Михаил НОЖКИН: «А мне б до Родины дотронуться рукой...»

polk1Народного артиста России, поэта, композитора, писателя Михаила НОЖКИНА знают все, поэтому нет смысла его представлять. Начну сразу. Он сказал мне: «Знаешь, прошу тебя, не надо меня обзывать великим, легендарным, гениальным, потому что в последнее время всё больше и больше появляется выдающихся, великих, гениальных, легендарных…, и всё меньше и меньше настоящих профессионалов. Особенно в области культуры». Ну, что тут скажешь? Он, как всегда, прав. С ним всегда интересно общаться, его неподдельная, страстная любовь к своему народу, Отечеству на протяжении всей жизни – притягивает, завораживает, восхищает. Ножкин – человек уникальный, в обычные рамки не вписывающийся, может оттого он так дорог мне?! А может просто потому, что он – Ножкин…

— Вот только что отпраздновали 70-летие нашей Великой Победы, — начал с ходу Михаил Иванович, — оболганной, заплёванной, зафырканной. Короче говоря, всем она поперек горла, ибо они не могут смириться с тем, что Россия в очередной раз поднимается. Они – это всемирная пятая колонна, которая была, есть, и будет – веками. Я не говорю о людях, живущих там, всюду есть и хорошие, и плохие, но они не правят, ими правят. Если же говорить о правительствах, об их государственных интересах, личных, политических амбициях конкретных политиков, то друзей у нас в этом смысле, по большому счёту, нет. Только когда выгода, только какие-то экономические или политические плюсы – тогда они с нами. Если нет – тут же разбегаются, и сворой, чем слабее Россия, тем ожесточенней, злее эта свора набрасывается на нас.

Поэтому сегодняшнее удивление людей: за что они так с нами, почему? А, собственно, чего удивляться?! Вспомните историю, так было, есть, и будет. Когда же мы сильные, крепкие, дружные, мощные – все лезут в друзья, да ещё богатые в карман, с улыбкой: ну вы же такие добрые! А потом они же в спину нам плюют. Не хочу называть великие, малые народы, которые обязательно при ком-то должны быть, ибо сами по себе ничего собой не представляют за тысячелетнюю историю, и это их раздражает. Праздник Победы в очередной раз продемонстрировал миру возрождение России. За последние годы, со дня Победы 45-го года, по-моему, такого праздника ещё не было. У меня было такое ощущение на Красной площади, как тогда, в детстве. Всеобщая, неуёмная какая-то, светлая радость, которая стране и каждому человеку крылья духовные, хотя бы на время, дала. Поразительно!

Конечно, был великолепный Парад. Враги наши скрежетали зубами, потому что говорили, что Россия растоптана, экономика развалена, армия еле живая, со старым вооружением. И вдруг прошла такая техника, а в небе над Москвой пролетели такие самолёты и вертолёты, что все ахнули. Но самое-то интересное в том, что если показали новое оружие, что было закрыто, значит, есть нечто более серьёзноё, чего не открывают (а оно, слава Богу, на самом деле есть)! Вот в чём прелесть этого дела. А в следующие два дня, в дополнение к Параду, показали новейшие разработки нашего кибероружия на ближайшее будущее и дальнюю перспективу…

Что такое история? Это опыт поколений. В России просто так ничего не делается, тому пример пословицы наши. Народ – это язык. Потому-то всё время нападают на русский язык, и всё время нападают на историю, нагло врут, искажают цинично. Так вот пословица такая: «Русский мужик долго запрягает, да быстро едет». Россия долго запрягала в дерьмократические, либерально-перестроечные, паскудные времена, и сейчас, за последнее время вдруг рванула вскачь. Вскачь! И это всех врагов наших аж перекручивает от ненависти. С ней перестали считаться, более того, России просто как бы ни было вообще, и тут вдруг…. Да ещё как! Конечно, я могу их понять – это ужасно! Ужасно видеть совершенно обратный результат своей работы. Спасибо санкциям (я просто хохотала – Г.С.), а то мы бы ещё долго ковырялись, экономисты наши замаялись бы подсчитывать: не надо то, зачем делать это, когда можно купить…

В Советском Союзе всё было своё. Чего не хватало – покупали, со временем заменяя своим продуктом, чтобы от них не зависеть. Причём, заметьте, покупали первоклассные вещи. Не то, что сейчас, сваливают просроченные до невозможности лекарства, старые технологии и т.д. Тогда достоинство было, сила была. На бескорыстную дружбу мы не можем рассчитывать, опыт подсказывает. Всё основное должно быть своё. Недаром некоторые дипломаты говорят сейчас: да, Громыко хорошо было, за ним Советский Союз стоял, а нам тяжело нынче...

