ГЕНИИ РУССКОЙ ГЛУБИНКИ

Вот уже 15-й (юбилейный) год в городе Одоев Тульской области отмечаются прекрасные Денисовские литературные чтения. Учреждены они в честь известного русского поэта и художника Николая Денисова, чьими стараниями был возрожден известный на всю Россию древний промысел Филимоновской игрушки. И по сей день, спустя полтора десятилетия после своего ухода от нас, этот человек воспринимается тут как охранитель и гений легендарных мест — милой сердцу первозданной глубинки.

…В обычный пасмурный день, под веселую капель с древних крыш, общественность города и творческие личности (поэты, музыканты, живописцы, певцы и танцоры детского ансамбля) собралась в зале районной библиотеки. Плясали, читали и пели строки денисовских стихов, светлых и музыкальных... Пили чай с «пирогами воспоминаний»… Откуда такая любовь к своим героям, краю, истории? Откуда эта ностальгическая привязанность к разливам бурных вод в излучинах реки Упы, к древним камням монастырских стен, старой площади и развалинам кремля-детинца, как встарь вздымающегося непреступной крепостью от врагов земли русской?..
По этим долинам заливных лугов, холмам и топлякам в пойме можно изучать русскую историю. Здесь по останкам стен рубленых башен древнего разрушенного кремля, тынам и завалам проходила гигантской по протяженности граница — засечная черта Древней Руси – главная линия форпостов от набегов самых неведомых (монгольских, литовских, южных и восточных) орд захватчиков. В 1375 году из города Новосиля (сегодня он отмечен на карте Орловщины) черниговский князь из рода Рюриковичей Роман Семенович перенес столицу своего княжества в Одоев. Вот почему у современного Одоева после геральдической комиссии Екатерины II в 1777 году так и остался древний герб Чернигова…
Историк В. О. Ключевский образнее всех живописал этот исторический момент, говоря, что «помимо традиционной «сторожевой службы» приходилось создавать несколько рядов оборонительных сооружений – так называемых «засечных черт», т.е. укрепленных линий, состоящих из системы городов-крепостей (острогов), между которыми устраивались лесные завалы из срубленных деревьев (засеки)... Так возникли Тульская, Белгородская «черты», а также Сибирская и Закамская. Общая их протяженность составляла примерно 1800 км., так что получался некий аналог «Великой Китайской стены»».
Как видим, переход засеки на северо-восток был не просто побегом от опасности. В 1380-м — году Куликовской битвы, когда все силы русичей были брошены на разгром Мамая, малочисленный гарнизон Одоева держал оборону, против дошедшего до Упы войска литовского князя Ягайло. И опоздание литовского войска на Куликово поле спасло и освободило будущее России от ига.
Этот план грандиозной линии защиты Отечества отмечал и историк С.Г.Пушкарев. «…Недовольные литовским правительством князья соседний с Московскими владениями западнорусских областей, именно князья Вяземские, Белевские, Новосильские, Одоевские, Воротынские и Сезецкие, а затем князья Черниговский и Ново-Северский признали за собой верховную власть Московского государя, — писал он, отмечая, что «собирание Руси» стало «национально-религиозным движением» по Ключевскому.
«Черта рубежности» («О русская земля – ты уже за холмом!»), отмеченная во всем облике Одоева, по традиции давала защитников, певцов, глашатаев и хранителей этого края. Неспроста, наверное, из Одоева вышло сразу три героя Советского Союза. Неспроста город в народе прозван «перекрестьем и городом шести дорог». Видимо, потому, что не только тульские, межобластные, но и федеральные трассы пересекаются здесь. Неспроста, сбылся сюжет одного из рассказов чествуемого на чтениях поэта и художника Денисова, который напророчил, что фермы будут такие, что каждая корова станет индивидуально обслуживаться «электронными пастырями». А теперь агрохолдинг Мираторг именно такие фермы строит на 14 тысячах гектар Одоевской земли. Мясное животноводство дополняется молочным и овощным с прекрасным молоком, сырами и Одоевскими консервами, джемами и повидлами, которые идут во все уголки России. А еще выяснилось, что склоны реки Упы и косогоры столь щедро одариваются солнцем, что на них прижилась виноградная лоза…

