САМЫЙ ЧЕСТНЫЙ БАНК…

Православные предприниматели создают Этическую финансовую систему и считают, что она поможет стране выйти из кризиса
Видно, это всегда так происходит в годы кризисов. Еще во времена великой депрессии в США создавались народные банки. Во времена первого экономического кризиса в России при Столыпине создали крестьянский Банк для не совсем удавшегося «великого крестьянского переселения» в Сибирь. А сегодня при фактическом коллапсе в РФ кредитной системы Киви-банк, видно, почувствовал кризисный тренд и стал рекламировать кредитную «Карту совести». Многие экономисты и финансисты заговорили о морали в экономике. Хотя надо вспомнить, что одним из первых это направление в постперестроечной России еще до ухода из жизни возглавил экономист академик Львов (см. в нашей газете «Рыцарь православной экономики»). А теперь тему возглавили предприниматели, называющие себя православными. Насколько их затея жизнеспособна?

ОТ УТОПИСТОВ – ДО РЕАЛИСТОВ
Очень долго христианский социализм и его создатель философ начала ХХ в С. Соловьев, воспринимались иронично. Но в последнее время опять стала широко обсуждаться тупиковость российского капитализма, погрязшего в ростовщичестве и монетаризме. В противовес ему опять пошла речь об обустройстве бизнеса на основе христианских этических норм. Об этом говорил Патриарх Кирилл на прошедших «Рождественских чтениях» в Госдуме, где отметил, что существующие финансовые инструменты не работают в интересах большинства населения, и выступил за создание банка, способного поддерживать бедных людей и реальный сектор экономики. А член Общественной палаты РФ Всеволод Чаплин вообще призвал к объединению предпринимателей для создания финансовой системы, работающей на базе православной деловой этики.
Отличительной особенностью Этической финансовой системы,  или как ее еще называют православной финансовой системы (ПФС) является то, что она базируется не только на действующих законах, но также на нормах православной нравственности. Если существующая банковская система своей главной задачей провозглашает получение прибыли, то ПФС на первое место ставит соблюдение этику  на «Территории доверия» и полное отрицание ростовщичества. А вознаграждение ставит в зависимость от доходности предприятий, запрещая деятельность, не направленную на создание реального общественного богатства и вложения в сферы, не соответствующие христианским принципам (типа игорного бизнеса, производства табака, наркотиков и т.п.). По словам Чаплина, «нам (России) необходимо очистить нашу финансовую систему от западного лицемерия, двойных стандартов, псевдолиберализма, западных финансовых пирамид» и других псевдомеждународных манипуляций.
Похоже, что приближается время новых веяний. Двери Общественной палаты теперь стали полностью открытыми для обсуждения христианских идей в области банкинга. На слушаниях в ОП РФ по этой теме принимали участие как представители православной церкви, так и известные ученые — экономисты. Среди них академик РАН, советник Президента РФ, зав. кафедрой факультета госуправления МГУ им. М.В. Ломоносова С.Ю. Глазьев; член Совета по инвестиционной политике Торгово- промышленной палаты РФ и участник Клуба православных предпринимателей Д.В. Любомудров; вице- президент Ассоциации региональных банков О.М. Иванов; упомянутый уже член ОП Всеволод Чаплин и другие.
ГЛАЗЬЕВ КАК СТОРОННИК НОВОЙ ЭТИКИ. ФИНАНСОВОЙ
Как выяснилось на слушаниях в ОП, Академик Глазьев уже давно является сторонником создания Этической финансовой системы (ЭФС). И, согласно его взглядам, банки не просто должны знать клиента, а должны вместе с клиентом работать на результат проекта. «Смысл денежной политики заключается в том, чтобы максимизировать инвестиции, чтобы финансовый сектор, банковская его часть, и производственная сфера работали в симбиозе, обеспечивая положительный контур расширенного воспроизводства экономики», — считает академик Сергей Глазьев.
В общих же чертах Этическая финансовая система должна работать по простой и понятной схеме. Инвесторы  призваны вместе с производителем обсуждать свои проекты во всех деталях и утверждать смету, чтобы затем соинвесторы с помощью ЭФС контролировали процесс реализации проекта, а также правильность использования денег. Так смог бы появиться механизм мощной защиты миноритарных инвесторов, а, следовательно, — и выкристаллизовалась бы и дополнительная возможность привлечения «длинных денег». И, если исходить из известного факта, что 80% всех инвестиций в мире принадлежат вовсе не крупным компаниям и банкам, то, как ни странно, именно небольшим (миноритарным) инвесторам можно было бы защитить наименее защищенный класс людей, готовых вкладывать свои деньги на общую пользу.
В своих рассуждениях православные  финансисты вплотную подходят к решению ключевого вопроса о справедливом, а не кабальном инвестировании. Это важно, т.к. у ЦБ ставка рефинансирования нынче слишком высока и деньги очень дороги. Зарубежные инвесторы тоже пока осторожничают. Как быть?
