«БУДЬ ОН КРУГ, ЯДРЕНА ВОШЬ!»

Воистину, «Поэт в России больше, чем поэт». Я это к тому, что доклад вице-премьера Ольги Голодец, мягко говоря, потряс общественность. Оказывается,  главной причиной краха нашего образования есть не что иное, как: «Неправильно у нас классы сконструированы: у нас они все прямоугольные…». Народ впал в шок. Чуть оправившись от такого «открытия», начал возмущаться: «Неужели, в то время как спецслужбы бьют тревогу: «В разгаре информационная суицидальная война против наших детей», вице-премьер считает самым важным изменить конструкцию школьных классов, которые по всей России имеют форму параллелепипеда»?! Поневоле возникает ассоциация с песней Владимира Высоцкого о Канатчиковой даче. Тем более, что признаки сумасшедшего дома все чаще проявляются в нашем быту…

ВОТ ЕЩЕ ПРЫЖОК С ВЫСОТКИ…
«На востоке Москвы сегодня покончила с собой ученица 9-го класса. Школьница выпрыгнула с 24–го этажа дома на Новогиреевской улице. Отметим, что это уже третий случай подобного самоубийства среди московских школьников за последнюю неделю»… Мы, к стыду своему, начинаем привыкать к этим многочисленным страшным сообщениям, что, согласитесь, вряд ли можно считать признаком высокой нравственности и нормального психического здоровья.
В предыдущей статье «Формируют класс самоубийц?», наша газета подробно осветила эту тему, и  актуальность её не вызывает сомнений. Сам  президент страны вмешался в данную проблему, и дал поручение в ближайшее время разработать систему мер по профилактике молодежного суицида. Проведены аресты подозреваемых в организации социальных сетей, провоцирующих детей на самоубийство. Но вот  мнение главврача психиатрической больницы Максима Артамонова: «ПЕРВОПРИЧИНУ детских суицидов не стоит искать в соцсетях — здесь  проблемы связаны с ПЕДАГОГИКОЙ И НРАВСТВЕННЫМ ОПУСТОШЕНИЕМ ЧЕЛОВЕКА. Надо наполнить жизнь детей смыслом, дать им цель. Тогда и вопрос о суициде сам собой отпадет». Смертоносные сети в мировой паутине, конечно, созданы, и «пауки» охотятся за нашими детьми, но в роли загонщика детей в эти  сети выступает все-таки школа?! Именно от школьной среды, которая олицетворяет для детей «суровую реальность», они пытаются убежать в «мир иной», используя любую возможность, в том числе и услужливо предоставляемую организаторами преступно провокационные соцсети.
То, что вице-премьер сконцентрировала внимание именно на школе, конечно, правильно, но вот изменение геометрии класса, как панацеи от бед, извините, не соглашусь. Как же не быть нравственному опустошению, о котором упоминает главный врач Артамонов, если министр образования Васильева фактически бесплодно добивается от подчиненных отношения к образованию как к нравственному служению, а не как к услуге. При этом, запрещая употреблять это слово вопреки действующему Закону, и, отказываясь принимать меры по усовершенствованию законодательства. К чему такой подход министра, распиаренного как «православная патриотка»? У взрослых и то нравственное опустошение наблюдается, что уж тут говорить о детях.  Насчет цели, о которой говорит психиатр, — еще хуже. Официальные заявления г-жи Васильевой не соответствуют задачам, поставленным Владимиром Путиным в Послании Федеральному Собранию. Взять хотя бы экономическое развитие. Президент поручил разработать меры, позволяющие уже к 2020 году обеспечить темпы роста выше мировых. Ясно, что без серьезного повышения потенциала образования эту задачу не решить. И что же мы слышим от министра Васильевой? Дескать, сейчас наши отраслевые вузы «выпускают большое количество экономистов, качество которых сомнительно».
