МИХАИЛ НОЖКИН: РОДНОЙ МОЙ ХРАМ

Михаил НОЖКИНЯ родился в Москве, 19 января 1937 года, на Крещение! И крестили меня в том же году в Храме Покрова Божьей Матери, который находился в 10 минутах от нашего дома. Сколько помню, мы всегда ходили в этот храм с матушкой моей Клавдией Гавриловной и старшим братом Володей. Не часто, но по большим праздникам обязательно. На Рождество, на Крещение за святой водой, и конечно, на Пасху! Этот праздник отмечали как-то особенно. Его ждали. К нему готовились. Пекли куличи, красили яйца, делали пасху в деревянных формочках…
Мы жили в центре Москвы, в большой коммунальной квартире, во дворе Яузской больницы имени «Медсантруд», которая с первых дней Великой Отечественной войны превратилась в госпиталь. Соседей у нас было человек 25. Никаких удобств не было – ни отопления, ни горячей воды, ни газа… Были керосинки, большая общая плита, которую топили дровами по очереди. Жили очень скромно, но дружно.
За неделю до Пасхи кухня превращалась в поле дружеской битвы за лучший кулич, за лучший узор на яйцах, за лучшие пироги…   Тут царило коммунальное творчество! Десятки советов, сотни новых рецептов. Атмосфера была радостной. Забывались мелкие ссоры и обиды, царил дух взаимопонимания и прощения.

Пасха объединяла всех! В чистый четверг одни старались попасть в баню – это уже роскошь! Другие мылись дома в тазиках, в корытах… В субботу ходили в храм святить куличи. Шли целыми семьями, нарядные, радостные. Когда батюшка кропил святой водой куличи, мы, мальчишки, старались попасть под брызги несколько раз.
В общем, церковь у меня связана с чем-то особенным, радостным, и, конечно, с колокольным звоном, который был каким-то добрым приветом с высоты небесной, и, который слышно было у нас в комнате! Это правда! Как известно, звонить в колокола разрешили в 1947 году, но я помню, что слышал его в Храме всегда. Мне не верили. Но недавно выяснилось, что ещё до войны колокола сняли с колокольни и повесили внутри нашего Храма, кажется, в правом пределе. И звонили всегда! Так что детская память оказалась верной.
Каждый поход в Храм был для нас неким событием, немного таинственным, связанным с надеждой на лучшее для больших и маленьких. Духовной опорой был для нас Храм Покрова Божьей Матери на Лыщиковой горе.
Про гору я узнал много позже, в 90-х годах прошлого века, в беседе с моим давним другом, старшим и мудрым товарищем, и во многом учителем, владыкой Питиримом. Как-то в беседе он спросил, где меня крестили? Я ответил – на Землянке, в храме Покрова Божьей Матери. А он добавил – на Лыщиковой горе. Сказал, что Храм этот ему очень дорог, он любит там бывать.  Храм истинно православный, намоленный, за 300 лет ни разу не закрывался! Служил народу! А в военные годы активно помогал фронту – собирал деньги на оружие, отправлял посылки для бойцов… И даже получил благодарность в 1943 году от Верховного Главнокомандующего товарища Сталина за помощь фронту!
Позже я узнал, что владыка Питирим жил недалеко от нашего Храма, ближе к Курскому вокзалу.
Военные и послевоенные годы в нашу церковь в основном ходили женщины. Если кто из мужчин и появлялся, то это обычно раненные с фронта. Кто на костылях, кто с перевязанной головой, кто с подвешенной рукой… Все здоровые были на фронте, защищали Родину! Или трудились на заводах, ковали оружие победы. И проповеди священников в нашем храме всегда были пронизаны любовью к Родине и верой в нашу Победу. Это я запомнил на всю жизнь.
Как я уже сказал, в церковь приходили в основном женщины, в большинстве своём пожилые. И мы, дети войны. Службы были полные, долгие. И мне, мальчишке, трудно было выстаивать всю службу. Тем более, что я ничего не понимал, кроме главного: Бог есть! Он всё знает, всё видит, всё слышит! Во всех твоих добрых делах Он тебе поможет! За все твои недобрые дела Он тебя накажет! Его не обманешь! Я запомнил это на всю жизнь! И ощущение Божьего присутствия рядом помогает мне во всех моих делах и заботах и по сей день!..
Итак, службы были долгие, я уставал стоять, переминался с ноги на ногу. Наконец тихонько говорил матери: — Я устал, пойдём домой!
