СЕНСАЦИИ КРУТОГО СЖИЖЕНИЯ ИЛИ ПЛАВУЧАЯ СПГ-РЕВОЛЮЦИЯ?

Мировое сообщество газодобытчиков находится в состоянии напряженного ожидания. Крупнейшая в мире компания по добыче углеводородов Shell начала строительство плавучего завода Prelude FLN для производства сжиженного природного газа (СПГ) прямо в море. Такой завод планируется задействовать на разработке месторождения у берегов Австралии. По сообщениям СМИ, строящийся объект должен заработать в 475 км к северо-востоку от Брума. Проектная производительность — 3,8 миллионов тонн СПГ в год. Длина «изделия» — 488, ширина — 74 метра. И уже в начале 2014-го огромное судно для плавучего завода спущено на воду в Южной  Корее…
Газодобывающие компании в ажиотаже! Shell создает продукцию нового технологического поколения! А главное преимущество шелловских заводов в том, что они устраняют необходимость в прокладке многокилометровых трубопроводов по дну моря для производства СПГ на берегу. И еще при новом варианте выпуска «морского» газа готовый продукт, что называется, из-под компрессора, сразу перегружается на танкеры без захода в порт. Это сбивает цену логистики, ведь при традиционных проектах вроде Штокманского, к берегу нужно вести трубопровод длиною в 600 км. Не потому ли у нас Штокман заморозили?! А будь у нас технология, сравнимая с шелловским новшеством, оно бы вышло почти вчетверо дешевле. Неужто реальной стала опасность того, что «наше газовое всё» начнет проигрывать западному? Неужто такое теперь возможно?

НА ТРУБЕ ТЕПЕРЬ НЕ УСИДЕТЬ?
Крупнейшим газодобывающим компаниям мира предстоит определиться: стоит ли ввязываться в конкуренцию с Shell? С одной стороны, можно подождать и посмотреть, что выйдет из начинания и выявить: не повторит ли шелловский гигант участь Титаника. А с другой — подтачивает вопрос о том, что в случае удачи, многие добытчики могут серьезно отстать в области локальной добычи и переработки. Неспроста о строительстве своего аналогичного плавучего СПГ-завода, правда, втрое меньшего, чем у Shell, недавно заявила малазийская компания Petronas. Обсуждается еще несколько аналогичных проектов, в частности, в Израиле (на месторождении Tamar). Даже некоторые российские компании объявили, что готовы пойти таким же путем в 2020 -2025 годах. Насколько же реальная эта переориентация?
ОКНО ПЛАВУЧИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
При всем разнообразии информации о подражателях в СПГ- революции всерьез пока можно обсуждать лишь немногие проекты. У нас можно было бы вспомнить АО «ЦКБ «Коралл», специализирующейся на разработках морских нефтегазовых платформ. У этой организации есть и солидный опыт проектирования плавсредств для работы в сложной ледовой обстановке Арктики. Так в районе Печорского моря с торосами свыше 15 метров уже успешно эксплуатируются два объекта морских ледостойких стационарных платформ («Приразломная» и «Варандейский терминал»). Однако, на вопрос, кто будет заказчиком по плавучим заводам для СПГ (Роснефть, НОВАТЕК или Газпром)? – гендиректор центра Виктор Ленский ответа не дал, сославшись на коммерческую тайну.
Однако кое-какая информация все же в прессу просочилась. Например, обсуждается, что «совместно с ФГУП «Крыловский гос. научный центр», ОАО «ЦКБ МТ «Рубин», ООО «ЦМТ «Шельф» разработаны концепции платформ для сжижения, хранения и отгрузки СПГ в условиях российской Арктики. При этом технология постройки платформы для завода СПГ, по словам Виктора Ленского, приспособлена применительно к российским судоверфям. А, по его мнению, для определенных регионов сегодня нет иной  альтернативы. Это объяснимо, поскольку, по его словам, «в арктических регионах практически нет возможности для строительства береговых заводов по причине нехватки  людских, транспортных, энергетических и иных ресурсов».
Зам. гендиректора ФГУП «Крыловский гос. научный центр» Олег Тимофеев дополнил информацию, сказав, что идея строительства плавучих СПГ-заводов для ученых совсем не нова. Примерно 10 лет назад центр уже получал аналогичный заказ от правительства Мурманской области. В этом регионе много небольших месторождений газа, на выработку которых требуется не больше 5-6 лет. Поэтому после истощения запасов плавучий завод можно легко перебазировать с одного месторождения на другое, что экономически очень эффективно.