Хорошо, допустим. А что взамен? А взамен, «гениальное»: — добиться, чтобы прием в экономические вузы осуществлялся только тогда, когда у абитуриента ЕГЭ не ниже 60 баллов. И это после того, как профессиональное сообщество многократно отмечало и аморальность, и антинаучность, и абсурдность использования результатов ЕГЭ как свидетельства высокого качества образования. История уже доказала, что даже с более высокими баллами студенты зачастую отчисляются с первых курсов вузов как не готовые к обучению. Недаром председатель Счетной палаты г-жа Голикова резонно возразила г-же Васильевой: «Вы говорили о недостаточном качестве экономического образования в филиалах. Действительно, 35 % выпускников, закончивших отделение по экономике и управлению, не трудоустраиваются по специальности. Но здесь дело не только в качестве образования, но и в специализации экономики и управления по тем сферам, в которых оно необходимо».
Наконец-то, хоть один высокий чиновник не поддался гипнозу пиара, а конкретно задал вопрос, касающийся прямых служебных обязанностей Ольги Васильевой. Они (обязанности) в том, что образование должно готовить специалистов, необходимых для развития экономики государства, а не по принципу: «что выросло – то выросло, обратно не вернешь»!..
ВЫПУСКНИК НЕ ПРИ РАБОТЕ
Только по этому вопросу от г-жи Васильевой пока предложений не поступало. Ситуация же такова, что медлить нельзя, и нравственные люди в соответствии с традициями, считают: если человек недостаточно компетентен для решения подобных задач, то он не должен соглашаться на такую должность. Поэтому самокритика, прозвучавшая от г-жи Голиковой:  «Мы хотим готовить больше специалистов с учетом проблем на рынке труда или нет? Наверное, все-таки хотим», — представляется гораздо более патриотичной, чем намерения, высказанные министром Васильевой.
Итак, главный врач утверждает, что покончить с суицидом можно, показав реальную жизненную перспективу, однако и статистика, приведенная главой Счетной палаты, и заявление министра образования говорят о том, что даже если человек успешно получит высшее образование, это не означает, что он будет востребован жизнью. Как же при такой ситуации не быть суициду?! Заметьте, что, несмотря на все разговоры Ольги Васильевой о нравственном служении, решения этой управленческой задачи от Министерства образования и науки, по-видимому, ожидать не приходится – «наш родной научный лайнер в треугольнике погряз».
Подготовка специалистов-профессионалов не соответствует потребностям нашего общества и государства – это РАЗ. Особенно, если учесть, что, по мнению, доцента МГИМО Андрея Безрукова, «мир стоит на пороге большой войны», причиной которой является переход к новому укладу в экономике (а у нас и старый-то совсем развалился, а новый даже не проклёвывается – образование не позволяет). Недаром руководитель госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов отметил, что сегодня перед Россией стоит колоссальная задача — занять и удержать ведущие позиции в мировой экономической иерархии, быстро преодолев отставание от наиболее развитых государств: «Очевидно, что этого нельзя сделать без специалистов, обладающих современными знаниями и навыками». Еще более очевидно, что современная система отечественного образования в том состоянии, в котором она находится сегодня, решить эту задачу не может. Тут важно вспомнить слова Владимира Путина в Послании Федеральному Собранию, когда он сказал: «При этом самое важное, что волнует родителей и учителей, общественность, – это, конечно же, СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА, насколько школьное образование отвечает двум базовым задачам, о которых говорил ещё академик Лихачёв: давать знания и воспитывать нравственного человека. Он справедливо считал, что нравственная основа – это главное, что определяет ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ общества: экономическую, государственную, творческую». И очень удручает, что эти справедливые замечания идут вразрез с реалиями. Ведь именно научного обоснования содержания образования Минобрнауки, ни народу, ни президенту, ни профессиональному сообществу представить не может. Это — ДВА. Откуда же, простите, возьмется воспитательная жизнеспособность? Посему, развитие суицида, к несчастью, — есть закономерность…
НЕСТАНДАРТНЫЕ СТАНДАРТЫ
Из первых двух причин логически вытекает ТРЕТЬЯ – то, что мы называем стандартом образования (с ним дети сталкиваются в виде ЕГЭ). Парадокс, но с точки зрения науки, он стандартом не является! А самое главное, то, что называется стандартом образования, совершенно не отвечает реальным возможностям обучающихся. Поясню. По мнению авторитетных специалистов, в переводе с русского на понятный, заведомо известно, что ученикам не по силам успешно усваивать информацию в том виде, в котором она им предлагается. Существует стойкое мнение, что именно ЕГЭ является одним из источников роста суицида. Однако, именно ЕГЭ  министр Васильева рассматривает как залог повышения качества экономического образования.
