ФИЗИОЛОГИЯ ЛИБЕРАЛИЗМА

artemievЛиберализм, как образ мысли и жизни, всегда рассматривался с социально-экономических, в лучшем случае — с социально-психологических позиций. Но наш научный обозреватель, Ювеналий Артемьев, пошел дальше и нашел, что смыл либеральных предпочтений проникает дальше – в саму физиологию человека. Оправдан ли такой взгляд? Видя, как Европа не может справиться с повышенными запросами вполне богатеньких, вооруженных айфонами, и наглых мигрантов, поверить в «физиологему либерала» вполне можно. Идет снижение образа современного искателя приключений до гедониста с первичными запросами и еще ниже – до одномерного отупелого потребителя. Как происходит подобная трансформация? Читайте это в научном эссе Артемьева…

— Кто такой либерал в житейском представлении? – спрашивает Ю. Артемьев, — и отвечает: Согласно обобщенным социально-психологическим портретам, это любитель свободы.  Но свободы не для других, — каковая именуется альтруистом, а только для себя, для удовлетворения своих личных и не только естественных, но вообще любых противоестественных, придуманных потребностей. Любые прихоти в форме удовольствий выдвигаются на первый план, гипертрофируются. «Муха превращается в слона». Интересы общества «задвигаются» или вообще игнорируются. А, поскольку основу либеральной идеологии составляют чувственные, и при этом массовые интересы (секс, алкоголь, модная музыка, дилекатесы), то либералы обладают высокой способностью к объединению во всевозможные партии (да вспомните хотя бы, что и у нас в РФ была своя «Партия любителей пива»).
ФЛЮГЕР ВМЕСТО ПАРУСА
Этим либеральная формация отличается от людей высокого интеллектуального уровня, интересы которых совпадают значительно реже...  Но исследуем портрет дальше. Лица с ультралиберальными настроениями не терпят над собой не только никакого насилия, но и болезненно протестуют даже против малейших замечаний, а порой и дружеских советов. По выводам выдающегося английского мыслителя и общественного деятеля Д.С. Милля, нарисованный образ воспроизводит признаки диких народов, неспособных к длительным занятиям трудом и трудовой дисциплине. Информация, связанная с их чувственной культурой, обрабатывается в затылочной области головного мозга, которая функционирует интенсивнее других отделов. Выпавшие из процесса области ЦНС, менее тренируемые,  подвергаются дистрофии или полной атрофии. Лобные доли мозга, с которыми связана ассоциативная, абстрактная деятельность, перестают работать. В итоге, утрачивается способность критически оценивать свои поступки. Но, еще хуже, — сознание утрачивает «вектор времени». Мышление становится статичным, будто прилепленным к некоему плоскому «пространству» (в основном физиологичных интересов). Возникает противоречие между сознанием и реальностью. А реальность, лишенная временной протяженности, вообще пропадает из картины восприятия. Либерал «перемещается» в какой-то  свой параллельный, полуреальный мир. Он вступает в постоянное противоречие со временем. А без него из сознания выпадает принцип причинности. Вот почему носитель либерализма хронически перестает сознавать возможности катастрофических последствий от совершаемых им дел. А всякое явление, доведенное до крайности, переходит в свою противоположность и восстает против потребностей инициатора собственных деяний.
Мы разобрали лишь одну утрату «вектора времени». Но от одного этого «флюгерства» проистекают такие последствия, что можно содрогнуться. Утрата происходит, прежде всего, в силу закона Э.Б. де Кондильяка, открытого еще в середине XVIII века. А суть его в том, что информация о реальности поступает в наш мозг в разное время, а извлекается из памяти одномоментно. В итоге причины «пропадают», а временные интервалы между блоками первичной информации входят в полный десинхроз, как дебоширы кабака, не умеющие прекратить драки.
Тут хочется вспомнить, как наш президент В.В. Путин не столь давно спросил своих «западных коллег»: «Вы, хоть, понимаете, – что вы натворили?» Но, поскольку обращение предназначалось в основном к либеральным инициаторам, то со своей стороны можно заметить, что эти адресаты не поняли и не поймут «никакой своей вины», так как у них атрофирована часть мозга, обеспечивающая такое понимание.
