КТО ИЗ ПАТРИОТОВ ЛУЧШЕ?

Таким вопросом сегодня отзывается война смыслов вокруг, казалось бы, прозрачного понятия...
«Я – патриот, остальные – пятая колонна» — именно в таком направлении стремительно набирает скорость процесс осознания народом национальной идеи, при этом превращаясь в материализованную силу, к сожалению, разрушительную. Во всяком случае, пока. Ибо авторы основополагающих государственных доктрин, стратегий, программ, объявляющих патриотическое воспитание национальным приоритетом, до сих пор так и не смогли дать определение патриотизма, способное объединить нацию. Совершенно очевидно, что они не могут выполнить указание президента о придании патриотизму над-идеологического характера, как требует того Конституция, объявившая в России идеологическое многообразие.

И не смогут! Потому что находятся во власти инерции мышления, сформированного государственным идеологическим воспитанием, в настоящее время запрещенным Конституцией РФ, а инновационный метод ценностно-смыслового управления упорно игнорируют, несмотря на колоссальные потери, которые стремительно растут в войне смыслов патриотизма.
С ростом числа граждан, понимающих крайне неприятные последствия сохранения данной тенденции, падает и без того запредельно низкая вера в то, что «верхи могут». Приведу цитату: «Патриотизм, по-разному понимаемый разными массами, тоже становится материальной силой, но, к сожалению, центробежной, а не центростремительной» (http://patriot-su-rf.ru).
Ну, а то, что «низы не хотят», после выступления председателя профсоюзов Шмакова трудно подвергать сомнению. То же самое можно сказать об уровне нужды и бедствий трудящихся, так что по марксистско-ленинской теории, которую президент назвал «бомбой, заложенной под фундамент государства», все признаки революционной ситуации налицо. А реальное воспитание молодежи, в соответствии с классической формулой «авторитет поступка выше авторитета слова», осуществляется под воздействием бурной идеологической борьбы смыслов патриотизма, постепенно переходящей в борьбу политическую. Характер риторики тоже является весьма поучительным для нравственности подрастающего поколения. «Я – патриот, остальные – пятая колонна!» — заявляют одни. «Сам пятая колонна, а я – истинный патриот!» — отвечают оппоненты. Никаких объективных критериев нет, поэтому нарастает настоящая вакханалия субъективизма, которая единству нации никак не способствует.
Попытка использовать в качестве объективного отличительного признака пятой колонны наличие капиталов за рубежом, которые работают на экономику других государств, в то время, как наша национальная обескровлена, как-то быстро захлебнулась, когда были опубликованы данные о том, что именно там находится более 60% нашего частного капитала. Владельцы этих 60% на обвинение в причастности к пятой колонне обычно отвечают, что по-другому устойчивый бизнес вести невозможно и именно они – истинные патриоты, потому, что обеспечивают интеграцию нашей экономики в мировую.
Здесь необходимо сделать важное историко-лирическое отступление. Эта проблема гармонии частных и общих интересов в науке, культуре и литературе часто характеризуется как проклятая. Она оказалась не по плечу ни Льву Толстому (который по этой причине считал патриотизм дурным чувством),   ни Н.В. Гоголю, ни В.Г. Белинскому, ни Ф.М. Достоевскому, про которого сам Альберт Эйнштейн (мировой лидер в рейтинге великих) говорил: «Больше всех мне дал Достоевский, больше чем Гаусс».
И всякие попытки реализовать патриотизм как национальную идею без знания о том, как решается «проклятая проблема», обречены на страшный результат. Наша газета неоднократно предупреждала об опасности (статьи «Воспитать нельзя предать», «Стопор патриотизма» и др.), но, к большому сожалению, пока остается гласом вопиющего в пустыне, а реальное патриотическое воспитание стремительно сваливается в штопор к величайшей радости настоящей пятой колонны.
Еще раз обращаю внимание, что в современной России решение проклятой проблемы найдено – это ценностно-смысловое управление, которое позволяет обеспечить гармонию частного и общего на любом уровне. Но сегодня на использование этого сверхэффективного инструмента на государственном уровне заказчиков нет, поэтому патриотизм как национальная идея реально развивается в направлении, опасном для государства: «Любовь к Отечеству не означает любви к государству».
Поэтому в условиях конституционного запрета на государственную идеологию, цензуру, объявления прав и свобод человека высшей ценностью, свободы совести и идеологического многообразия (вместе представляющих сверхинновационную систему) попытки воспитывать традиционными идеологическими методами обречены на крах. Даже наглядный исторический урок распада СССР мы почему-то не хотим усвоить. Я уже не говорю о крушении православной России в 1917 году, 100-летие которой пятая колонна активно готовится отметить очередным триумфом – распадом Российской Федерации.