***
В день Денисовских чтений удалось присутствовать на встрече бизнесменов из Москвы, среди которых был представитель мюнхенской консалтинговой компании по привлечению немецких инвестиций Свен Рау. Этот год – назначен в стране годом экологии и поэтому глава администрации муниципального образования Одоевский район Валерий Крупнин сразу обозначил, что на землях района могло бы прижиться в качестве экологического бизнеса. Раздельный сбор и переработка мусора, по мнению Крупнина, — только начало. И, поскольку Одоев, – город шести дорог, и через него проходят трассы большегрузов, в том числе, и на полигоны захоронения мусора, то вполне можно было бы построить типовой, скажем, немецкий завод по утилизации. Такой завод, как принято сейчас обозначать заводом  без трубы был бы выгоден тем, что полностью бы решил задачу утилизации, и при этом давал бы еще тепловую и электрическую энергию, на которой можно было бы зарабатывать деньги, и экономить муниципальный бюджет по статьям коммунальных расходов. Эту информацию подтвердил и гость из ФРГ Свен Рау. В самой Германии так делают уже давно, и многие ее земли экологически облагородились за счет строительства не пылящих, и не дымящих, зато чрезвычайно доходных перерабатывающих предприятий. А для развития такой экологичной утилизации нужен строгий мониторинг «свалочной деятельности» (что опять же – плюс в борьбе с незаконными захоронениями). И, ко всему прочему, дает возможность спланировать гамму материалов (от стройматериалов до сделанных из остатков деревообработки пеллет), чтобы планово запускать продукцию из отходов промышленных и сельскохозяйственных  предприятий, расположенных здесь. Чтобы выгодно развивать тепличное хозяйство.
Другая проблема – износ старой инфраструктуры, особенно в отношении водоочистки. Так, скажем, была здесь, у реки Хлевенка, впадающей в Упу, некогда налажена фильтрация бытовых и промышленных стоков через гранитную крошку. Но прошло время — фильтры засорились. И опять для  разумного решения нужны не только инвесторы, но и оптимальная, не тупиковая, не одноразовая, а умная технология.
Зашел разговор и о модном сегодня владении старинными особняками, которые при условии реставрации и целевого использования можно было бы приобрести за один символический рубль. Так, скажем, бывшая усадьба ветерана войны 1812 года генерала Мерковича долгое время со сталинских еще времен была Российским домом отдыха писателей. Здесь, кроме своих, родившихся в Одоеве мастеров пера П.С. Романова, В.Д. Успенского и языковеда, директора института языкознания АН СССР Ф.П. Филина были и такие литературные столпы как Фадеев, Пастернак, другие знаменитости. У усадьбы по-прежнему крепкий фундамент, но стены ветшают на высоком склоне, открывающем прекрасную панораму истинно русского пойменного раздолья. А представьте, ожили бы спящие залы классической усадьбы, зашуршал бы ветер по аллеям под старыми кронами.
Ну и, как-то сам собой, в разговорах об Одоеве, как городе шести дорог, зашла речь о туристической деятельности. Тут еще не проявился в полную силу экологический туризм и заодно не вышел на должную высоту туризм промысловый (сельский) с мастер-классами, с вживанием в эти местные промыслы, главным из которых стала возрожденная Н.В.Денисовым филимоновская игрушка в деревне Филимоново. По-прежнему ждут своего часа редчайшее месторождение реликтовой глины, мастера традиционной лепки, печи для обжига, радостные фестивали игрушечников. — Бери, твори и радуйся!.. Ведь даже эту статью можно было бы  сделать доходной, если вспомнить, как раньше в пору СССР, здесь по эскизам Денисова на союзном уровне в Минкульте утверждали поточное производство для интернациональных игрушек. Не только традиционных свистулек, но и — своих глиняных Барби и Кенов, специально выпускаемых для национальных республик, и не только с русским, но и с узбекским, таджикским, да с любым, даже прибалтийским национальным колоритом. Теперь опыт мог бы перейти в другую плоскость – с мастер-классами, которые бы давали сами хранители игрушечного промысла в специальной деревне (слободе) мастеров под веселые фольклорные хороводы на широких солнечных полянах.
Вопрос, как возродить Россию, тут в прекрасной и чистой глубинке всегда возникает сам собой. И естественным образом приходит ответ, что возрождение – это, прежде всего, воскрешение культа предков. Про любовь к отеческим гробам тут вспоминаешь, потому что именно на малой Родине всегда хочется, чтобы прекрасное прошлое наших матерей, бабушек, дедушек и бравых прадедов само собой, как Феникс, возродилось бы из пепла! Чисто юридические законы, позволяющие добиться статуса достопримечательного места, как рассказал местный глава администрации Валерий Крупнин, не единственные в деле возрождения даже исчезнувших, но оставшихся на карте сел и деревень. По его мнению, тут можно вступить в права наследства, если люди, потомки своих отцов, сами в реальности оживят и восстановят дома и улицы. И белые гуси, гогоча распахнут свои крылья, спеша к искрящимся солнцем прудам. И белые ромашки, которыми мечтал прорасти поэт Денисов, призывно закивают: приходите, мы вас ждем!
Александр КАПКОВ