Однако, намерения построить отечественный плавучий СПГ-завод пока так и не воплотились. Для России, к сожалению, подтверждается печальная закономерность в том, что все лучшее изобретается здесь (у нас, в России), а реализуется, увы, на Западе. После чего — традиционно закупается за границей втридорога. Причины, по которым российские судостроители не могут себе позволить ввязаться в конкуренцию с Shell, — в кризисном состоянии наших судостроительных заводов.
Известный авторитет в области судостроения, как лауреат Госпремии СССР Геннадий Креславский считает, что в стране нет доков для строительства больших СПГ-заводов. Сухой док, который НОВАТЕК планирует возвести недалеко от Мурманска,  хоть и впечатляет по размерам, но, по заключению специалиста, не годится для масштабных проектов. А еще так происходит потому, что без реальных заказчиков проектировать и строить современные доки стоимостью в десятки миллиардов долларов, сегодня категорически нельзя. И главное, по мнению этого заслуженного специалиста, ныне гораздо важнее уделить внимание строительству уже проверенных на практике подводно-добычных комплексов, которые были обкатаны и хорошо зарекомендовали себя на Южнокиринском месторождении (о Сахалин), потому достаточно конкурентоспособны.
Другой известный специалист — президент Союза нефтегазопромыш-ленников России Геннадий Шмаль высказался в отношении плавзаводов не менее определенно. Согласно его выкладкам, «самая подходящая структура, которая могла бы осилить подобный проект – это консорциум». И в любом конкретном случае нужно считать, что выгоднее: плавзаводы или газопроводы? «То же Штокманское месторождение имеет большие запасы, будет эксплуатироваться много лет. И потому, по его прикидкам, тут рентабельнее было бы строить трубопровод…
ИННОВАТОРЫ ПОКРУЧЕ ШЕЛЛА…
В кругу судостроителей есть устойчивое мнение, что надо реализовывать проект по строительству не одного плавучего завода, а целого комплекса по добыче и сжижению природного газа. В такой «морской комбинат» по газодобыче могли бы войти три вида судов: плавзаводы по газопереработке, сжижению и еще суда электрогенерации. Такого рода предложения хороши для незамерзающих шельфов Дальнего Востока, Каспийского, Черного и Баренцева морей.
Но для плавзаводов, предназначенных для Арктики, пока нет четкого понимания их компоновки. Все инвестиции в северные проекты сопряжены с большими вложениями и большими рисками. Газ нужно не только добыть и переработать в СПГ, но и вывезти, причем в больших количествах. Однако, по мнению начальника проектного отдела Управления стратегического планирования и развития Совкомлота Вадима Удалова, далеко не факт, что глобальное таяние льдов пришло в Арктику всерьез и надолго. Он сослался на мнение экспертов, которые глубоко уверены, что через 10-20 лет наступит новый цикл похолодания, а через 30-40 лет климатические условия превратятся в средние и даже тяжелые. Так стоит ли тратиться на плавзаводы в таких неопределенных условиях?
Вадим Удалов считает, что освоению шельфа Арктики мешает еще одна проблема. Она связана с задержками движения судов по Севморпути (СМП) при поставке СПГ потребителю. Есть статистические данные, которые говорят, что в среднем  проход по СМП  в хороших ледовых условиях составляет 10-12 дней. Но в иные периоды  по причине сложностей в ледовой обстановке начинаются отклонения от сроков, порой доходят и до 45 дней. Задержек можно избежать с помощью ледоколов. Это тоже проверено на практике. Но встает другая проблема, — в недостатке магистральных ледоколов для Севера.
СТРАТЕГИИ ТРЕБУЮТ РАССЧЕТОВ
Одно из устойчивых мнений в отношении плавучих  СПГ-заводов в том, что Россия обречена их строить. Бывший сотрудник Минсудпрома  СССР Сергей Матюшкин (как известный эксперт в области судостроения,  и  директор  одного из департаментов Счетной палаты) обращает внимание на то, что в последние годы регулярно предпринимаются попытки ограничить поставки российского газа в другие страны по трубопроводам. И именно поэтому использование плавзаводов дает возможность существенно снизить международные риски в таких нестабильных регионах, как Украина, Болгария, Греция и т.д. Кроме этого, ситуация, сложившаяся в наших взаимоотношениях с Турцией показала, как Россия рискует при инвестировании в газопроводы, проложенные по дну моря.
