ПРОЛЕТАЯ НАД ГНЕЗДОМ ИКЕИ

20160610_212048Дефицит хорош тем, что заполняет досуг нации. (Вл. Колечицкий)
По словам аналитиков уральской палаты недвижимости, сегодня в России темпы падения розничной торговли достигли рекордно пикового уровня. Причем, столь рекордного, что этот провал торговли стал самым крупным провалом со времен аж 1971 года!
В этом я убедилась лично, посетив один из крупнейших подмосковных торговых центров в прошедшие выходные. Мне сразу бросилось в глаза, что исчезло половина хороших магазинов одежды. На их месте зияют дыры с вывесками «Аренда» или же открылись новые дорогущие магазины, где за весь день не проходит ни одного посетителя.

В супермаркете также непривычно мало народа и почти нет очередей на кассах. А в торговом зале что-то вроде выставки продажи к отпускному сезону: ряды с купальниками, шляпами и шлепанцами самых невероятных цветов радуги, и горами надувных бассейнов. При ближайшем рассмотрении товары «Мейд ин Чайна» (т.е. в Китае), оказываются, еще более ужасного качества, чем были до сих пор. И опять — ни одного посетителя. Видимо, не до отдыха теперь россиянам с подорожавшим (и уже непокупным) китайским ширпотребом.
Прихватив упаковку одноразовых тарелок и салфеток истонченных кризисом до толщины, наверное, в один микрон, я очень удивилась И теперь мне кажется, что подобная отнюдь не аристократическая истончённость пластиковых тарелок напрямую коррелируется с падением в экономике. Есть из такой посуды можно, но очень осторожно, потому что, когда ее чуть согнешь, то она почти с хрустальным треском ломается, и из нее вываливаются последние недоеденные макароны. Чем беднее мы становимся, тем больше истончаются и пластиковые стаканчики, которые мы раньше покупали в период отключения горячей воды, чтобы не морозить рук при мытье посуды. А теперь даже уличные пьяницы не пьют из таких пластиковых бокалов ни пива, ни водки, потому что в трясущихся руках эти хрупкие изделия на глазах крошатся вместе с бесценным алкогольным содержимым. По-моему, блеск и нищета России в такие моменты естественно воспринимается как неискоренимая тенденция нашего долготерпимого потребительского быта.
Зашла в отдел офисной техники. И тут — тоже шаром покати. На полках пылились какие-то убогие кривобокие конструкции. И только по ценнику можно было догадаться, что такими уродливыми стали (завезенные по дешевке) струйные принтеры. Слава Богу, что не матричные. А то на следующем этапе импортозамещения дождемся и их. И я почему-то поймала себя на мысли, что даже в девяностые годы принтеры и сканеры были намного приличнее и добротней, и уже молчу о том, что до кризиса они вообще-то были лазерными (а не сплошь чернильными, как сейчас).
Продвигаясь дальше к отделу с музыкальными инструментами с огромной вывеской «Распродажа», я поняла, что в этой сфере кризис начал играть последние победные и бравурные марши поражений. На полке валялись гитары с оборванными струнами (вот доигрались!!!), а рядом притулились синтезаторы с вырванными клавишами. А общую картину упадочной какофонии завершал покосившийся барабан с зияющей в нем дырой.
Я в ужасе отпрянула от этого сюрреализма и со всех ног бросилась бежать из этого кладбища музыкальных инструментов.
— Пойду-ка лучше в Икею, — подумала я, вспоминая всегда полные полки товаров и веселость и демократичность выбора.
Но, пока шла, по дороге мне почему-то встречались одни гастарбайтеры со Средней Азии. Стройной нескончаемой вереницей шли они в покидаемый мною Ашан, где затаривали в огромные сумки всякие вкусные продукты и покупали одежду в местных бутиках. А я этому уже не удивлялась, потому что давно вместе с другими простыми россиянами усвоила, что на работу в первую очередь нанимают именно их. Это в загнивающей Европе трудоустраивают сначала местных жителей, а лишь потом разных приезжих. А у нас не так: мы отдаем, отрываем от себя  и будем отрывать! Правда, еще мне по пути встретилось несколько чиновников в форме не то приставов, не то таможенников, да с такими большими баулами вкусной еды, что у меня с голодухи засосало под ложечкой. Да что там, сгоряча подумала я, если на улице кризис!
В Икее я с удивлением обнаружила, что ресторан уменьшился почти в два раза. Лишнюю площадь просто забили какими-то баулами и тряпками. Витрину с горячими блюдами тоже урезали ровно вдвое. Теперь чайные пакетики и сахар выдают на кассе строго по одному на человека. А когда-то их можно было взять самому в неограниченном количестве.  Я уже молчу про те времена, когда в зале стояли кетчуп и горчица. Никто теперь не мазал их на полупрозрачные по-кризисному истонченные кусочки черного хлеба. Да и порции тоже сократили по весу ровно в два раза. Интересно, если рубль еще раз упадет на 100% (т.е. опять вдвое), не будут ли нам давать пустые тарелки с одной каплей соуса посередине, как в мишеленовских ресторанах Франции, прикрываясь кризисным гурманством?
А напоследок я отправилась бродить на съежившиеся от кризиса, полупустые площади Икеи. И, увы, встретила тот же самый прохладный ветер дефицита, что стал гулять во всех супермаркетах России. Из-под некогда ломящихся товарами прилавков и салонов проступили поредевшие полки с выкладкой времен СССР и пустыми пространствами, завешанными полотнами драпировок и заставленными вереницей однообразных стаканов и не раскупленных тарелок.
Почему так происходит и куда делись все покупатели?
Я говорила об этом со своими соседками и редкими покупателями в магазинах и выяснила, что теперь люди бояться ходить в магазины. Новости об увеличении налога в 10 раз, постоянном росте тарифов ЖКХ очень пугает людей. Многие панически боятся голода. К тому же возрастающая урбанизация Московской области не оставляет никакого шанса пропитаться подножным кормом из лебеды, грибов и ягод.
В общем, народ ожидает голода и не надеется на помощь со стороны государства, которое давно всех бросило во словами: «Просто денег нет сейчас. ... Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья!».
Никаких тебе программ помощи, переквалификации работников, никаких новых обещанных производств, заводов и сколковских стартапов импортозамещения.
Интернет дружно ответил сканами квитанций ЖКХ и формами НДФЛ. А к одной карикатуре даже приписали черный юмор: «Возможно, дальше будет только хуже: добейте выживших!» Так неужель добьют, а себе опять повысят зарплаты после очередного  сокращения штатов?
Мария КОТОМКИНА