Тут можно вспомнить и высказывание немецкого политолога А.Г.Рара, ратовавшего за укрепление экономических и культурных связей между Германией и Россией, в интересах обеих стран. Он предлагал соединить немецкое обладание высокими технологиями с русскими природными ресурсами. Но многие немцы (того самого либерального крыла), вместо укрепления связей, наоборот продемонстрировали стремления такой «порчи» отношений с восточным соседом, что создалось впечатление волне в духе сатирика, который сказал, что это те, у кого«вырезали мозги».
ГУБИТЕЛЬНАЯ ДОМИНАНТА «ЭГО»
И так, мы приходим к выводу об умственной неполноценности либерала. Но тут на нашем пути возникают подводные камни в виде парадоксального противоречия, которое привлекло мое внимание еще в студенческие годы. Оно заключается в том, что один и тот же человек в одних делах проявляет признаки гениальности, а при соприкосновении с другими выглядит форменным идиотом. Обратимся к популярным фактам.
С одной стороны, мы восхищаемся фантастическими западными технологиями, а, с другой стороны, поражаемся сумасбродностью их русофобии, вообще лишенной здравого смысла. Как такое возможно?
Ключ к разрешению возникающего противоречия был найден в начале XX века Петербургским ученым А.А. Ухтомским (когда наша наука уверенно начинала занимать передовые позиции во всем мире). Вновь открытое явление получило название «доминанты Ухтомского». Суть его в том, что однотипный раздражитель действует на строго определенный участок мозга, возбуждая его. К этому центру создается повышенный кровоток. Центр развивается, для своей деятельности стягивает к себе энергию из других участков мозга, выполняя функцию своеобразного «паразита». Функционируя таким «стяжательским» образом, он, в конце концов, блокирует деятельность всего мозга. Наиболее ярким проявлением «доминанты» оказываются преступления, совершенные «в состоянии аффекта»: весь мозг выключается, а необузданными действиями человека правит лишь одна доминанта.
Человек по своей природе эгоцентричен. Вся внешняя информация входит в него через его «эго». В свою очередь «эго» становится «центром Вселенной», предикатирующий любой ощущаемый объект и превращающий его из предмета объективной реальности в объективно-субъективный элемент собственной памяти.
Эти элементы я назвал «интонами». Они представляют собой своего рода пластинки мозаичной картины (вроде лего), которую мы конструируем (а не отражаем, как традиционно принято говорить) в своей памяти, стремясь воссоздать точную копию объективности. Таким путем в голове либерала, как мы уже говорили, создается свой замкнутый мир параллельной реальности. Так как он не целиком субъективный, а только наполовину – за счет логического предиката, и сохраняет шаткую связь с реальностью с помощью логического подлежащего, то создается иллюзия реалистичности суждений либерально настроенного человека.
Разобраться в этом без знаний практической (причинной) логики невозможно. А содержательной логики теперь почти никто не ведает из-за глобального кризиса гносеологической философии. Поэтому наши популярные журналисты и «ведущие политологи» оказываются не в состоянии разоблачать западную лживую русофобию и вынуждены преимущественно оправдываться. В то время, как Россия нуждается в активной, научно обоснованной наступательной пропаганде.
БЛУЖДАНИЕ МЕЖ ГЕНИЕМ И ГЛУПОСТЬЮ,
КАК С ДЕМОНОМ НА КОНЧИКЕ ИГЛЫ…
И так, противоречивое сочетание в одном человеке двух противоположностей – гениальности и глупости, обусловлено явлением психо-физиологической доминанты. По той же причине один психиатр может определить пациента в качестве душевно больного, а другой специалист  усмотрит в нем совершенно нормального человека. В течение жизни, вращаясь в среде ученых, мне много раз приходилось наблюдать такую противоречивость. Бывали люди не только с умственными дефектами, но и с ярко выраженными соматическими недостатками, дополняющими нарушения умственной деятельности, но при этом поражающие своей блестящей неординарностью в отношении научных результатов. С другой стороны, они проявляли детскую наивность в простейших житейских проблемах, требующих абстрактных ассоциаций.
Доминанта формируется под действием постоянно повторяющихся однотипных раздражений, определяемых тем или иным видом узко специализированной деятельности человека. Возьмем для примера инженера-конструктора. В течение трех лет в его передних отделах мозга формируется профессиональная доминанта, она развивает процесс работы по специальности. Доминанта интегрируется в общую функциональную систему мозга, вырабатывается причинное мышление, способность не только к пространственным, но и временным ассоциациям. И опять для потребностей работы. Создается сложный мыслительный шаблон, профессиональный догмат, выход за пределы  которого  очень затруднен. Помимо профессии инженер занимается спортом, который стимулирует формирование второй — «спортивной доминанты». Если человек увлеченно занимается еще и садоводством, то формируется и третья доминанта. При наличии энциклопедических интересов сформируется полидоминантное мышление и энергетика мозга делится между несколькими доминантами. Поэтому состояние «аффекта» для полиглота маловероятно. Оно типично для лиц с олигодоминантным мышлением.