По мнению Матюшкина, нельзя исключать вероятности того, что некоторые недружественно настроенные к России политики попытаются использовать судовой регистр Lloyd’s Register, введенный в 1760 г. в Великобритании. На основании этого документа право использования судов закрепляется исключительно за собственником. Воспользовавшись этим нормативным актом, кто-то может попытаться чинить препятствия судам, выходящим, например с судоверфей Крыма.
В частности, речь идет о судостроительном заводе «Залив», который до
«Крымской весны» принадлежал одному известному украинскому олигарху и в судовом реестре, скорее всего, до сих пор числится за ним.  Вот почему так важны плавучие заводы СПГ, которым не за чем заходить в иностранные порты. А заодно их роль проявилась бы в противодействии американскому Трансатлантическому партнерству задуманному для того, чтобы отрезать Европу от России и вынудить государства Старого света покупать у США дорогой сжиженный газ. Поэтому, согласно Матюшину, России  надо полнее использовать свое преимущество экплуатации газовозов к портам Европы. Плавучие заводы тут позволили бы намного сократить транспортные издержки и повысить конкурентоспособность российского ТЭКа.
ОБГОНЯТЬ СЕГОДНЯ ВЫГОДНО!
В решении проблемы плавучих СПГ обозначились два пути. В первом случае отечественная промышленность начинает изготавливать то, что ей позволяют делать существующие технологии и инжиниринг. Этот путь — путь постоянно догонять высокоразвитые государства мира. Во втором же случае предпринимаются попытки выйти на путь опережающего технологического развития.
В истории нашей страны и те (?!), и другие шаги часто приносили успех. Так было при проведении индустриализация и ядерной гонке, когда отставание от США казалось американским экспертам непреодолимым. Но мы их обогнали. А в начале 60-х первыми вышли в космос и опять на годы, а в некоторых стратегиях – на десятилетия обогнали США.
Процесс переориентации отечественного судостроения также мог бы стать локомотивом конкурентоспособности. А примеры намечающейся политики импортозамещения мы могли бы позаимствовать у самих себя — в СССР.  Не грех тут было бы вспомнить про то, что наша страна с 1920-х годов вплоть до начала отечественной войны активно сотрудничала с Италией (тогда фашистской). Бизнес не мешал политике, как сегодня не мешает США покупать у нас ракетные двигатели. А в Италии мы заказывали многие боевые корабли и их прочие морские проекты. Например, приобрели полный пакет документации для строительства легких крейсеров под обозначением «проект 26», «проект 26-бис». В результате построили крейсеры «Киров», «Ворошилов», «Молотов», «Максим Горький», «Калинин», «Каганович»... Итальянцы оказали нам техпомощь в организации стапельных работ, производстве котлов, турбин, вспомогательных механизмов…
Не забыто и довоенное сотрудничество с США, когда (в 1937 году) мы закупали у компании «Консолидейтед», так называемые, летающие лодки под названием «Каталина», и производили их в СССР по лицензии.
Вплоть до самого начала войны Союз закупал двигатели для своих подводных лодок у Германии. Но одновременно с этим в 1935 году появилась директива Наркомата тяжелой промышленности, в которой говорилось о необходимости взять курс на избавление от «импортной зависимости» и "организацию производства внутри СССР. И удивительно: импортозамещение состоялось! А в результате к началу войны наш ВМФ уже полностью избавился от поставок комплектующих из Италии и других стран Европы. Правда, потом мы сами наладили свою кооперацию плавсредств в странах Варшавского договора. Но тут уж, как говорится, политика диктовала…
К сожалению, приходиться констатировать, что в условиях нынешней, ущербной экономической политики, у нас импортозамещение пока происходит только в области футбола. Во всем остальном мы, как говорится, стреляем себе в ногу. А жаль, что пока нет деловых людей, подобных специалистам королевской и сахаровской школ. Жаль, что нормальная экономика подменяется коррупцией, безголовостью и элементарной безграмотностью. Но, несмотря на это, мы верим, что время «умной экономики» еще придет. И очень бы хотелось, чтобы это произошло скорее…
Алексей КАЗАКОВ