Я смотрю на Лаврова, нынешнего министра иностранных дел, он – героический человек, безусловно. Чтобы столько лет терпеть это негодяйство, и с мягкой улыбкой поддерживать дипломатический этикет, надо силу и характер иметь. Хотя в последнее время и у него иногда начинают вырываться нотки недовольства. Нет, но, сколько можно хамить, унижать страну?! Удивительный человек, достойнейший, за последние годы такого, особенно на этом посту, и не вспомнишь с советских времен, после Громыко. И интеллект, и ум, и порядочность, и высочайший профессионализм. Кстати говоря, он — член нашего Союза писателей, поэт хороший. Правда – правда.

Неожиданно зазвонил мобильный телефон. Ножкин забыл его выключить, что моментально и сделал. При этом, с такой досадой произнёс, что из 100 звонков, только 5 бывают по делу, остальные же просто отнимают время. Кто-то что-то просит, кто-то желает, чтобы Михаил Иванович прочёл его стихи, и прочее, и прочее… Ему время жалко, потому что его всегда Ножкину не хватает. Я с обычной прямотой спросила: «А послать не можешь?». Он честно ответил: «Вот сейчас уже, пока не самыми серьёзными словами, но посылаю». Интеллигентный, скромный человек, он не может, как, например, я, резко закрыть глупую тему, тем и пользуются бессовестные люди. С горькой иронией добавил: «Графомания, тщеславие, особенно проявляется у богатых людей, всего этого ворья. Ну, всё уже есть: деньги, золотые туалеты, все причиндалы, типа яхт, вилл и т.п., а вот ещё и писателем надо стать. И становятся. То, что полная графомания, если своё – не важно, главное, книжонку издать. Но чаще делают вот что: нанимают литрабов, и те, за кусок хлеба переделывают их галиматью. Да и мне сколько раз предлагали, я одному чуть по физиономии не врезал». «Ножкину предлагали?» «Да. Один бывший посол. При встрече с ним, он, как ни в чём не бывало, просит поправить одну страницу. Я поправил. Заохал, что как здорово, и не мог бы я всю книгу сделать ему. Ответ мой тебе известен. Затем вновь встречаемся, он мне гордо говорит, что у него уже 5 книг вышло, на что я сказал с иронией: с вашими-то деньгами пора хотя бы уже десяток иметь»…

— Народ – это язык и история, — продолжает Михаил Иванович, — История, как говорят, только одному учит, что она нас ничему не учит, никого и никогда, вот в чём беда человечества. История – это ни кто когда правил, а опыт поколений: как жили наши предки и цивилизация. В первую очередь наша цивилизация: что было хорошо, что плохо. И, чтобы пройти всё это, надо было на своей шкуре десяткам поколений познать, испытать на себе. Тем не менее, переделывают, переписывают неоднократно историю государства российского безобразным образом. Постоянно. Даже послевоенную, начиная с Хрущёва. А уж последние 30 лет – откровенная, обвальная, разгромная работа 5-ой колонны. По-моему, где-то около 67 вариантов учебников издано на деньги Сороса. И все эти министры образования, чиновники, – их судить надо за развал образовательной системы страны, за огромный вред, нанесенный народу. Результат работы данных господ, к примеру, 80% написавших сочинение на двойку в прошлом году! Это в чистом виде диверсия. ДИВЕРСИЯ! Ведь язык и история формируют человека, его мировоззрение, его отношение к прошлому и будущему, тем самым продолжая связь времён, связь поколений. Именно в этом корень всех проблем – разрыв времён.