НКО – ДРУГИЕ, НОВЫЕ, КРЕДИТНЫЕ
Православные экономисты предложили на первом этапе начать финансирование проектов на основе долевого участия. Для этих целей предлагают создать небанковские кредитные организации (НКО). Минимальная сумма для старта тут могла бы начаться с 400 млн. руб. В таком финансировании, по проекту, должно быть, как минимум, 11 православных предпринимателей (долей каждого составляет менее 10%). Сумма вложений одного совладельца НКО, таким образом, составит менее 37 млн. Одинаковая доля позволит сохранить коллегиальность и избежать ситуации монопольного доминирования инвесторов. И еще важно, что для НКО разработаны «технологии безрискового банковского обслуживания и бюджетирования проектов», что должно обезопасить банки от крахов.
ВЫГОДЫ ПОДХОДА ПРАВОСЛАВНОГО
Выгоды в работе описанных НКО в том , что для них не нужны изменения законов, налоговых льгот, решений Правительства, и каких-то административных изменений. Система с этической доминантой работоспособна на общих основаниях. И самое же главное, уже есть положительный опыт работы такой системы в России и за рубежом. Близкие по низкорисковым агентским принципам работы фидуциарные банки не одну сотню лет успешно и стабильно работают в Швейцарии. На принципах долевого участия много лет успешно развивается исламский банкинг (в РФ три такие финансовые компании). Однако наше законодательство содержит серьезные препятствия для развития такого банкинга. В частности, в деле разрешения банкам торговых операций категорически  и Госдума, и ЦБ. Но не пора ли избавиться от догм?!
О необходимости создания православной финансовой системы впервые заговорили еще в середине 2009 года. Но теперь тема продолжается лишь в рамках Клуба православных предпринимателей. Хотя, по мнению Чаплина, «план по созданию кластера низкорисковых спецбанков не означает, что предложено отказаться от привычных универсальных банков, которых в России и в мире подавляющее большинство. Любые революции вредны, особенно в финансовой сфере…»
КРИТИКА НЕ ОЧЕНЬ ПОЗИТИВНА
К идее  создания православной финансовой системы  представители банковского сообщества относятся без большого энтузиазма. Их позицию обощил  профессор, доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества Валентин Касатонов в статье «О православных банковских утопиях». И этот исследователь уверен, что в условиях капитализма банкинг может быть только ростовщическим и больше никаким. Но с другой стороны, по Катасонову  получается, что «капитализм по своей духовной природе является не просто чуждым христианству, но противоположен ему. А идея «православного банкинга», по его мнению, «способна лишь дискредитировать Русскую Православную Церковь».
С этим мнением солидарен и финансист Ви́ктор  Гера́щенко, допуская, однако, что принципам православия в наибольшей мере соответствует экономика СССР. В те времена было три банка: Государственный, Промстройбанк и Внешторгбанк. Госбанк СССР фактически был эмиссионным подразделением союзного Минфина и выпускал дензнаки, которые назывались «казначейскими билетами» и «банковскими билетами». Но, по сути, советские рубли были казначейскими, а не кредитными деньгами (которые сегодня являются единственной формой «бумаг», выпуск которых создает долг). Формально эти банки (при Союзе) могли выдавать ссуды предприятиям под символический процент (1,5-2,0%). Однако это был процент не ростовщический, а «технический».  Он возвращался в хозяйственный оборот, что предотвращало возникновения долга и дисбалансов экономики…
Хорошо, что вспомнили, о советской банковской системе. Ведь даже, если в дистанцированном от религии обществе такая система была жизнеспособна, то нельзя отвергать того, что ее обновленный этический вариант не работоспособен. Не знаю, как другие, но мне хочется верить в такие справедливые перспективы!
Алексей КАЗАКОВ


Российский экономист-кибернетик, доктор экономических наук, профессор МГУ, один из руководителей «Научной школы стратегического планирования Н.И. Ведуты» Елена Ведута:
ПОХОД «БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ»
Таким выражением, по мнению ученой, сегодня можно охарактеризовать нынешнюю экономику РФ. Но она (экономика) вполне может обрести своего «царя», если страна вернет себе четкое планирование – новую киберсистему с динамической моделью расчета самых выгодных вариантов развития бизнеса и промышленности. Это и будет той доминантой, которая дополнит подход православных экономистов. В противном случае они рискуют остаться в зоне чисто монетарной борьбы и, бесплановость вновь выразится в тупиковых поисках руководящей для страны идеи…
Таков взгляд на проблему жизнеспособности православной экономики у доктора экономических наук, завкафедрой МГУ Елены Ведуты. И вот еще несколько интересных и резонных ее замечаний, предложений и уточнений:
— Введение в оборот моделей некоммерческих кредитных организаций сразу ввергает их в зону и без того обострившейся конкуренции за оборотные средства, характерные для всех кризисных периодов — рассказывает Е.Н. Ведута. – И это естественно, потому что борьбу за деньги будут вести не только сплошь монетарный ныне ЦБ и некоммерческие кредитные организации
Пожалуйста, подождите, но и те коммерческие структуры, которые сплошь воспитаны на монетаризме. Государственную монополию на денежное обращение будет «подпирать» большее количество игроков. А это вопреки благим ожиданиям может даже обострить проблему денежного обращения. Почему? Да потому что монетарные принципы в основе своей не изменятся и предпосылок к снижению ставок не будет. Они (ставки) по-прежнему будут зависеть от ЦБ, ну, и, может быть, еще от того политического давления, которое власть оказывает на Центробанк.
