы — 2016. Так вот здесь, как мы писали 2 г. назад, уже нельзя спеть «Подмосковные вечера» практически ни у одной речки. Потому что все они стали речками-вонючками. В самом грязном Красногорском районе (а это столица Подмосковья), как сообщает Ростпотребнадзор, не осталось ни одного безопасного места для купания. Кроме этого, здесь извели (захватили) все земли сельхозназначения, да так, что теперь объявлена программа ежегодной «прочистки кадастров» и выявления неиспользованных территорий «мутными» собственниками. Губернатор обещал ежегодно возвращать селу по 70 тыс. га. Но мы сомневаемся в исполнении такого рвения, потому что несвоевременная рекультивация и явная деградация земель делают их рискованными даже для экстенсивного применения и могут привести к очередному — уже земельному (сельхоз) дефолту. Тем более, что количество свалок тоже зашкалило. В среднем на каждого жителя области ежегодно прибавляется по пять тонн отходов. Во многих местах здесь практически выпили всю воду из артезианских горизонтов, нарушив их до такой степени, что пришлось объявлять программу «чистая вода» и вводить плату «за бурение». И это тоже, кстати, грозит еще одним — водяным дефолтом с опасными провалами грунта и разрушениями.
Как же произошла столь грязная командная оккупация некогда идиллических песенных мест? Мы уже сообщали, что при губернаторе Воробьеве тут за три последних года ввели железобетонного убогого жилья для 300 тысяч человек – т.е. целый город. Еще примерно столько же брошено недостроя, а его распыление наглухо застопорило госфинансирование и наплодило очередную армию обманутых дольщиков. Сбылись наши прогнозы (2014-го) о том, что дурная бесплановость приведет к строительному дефолту. Вот и дожили до него!
Президент на предвыборной отчете перед ним главы Мособласти как-то слишком мягко пожурил его на TV за диспропорции и бесплановость развития. Не смогли ничего исправить и активисты, которые уже давно собрали нужное количество подписей для отставки этого горе-руководителя. На своих протестных сайтах и в блогах они несколько лет подряд выступают против бездумных точечных застроек, захватов охраняемых природных территорий, против стопора социальной инфраструктуры, загаживание сетей коммунальных. В тысячах сообщений «наверх» по сию пору идут обвинения Воробьева в безнаказанном игнорировании демократических процедур при обсуждении планов развития территорий. А «сверху» – ноль реакции! Приводятся факты подделки документов, «непросвеченности» балансов строек, отсутствие их кредитных историй, источников происхождения инвестиций, собственников и т.д. и т.п. – И опять — ноль последствий. Жалуются, как суды (против Мортонградов) в десятках процессов, как под копирку, повторяют одни и те же решения с ключевым словом «отказать» (и с одинаковыми грамматическими ошибками из постановления в постановление). – И опять никаких ответов! Почему же без последствий остаются губернаторские перекосы (с насилием над территориями, бесплановостью их развития, стрельбой за передел рынка и т.д.)? У нас нет ответов на эту избирательную “правду”».
ДЕФОЛТЫ: СВАЛОЧНЫЙ, СТРОИТЕЛЬНЫЙ И ВОДНЫЙ,
БЕСПЛАНОВО-ОТКАТНЫЙ, МОНОПОЛЬНЫЙ?..
Что же изменилось после написания приведенного выше прогноза?
Многие могут вспомнить, как Путин в ручном режиме закрывал свалку в Балашихе, где под более чем 400-тысячный город подложили свалочную бомбу (и не одну, как потом выяснится). Но, если вернуться к обзору-прогнозу конца прошлого года («Пиррова- пиарова победа!»), то мы должны вспомнить, что в подзаголовке «КРИЗИС ОСВОЕНИЯ» мы давали макроэкономический расклад для всего бизнеса в РФ, поставив вопрос по провальным областям и отраслям более остро: «Кто разгребет всё это?!». И отвечали, что «на наш взгляд, (сделают это) только специалисты. Усиливать страну надо ими, а не чиновниками. Иных прогнозов просто нету...».
Сегодня мы видим, что перед выборной кампанией нашего президента Владимир Путин уже, можно сказать, преодолел Рубикон обновленческих назначений. И тут нелишне напомнить, что если в президентство Медведева было примерно полсотни новых региональных (и также отраслевых) переизбраний, то сегодня их гораздо больше. А сама такая схема для нового прихода Путина становится надежной гарантией его политтехнологической (вертикальной) поддержки на предстоящих выборах.
Однако, при этом почему-то вспоминается хрущевский (зеркальный) аналогичный сценарий эстафетной демократической передачи. Еще раз вспомним: после семилетки Хрущева стабилизаторы (которых историки потом поименовали носителями застоя) под руководством горячо любимого Леонида Ильича Брежнева совершенно мирно и процедурно правильно отстранили от власти прежнего главу партии и правительства. Верные соратники, огородившись на тот момент технократическими гарантами из Политбюро, сделали, что сделали.
Сегодня при сетевом распределении назначенчев подобное повторение сценария НЕВОЗМОЖНО. Правильно говорят, что два раза нельзя войти в одну реку. Но крамола может всплыть из других замутненных омутов. Некоторые из младогубернаторов (а их еще почему-то называют технократами, «золотыми сотнями», а то и «тысячами») рискуют поддаться соблазну «освоения территорий», аналогичного тому, которое уже было у их предыдущих коллег, хорошо осваивающих свою целину, объявлявших страшные заказные болезни скота (и народа) в своих вотчинах с полной заменой поголовья и всякими прочими чистками… Другие соблазнялись задачами тотальных земельных стяжаний с оффшорным оформлением, или тотальными лесными порубками с обнаруженным вдруг таежным хрустом неведомых жуков-типографов… Третьи обрастали клановостью, да такой, что от родственников не было отбою ни на земле, ни в небе, ни на море… Четвертые становились монополистами на всех гектарах и перепахивали своими фирмамии агрохолдингами поля и веси от горизонта до горизонта, а потом проваливались в карсты и овраги и опять терялись в разных омутах... Пятые коллекционировали приборы отсчета ресурсов, денег и разных часов, будто хотели остановить само время. Шестые становились такими крутыми монополистами, что хуже гоголевского Плюшкина обирали у народа и прятали по карманам и вкладам каждую копейку… Седьмые… Да что там седьмые десятые и двадцатые, если мы постоянно видим переиздание Салтыкова-Щедрина, персонажи которого в современном прочтении (при соединении власти с собственностью и достижении критической массы алчности) готовы не только откусить руку дающего, но и пожрать своих благодетелей?!
Описанные риски никуда не исчезли и им нужно противостоять. Хотя это уже другая тема, пусть и прямо вытекающая из нынешнего открывшегося разнообразия назначенцев.
Все надеются, конечно, что молодость и благородство сделают Россию великой. Ну а, если не сможем соблюсти чистоты рядов и девственного патриотизма, как будем избавляться от болезней и язв темного прошлого?.. Вот в чем вопрос!
Александр КАПКОВ