История нас учит, но мы её не хотим слышать: если в прошлое выстрелить из пистолета, то будущее выстрелит в тебя из пушки. Так вот: мы, забыв предков, и предав их на время, волей-неволей, позволили тем самым опоганить всё своё прошлое советское и послесоветское. Вот что позволили себе! Всё охаяли, оплевали, презрительно насмехались, и не то, что из пистолета, из пулемёта расстреляли все послевоенные годы. А будущее – вот оно – наступило, расстреливая нас исчезновением морали и нравственности в обществе, потерей нескольких поколений, развалом образования, здравоохранения, культуры и прочих сфер жизнедеятельности человека. Мало того, недруги наши обнаглели, внедрили в сознание наше рыночную философию, а рынок-то не граждан воспитывает, а конкурентов. Человек человеку не друг, товарищ и брат, а чуть ли не с горшка конкурент. Рынок, да, согласен, должен быть, но только в том случае, если он находится в абсолютном подчинении государству и соответствует интересам страны. Нынешняя же рыночная философия плодит эгоизм с детства, что и выгодно мировым заправилам. На этом фоне рефреном звучит ор о правах человека, свободе личности, но никто почему-то не заикается об обязанностях. В первую очередь человек ОБЯЗАН быть личностью, сделать что-то полезное для страны и людей, и только потом может претендовать на права. По Библии, по-моему, с 7 лет положено помогать…

Не так давно узнал, что под Новый год, в 41-ом году, в Москве залили 400 катков, и ёлки стояли в городе. Понимаешь, что это такое?! Почти рядом немцы, ведь их только отогнали от столицы, а тут праздник! Ведь это колоссальная психологическая поддержка народу, укрепление веры и надежды на Победу. А перед этим, 7 ноября прошёл Парад на Красной площади. Я считаю его главным парадом Победы, даже может быть больше, чем 9 мая в 45-ом. Потому что когда все уже махнули рукой, решили, что СССР конец, Москву сдали, союзники нас предали, народ растерялся: неужели, правда, конец державе? И, вдруг, оказалось, что не только не сдали, а проходит парад на главной площади страны, и стоит товарищ Сталин, принимая его. Потом по всему миру разнеслось сообщениями, кинокадрами сие историческое действо. Без этого парада, возможно, и Победы бы не было. Это стало мощнейшим психологическим посылом для советских людей: раз в такой момент устояли, то значит победим. И Верховный Главнокомандующий не убежал, не спрятался в бункер, как клеветали на него враги, а остался в Кремле, со всеми вместе. Парад в 41-ом году – вершина идеологической и человеческой стратегии. Деталь, которая дороже всяких призывов и лозунгов. 1942 год – выходит указ: «Восстановить исследования и изыскательские работы по атомной энергетике…». Значит, уже разрабатывали, если нужно срочно возобновлять, и всё расписано по времени, за каждым пунктом работы был конкретный ответственный. Я тебе дам почитать, ты упадёшь, что такое советская экономика в то время была. В самый напряжённейший год, выходит Постановление: увеличить производство танков, самолётов, снарядов, урожай зерновых и т.д. (самого необходимого). И тут же следующий пункт: построить в Новосибирске театр оперы и балета. Его в 42-ом начали строить, в 44-ом году закончили.

Все пленумы проходили в апреле и сентябре, я с детства помню это. Потому что, когда война закончилась, продукты дешевели в апреле и сентябре. Снижали цены. А в 47-ом карточки отменили. В США, где не упала ни одна бомба, в Англии, где бомбили недолго, карточки отменили в 49-ом или 51 году. Вот так вот!

Я вспоминаю Владимира Васильевича Карпова, писателя, разведчика и Валентина Ивановича Варенникова, генерала армии, знаменосца парада Победы 45-го года – Героев Советского Союза, они были моими близкими друзьями. Карпов сказал мне как-то: «Нас поднимало в атаку такое чувство непонятное: НАДО! Просто поднимались, потому что НАДО. Тебя поднимало автоматически, какая-то генетическая, историческая память, какая-то внутренняя сила, Божий промысел». Варенников мне это подтвердил, и многие фронтовики говорили то же самое. НАДО – было сильнее страха, сильнее всех остальных чувств.