Мать отвечала: — Пойди, погуляй, но недалеко…  Я шёл на улицу, ходил вокруг церкви, зимой быстро замерзал и возвращался в храм, где было тепло, уютно и пахло ладаном. А храм наполнялся замечательным пением. Мне очень нравились эти церковные песнопения. Я закрывал глаза, и на какое-то время растворялся в этих красивых мелодиях, словно поднимался к небесам! Но потом возвращался на грешную землю, ноги гудели, наливались тяжестью. Я опять тянул матушку за рукав и канючил: – Ма, ну, пойдём уже, я устал…  Мать наклонялась и тихо говорила: — Устал, не можешь терпеть? Какой же ты мужчина? Иди, дом рядом, дорогу знаешь. Вон девочка стоит, моложе тебя, а не хнычет! А вон тот мальчик, твой ровесник, тоже стоит, не плачет. Настоящим мужчиной будет! А ты маленький, слабенький… иди!
От таких слов душа моя вскипала возмущением! Я не мог себе позволить быть слабее этой девчонки с косичками и этого мальчишки с соседнего двора, да ещё нарядно одетого, видно из богатенькой семьи…  Я решительно оставался до конца службы! Брал себя в руки и терпел! И в душе утверждалось на всю жизнь великое русское слово – НАДО! Надо – значит должен! И сразу уходила усталость  и тяжесть в ногах. Я победно поглядывал на моих ровесников, особенно на тех, кого уводили раньше.
И только много лет спустя я понял великую тайну Русской Православной Церкви! Она приучала нас с детства одолевать трудности! И прежде всего, учила преодолевать самого себя! Заставлять себя делать то, что нужно для Родины, а не то, чего тебе хочется в данную минуту!
И эта закалка помогала нашим великим героическим предкам выдерживать неимоверные трудности на фронте и в тылу, и побеждать самых могучих врагов наших, которым, нет числа и по сей день!
Себя преодолеть! – это высшая мера проявления силы воли!
Магическое слово НАДО, как Божий призыв, веками поднимает наших людей на подвиги на фронте и в тылу. Надо – значит должен, ради прошлого во имя будущего. Вот она – вечная загадка русской души. Эту душу веками воспитывала в нас с детства православная Русская церковь. И за это я благодарен моему родному Храму Покрова Божьей Матери на Лыщиковой горе.
А Храм у нас, действительно, замечательный. Небольшой  по размеру, он хранит в себе большую русскую душу, русский язык, русские традиции, а значит, нашу святую Русь. Очень складный, аккуратный, по-солдатски  подтянутый, он богат своими прихожанами, простыми, милыми, достойными гражданами России, улыбками встречающими друг друга и всех гостей своих, живущими как одна семья.
И, конечно, заслуга в этом замечательного коллектива служащих Храма. Всех вместе и каждого в отдельности. Но главная заслуга настоятеля нашего Храма – достойнейшего отца Владимира. Умного, доброго, заботливого и светлого человека. Прихожане искренно его уважают, любят, верят ему, что особенно ценно в наше тяжкое время всеобщего безверия, разврата и анархии во всех областях человеческой жизни на всей нашей планете. К великому сожалению!
С отцом Владимиром мы как-то разговорились после службы о вере, о жизни, о сложностях бытия, о забвении многих наших традиций, в том числе и церковных. Я посетовал, что забыли в церкви о четверговой соли, которую освящают накануне Пасхи в чистый четверг, и как святую воду, расходуют понемногу в течение года. На что батюшка ответил мне с некоторой обидой в голосе:
— В нашем Храме четверговую соль помнят и освящают перед каждой Пасхой всегда!
А узнал он об этой традиции от своего учителя, наставника и Крёстного отца – незабвенного и неповторимого владыки Питирима! Я так и ахнул. Поистине неисповедимы пути Господни!
Настоятелем моего родного Храма много лет является ученик и воспитанник моего давнего друга, мудрейшего владыки Питирима! С тех пор с отцом Владимиром у нас установились добрые дружеские отношения.
И ещё немного о моём Храме. Он вписался в мою жизнь сразу и навсегда крепким фундаментом моего мировоззрения и поведения.
С малых лет, ещё со времён военной поры,  ежедневно мотаясь после школы за хлебом, за продуктами, за керосином, – взрослые были кто на фронте, кто на работе, — я пробегал мимо Лыщикова переулка, который упирается в Храм Покрова Божьей Матери, задерживался на несколько секунд, чтобы поклониться Храму.
Спасибо тебе родной мой Храм за то, что ты был, есть и будешь в моей жизни и в жизни нашей России! Живи многие лета и многие века! Звони на всю Вселенную! Укрепляй веру православную! Помогай возрождать святую Русь! Да воскреснет Бог, и расточатся враги наши! Аминь.
30.09.2012 г.