Сейчас еще не поздно ввести в действие ценностно-смысловую парадигму воспитания академика Андрея Курбатова, но промедление может обернуться непоправимыми потерями.
Единство патриотического антагонизма, нарастающего по мере активизации попыток решать задачи воспитания старыми методами в новых условиях, начинает проявляться в конкретных действиях. Это естественно. Президент сказал, что народ должен верить в свою страну, а вера без дел мертва. И вот уже «справедливороссы» предъявляют ультиматум премьер-министру Медведеву и назначенному им мэру Москвы г-ну Собянину: «Делай, или уходи» (http://www.mk.ru).
Судя по условиям ультиматума, он объявлен именно из патриотических соображений, особенно с точки зрения его авторов. Сейчас идет сбор подписей под этим ультиматумом, число которых организаторы надеются довести до 10 миллионов. Но неужели кто-то верит в то, что если это удастся, то г-да Медведев и Собянин уйдут?! Даю точный прогноз: «Не сделают, и, не уйдут!» Наверняка они тоже считают себя патриотами, давая личные интерпретации термину «патриотизм». Что для них неприятие 10 миллионов других патриотов, неправильно понимающих патриотизм с точки зрения г-д премьер-министра и мэра столицы?! Обратите внимание на то, что оба первых лица, которым предъявлен ультиматум, сами являются работодателями, наверное, самых непопулярных министров образования за всю историю России. По числу обращений от граждан и политических партий с требованием отправить в отставку г-д Ливанова и Калину они, наверняка, находятся в лидирующей группе не только российского, но и мирового рейтинга. А уж те реформы, которые г-да министры проводят под руководством своих патронов, давно уже многими видными общественными деятелями характеризуются как предательство национальных интересов.
Публикаций по этому поводу море, и молодежь их с интересом читает, задавая себе вопрос: «Как же, действительно, отличить патриотов от пятой колонны?» А главное: «Что должен делать патриот, если к пятой колонне никаких мер не принимается и, очевидно, не будет приниматься,  а она, эта пятая колонна, может быть их собственным образованием (естественно, и воспитанием) управляет?» Вопрос, конечно, интересный, и если процесс и дальше будет пущен на самотек, ответ, который найдет молодое поколение, вряд ли будет по нраву всем.
Ни премьер-министр, ни мэр Москвы министров образования не уволили, более того, до сих их пор защищают.
Так кто же истинные патриоты России?  Медведев, Собянин, Ливанов и Калина или их оппоненты? Вопрос-то, согласитесь, принципиальный, и он не может быть решен без прояснения отношения к смыслу термина «патриотизм», потому что если каждый начнет выполнять поручения президента, придавая его словам свою интерпретацию, то под лозунгом «единство нации» будут осуществляться действия, способствующие ее раздроблению.
Впрочем, уже сейчас глава сбербанка Герман Греф и его команда представили проект «Замена вертикали власти на горизонталь», мотивируя это тем, что ручное управление исчерпало себя и больше не работает. Цитирую: «Отечественная бюрократическая машина утопает в поручениях президента: в 2010—2014 гг. их число росло на 33-37%, менее 60% выполняется качественно. Иными словами, понимание, что вертикаль исчерпала себя, все больше овладевает умами, в том числе, судя по публикации, и в окружении Владимир  Путина. Объективные данные, буквально напирающие со всех сторон, свидетельствуют о том, что с экономикой в стране, мягко говоря, не все ладно» (http://flb.ru).
Очевидно, авторы проекта тоже считают себя патриотами. Вот только вопрос патриотического воспитания остается нерешенным. Какими именно патриотами должны становиться наши молодые люди? Вопрос не праздный. В прежние периоды истории государство всегда имело четкую и ясную позицию в данном вопросе. Например, в Политическом словаре 80-х годов дается четкая трактовка: «Патриотизм пролетариата при капитализме проявляется в революционной борьбе против существующего строя, за социализм». У нас сейчас, кажется, как раз капитализм? Можем ли мы без серьезных потерь сохранять историческую преемственность патриотического воспитания в соответствии с утвержденной действующим правительством Программой, если и дальше будем уклоняться от конкретизации понятия «патриотизм» или от внедрения инновационных технологий, зарекомендовавших себя в условиях современной России?
Между прочим, именно на этом определении патриотизма воспитывалось старшее поколение, и из этого определения следуют очень ясные выводы о том, что нужно делать сейчас.
Очень жаль, что авторы, писавшие программы патриотического воспитания, не известны поимённо широким массам, а значит и не понесут ответственности перед лицом правительства за такое качество своей работы. А вот отвечать за последствия их безответственности придется нам всем.
Пока не поздно, необходимо использовать шанс, который дает ценностно-смысловая парадигма воспитания. Люди, болеющие за судьбу Отечества, услышьте меня! Пожалуйста, услышьте!..
Галина СЕДЫХ