Вот, исходя из упомянутых принципов, и можно сказать, что у либералов, террористов и прочих экстремистов физиологическая схема одинаковая – монодоминантное мышление. Его формированию способствует также столь «любимое у нас» профильное «образование».
И ЛОГИКА ОБЫЧНОЙ ДЕГРАДАЦИИ
И АЛЬТРУИЗМА БЕСКОРЫСТНЫЙ ДАР…
Теперь, следуя логике практической философии, от «аксиом частных» (фактов), перейдем к аксиомам средним  –  затроним категорию особенного. Мы обнаружили удивительную схему, которая показывает процесс асимметричного деления клеток при зарождении плода. Она повторяет детерминизм возникновения Вселенной и поэтому определена, как «линия от Бога». Такая линия клеток (типа «А») показывает частоту зарождения гениальных и талантливых альтруистов в человеческих популяциях. Варианты «В», как уже понял читатель иллюстрируют частоту зарождения эгоистических элементов в обществе – «либералов».
Не вдаваясь в излишние подробности даем вывод из сосуществования найденных нами линий. А вывод, как не прискорбно, таков, что, по мере роста численности человеческой популяции, доля гениальных альтруистов в ней станет стремиться к нулю, а доля разрушителей общества (либералов) начинает все стремительнее двигаться к бесконечности. В конечном итоге (ясно, что при определенных условиях) общество рискует сложиться полностью из антиобщественных элементов и тогда это общество приходит к своему апокалипсису.
На эту особенность обратил внимание Аврелий Августин Блаженный (354 – 430 г.), изучая социальную динамику еще своего общества перехода от античности к средневековью. Он пришел к выводу некоем браке — «несовершенстве Божественного Творения», при котором возникают неустранимые «отходы в виде злой материи». Поэтому (видимо) Бог и не смог устранить зло среди людей.
Я был поражен тем, что мои экспериментальные данные биосоциальной статистики удивительным образом совпали с выводами древнего богослова. Казалось, будто это он заказал мне исследования для научного обоснования теории либерализма.
Но на деле такой вариант выглядит исключением из исторических правил, так как всегда имеет противодействующую тенденцию. И практика рождений показывает: чем больше нарождается «либералов» в обществе, тем интенсивнее они устраняются от популяционного размножения. А почему? Можете догадаться сами: либо от безнравственного поведения или от слабого здоровья.
В итоге взаимодействия двух, противоположно направленных сил, в человеческих популяциях образуется динамическое равновесие, смещающееся то в одну, то в другую сторону. Русский социолог В.А. Мошков изучая эту динамику (он в 1908 г. предсказал распад СССР задолго до «нефтяных происков американских империалистов» и «предательства» М.С. Горбачева: как мог это он знать на 80 лет вперед?) пришел к выводу о том, что все общества с генетико-физиологической необходимостью проходят две основных фазы развития.
А фундаментальные выводы Мошкова таковы. Первые 200 лет общество умнеет и прогрессирует. В последующие 200 лет оно деградирует интеллектуально, начинают преобладать либеральные тенденции, расшатывающие общественное хозяйство, вплоть до развала государства. К этому стоит заметить, что, по оценке В.А. Мошкова, для Германии самый тяжелый период либерального вырождения общества охватит промежуток времени от 1973-го по 2073 год. После этого должно наступить столетие нравственного и интеллектуального возрождения «Золотого века».
В сходном или худшем положении нравственной деградации обществ находятся и соседние с ней страны Западной Европы. Замечу, что Россия свой Железный век также прошла в период с 1912 по 2012 год и теперь начинает входить в полосу Золотого века, в период своего очередного исторического возрождения.
Здесь мне хотелось представить читателю внутреннюю, физиологическую сторону явления общественного либерализма с позиций практической социальной философии. Мы начали с категории частного и через категорию особенного пришли к выводам обшего содержания. В следующей статье хотелось бы перейти от изложеных позиций к рассмотрению конкретного положения дел в странах Западной Европы…
Ювеналий АРТЕМЬЕВ