Как вы думаете, почему Положения о проведении ЕГЭ, с которыми сейчас в массовом порядке знакомят родителей учащихся, так напоминают правила Бильдербергского клуба? Теперь с клубом становитсся всё яснее. Его члены считают себя мировым правительством, и для повышения управляемости публично (для членов клуба) совершают ритуалы, мягко говоря, плохо согласующиеся с понятиями нравственности. В случае, если члены клуба начнут выходить из повиновения, компромат будет опубликован. Поэтому правила написаны так, чтобы никто из присутствующих не мог зафиксировать происходящее на видео или другие носители. Вопрос: зачем такой же принцип применяется в случае с ЕГЭ? Почему по этим правилам ни ученик, ни родитель, ни учитель не может получить на руки дубликат билета с вопросами, на которые должен был ответить ученик? Почему на апелляцию отводится всего 2 дня? И на руки копию или фотокопию билета всё равно получить не удастся? Да по одной простой причине – в этом случае народ получит документальное доказательство того, что вопросы и задания контрольных измерительных материалов (КИМов) далеко не всегда соответствуют даже тем научно необоснованным стандартам, которые, тем не менее, приняты и, значит, имеют юридическую силу. А так же, люди получат возможность защищать права своих детей в суде. И, несмотря на то, что работа наших судов часто подвергается критике, можно не сомневаться, что появятся прецеденты правового доказательства халатности (или вредительства) должностных лиц, отвечающих за подготовку КИМов и проведение ЕГЭ в целом. «Хороший» пример нравственного служения, не правда ли?!
Можно понять учителей, которые, как утверждают работники управления образования, пытаются помочь детям на испытаниях. Так теперь, чтобы этому воспрепятствовать, и экзамены проводятся непременно не в тех школах, в которых дети учатся. И учителя из других школ для проведения экзаменов набираются, и уголовная ответственность за помощь на экзаменах предусмотрена, и видеокамеры в классах установлены. Более того, при министре Васильевой ожидается еще одно новшество – «в школах установят глушилки мобильной связи». Вот до чего нравственное служение доводит! Цитирую: «Согласно методическим рекомендациям Рособрнадзора пункты проведения экзаменов (ППЭ) могут быть оборудованы системами подавления сигналов подвижной связи, однако решение об этом принимают региональные власти». И если президент опять не вмешается, то так оно и будет, несмотря на предупреждение специалистов: «Настроить оборудование настолько точно, чтобы сигнал глушился только в пределах здания школы — проблематично. Операторам придется перепланировать свое покрытие рядом с каждой школой». Ничего не скажешь – круто! Но ведь, помимо, простите, этого бреда, сие означает, что жители окрестных домов не смогут вызвать скорую помощь, МЧС, полицию и другие оперативные службы… Выходит, такова цена нравственного служения министра образования?..
ПРО ГУМАННОСТЬ ХОТЬ ПОЛСЛОВА…
В итоге. Научно обосновать сущность и содержание нынешнего образования Минобрнауки не может. Стандарт — тоже. Обеспечить соответствие программ обучения с возможностями учащихся – та же история. А вот применить драконовские меры для ухода от ответственности и перекладывания её на детей, учителей и их родителей – всегда, пожалуйста! Такое нравственное служение, согласитесь, вообще никому не нужно…
На мой взгляд, действительное нравственное служение состоит в том, чтобы, в частности, в этом году обеспечить всех испытуемых копией их задания, полученного в процессе ЕГЭ. Тогда всё станет ясно: и качество содержания образования, о котором говорит президент, и качество контрольно-измерительных материалов, и причины суицида. Ведь до сих пор виновными в неспособности Минобрнауки обеспечить и то, и другое автоматически становились дети.
Этот шаг реально позволит прекратить вакханалию на экзаменах. Если же такого шага не будет, то  форма класса «будь он параллелепипед, будь он круг, ядрёна вошь», к сожалению, — не поможет…
Галина СЕДЫХ