— Вы хотите сказать, что деньги (а, следовательно, и ключевая ставка) так просто не подешевеют. Почему вы делаете такой вывод?
— Потому что объективные законы обмануть нельзя. Снижающаяся денежная масса ныне объективно соответствует снижающемуся кризисному падению ВВП в стране, поскольку объявляемый сегодня его рост находится в пределах так называемых статистических погрешностей. Это отражение закона стоимости, который не обманешь. И сам процесс рецессии не обуздать одними усилиями банков, если не выделить в экономике необходимых точек роста, а, следовательно, — не применить передовых моделей планирования, на основе расчета конкурентной кибермодели.
— Вы считаете, что без введения планирования, о необходимости которого уже не раз говорил сам президент страны, экономику не спасут никакие даже моральные, этические системы, предлагаемые экономистами?
— Я сама за мораль в экономике. Но хочу сказать, что как раз именно современное планирование более всего придало бы моральную составляющую нашей экономике. И, прежде всего, оно позволило бы не просто реально, но в реальном масштабе времени, или, как сейчас говорят, он-лайн контролировать процессы инвестирования и расширенного воспроизводства. А заодно такое нововведение, знакомое нам из опыта СССР, избавит страну от монетарной монопольной модели, которую нам предлагают либеральные экономисты и более четверти века, как Сусанин по болотам водят экономику по дебрям западных экономических заблуждений.
— По-вашему все потери экономики происходят от бесплановости?
— Именно поэтому. А еще потому, что в мутной воде всегда легче ловить косяки уплывающих из реальной экономики капиталов, плодить взятки, откаты, да и просто завышать стоимость проектов и прочие, мягко говоря, «упущения» (когда модели «план – закон», «план- контроль» не работают и приводят к новым и новым огромным ущербам).
— Это можно  подтвердить это фактами?
— Пожалуйста. Средний размер взятки, объявленный недавно превысил 320 тыс. рублей, тогда как еще 10 лет назад он не превышал 50 тысяч (т.е. прямая деградация более чем в шесть раз!). Из более, чем одного триллиона вложений в считающееся развивающимся наше сельское хозяйство сотни проектов ежегодно недосчитываются финансирования от 30 до 70%. Само село развивается по отсталому экстенсивному типу, понемногу вводя в оборот земли из 60 миллионов брошенных, гуляющих площадей. Ежегодно премьер ругает регионы за миллиарды неосвоенных средств. А проекты с завышенной стоимостью, вроде питерского Зенита, наоборот исчисляются десятками и сотнями. Невыплаты зарплат превысили  кризисный максимум 2009 года. Потери темпов роста уводят экономику страны от расширенного воспроизводства, вводя его в зону воспроизводства затухающего. Это ведет к потере отраслей, которые, вроде гражданской авиации, никак не могут выйти на полосу взлета…
И это далеко не все данные о цене бесплановости в развитии России. А сами эти цифры и факты в последнее время у всех на слуху и, можно сказать, показывают степень деградации и морального падения той нашей чиновничьей модели управления, с которой борются в ручном режиме, периодическими посадками и отставками зарвавшихся чинуш.
— Ну и какова мораль из всего сказанного?
— Я, как и другие ученые не против православной модели экономики. Но, прибегая к заповедям того же христианства, хочу напомнить простую истину о том, что «вера без дел мертва». А само это дело может быть налажено только при четком государственном плане, в котором нуждаются сегодня все без исключения звенья нашей экономики от акционерных обществ до госкорпораций  и малого бизнеса включительно. Речь именно идет о госпланировании. Это я хочу подчеркнуть особо. И чем мы быстрее его начнем воплощать планы по современным кибермоделям, тем быстрее общество обретет мораль руководствуясь простым правилом, что план – это закон для государства. А тогда и все мы вместе гораздо дружнее возьмемся за его воплощение, и тем больше выявим резервов производства, больше получим новых рабочих мест и заодно искореним такие «не просвеченные» явления, как коррупция, воровство и вывод капиталов…
Записал Сергей ИВАНОВ