polk3На мой вопрос: Владимир Карпов – дважды Герой? В тёплом голосе Михаила Ивановича вдруг зазвучали стальные нотки, когда он отчеканил: «Только одну звезду Героя получил, а заработал три, ибо взял 79 вражеских «языков», очень важных. Карпов занесён во всемирную Книгу рекордов Гиннесса. А Героя Советского Союза давали за 25. Ему каждый раз отказывали, писали: вы соображаете, кого вы хотите наградить?!». «А почему отказывали-то?». «Да потому что он же сидел, его ни за что посадили. Ты не знаешь?». На мой отрицательный ответ, Ножкин только горько хмыкнул, и просветил меня: «Это классический вариант. Наглядный пример объяснения 30-40 годов, что делала пятая колонна всегда. Специально брали ни за что, чтобы вызвать недовольство властями, строем и т.д. Забываем, что в 30-х годах взрывали паровозы, шахты, вредили, убивали активистов. Но это не учитывается, только одно: репрессии, ГУЛАГи, а ведь просто шла гражданская война, об этом никто никогда не говорит. Так вот, Карпов закончил погранучилище при НКВД, в июне 1941 года. Лейтенант-пограничник, офицер, готовый защищать рубежи нашей Родины. Выпускной торжественный вечер, его прямо оттуда забирают в ГПУ, где говорят: сознавайся, зачем ты подбил весь курс, чтобы поехать и убить товарища Сталина?». «Но это, же бред!» — чуть ли не в шоке отвечаю я. «Я говорю тебе, что было на самом деле, чтобы понять, что такое 5 колонна, и что происходило в 30-х-40-х годах. Его прессинговали несколько дней, но он, крепкий парень, не сдавался: — «Что за глупости, это же идиотизм, подговорить курс на такое злодеяние, я собирался ехать по распределению защищать границы своей Родины». Его отправляют в Москву, на Лубянку, сажают в одиночку, как очень опасного врага. Тебе смешно, а я тебе говорю, вот что творилось, и что такое 5 колонна. Это всё вот эти ребята, которые в НКВД были назначены ещё при Троцком, Бухарине, их в 37-ом придавили, а рядовые-то остались. Здесь уже допросы серьёзнее, со всеми вытекающими, но Карпов не сдаётся. А тут война «подоспела», надо камеры освобождать. Его быстренько судят, дают 10 лет. Ну, раз забрали, не просто же так, значит по любому – срок. Переводят из одиночки в общую камеру. Спрашивает: «Что на воле-то происходит?». «Война началась». «Опять с финнами?». «С какими финнами, с немцами». Его отправили в один из лагерей. Оттуда Владимир Карпов стал писать письма по инстанциям, с просьбой отправить на фронт. Ему отказывают везде. Тогда он написал Сталину: «Я, здоровый крепкий мужик, чемпион Средней Азии по боксу, профессиональный военный, готов воевать с врагом, чего сидеть здесь, когда от меня больше пользы будет на передовой» Есть тысячи примеров, что до Сталина письма доходили. Это не значит, что он их сам читал, но у него был такой аппарат, что всему существенному, работавшему на страну и народ, внимание уделялось. Его вызывает начальник лагеря: «Ты действительно Сталину писал? Хочешь воевать?». «Да». С него берут подписку, и отправляют под Ржев, в штрафроту. Я от него узнал, что штрафбат был один на армию, там был только офицерский состав, кадровые военные, а все остальные — штрафные роты.

— А почему же тогда Карпова отправили не в штрафбат, ведь он – кадровый военный?

— Ты что, забыла?! Он – уголовник, 58 статья, политический преступник. Прибыл туда рядовым, но среди этой ребятни быстро выделился: боевой специалист, крепкий парень, и, через 2 недели его переводят в разведку. Через1-2 месяца снимают все судимости, восстанавливают лейтенантское звание, ещё через 3 месяца присваивают очередное звание. Он стремительно набирает «очки». Сообразительный, умный, храбрый, бесстрашный – такие в разведке нужны, ведь профессионалов-то там не было, и самое «горячее» направление – Ржевское. Здесь он совершает настоящие подвиги, сам, один, без группы, берёт 25 «языков». Отправляют представление на Героя. В ответ: «Вы соображаете, кого на Героя представляете? У него же 58 статья». Не дают. Он получает уже звание капитана, орден Ленина, Красной Звезды. На счету Карпова 50 «языков» (по сути, дважды Герой должен быть), но хотя бы раз сделайте. Снова не дают, мотивируя пресловутой 58 ст. Взял уже 79 «языков»! Значит трижды Герой. Черняховский связался со Сталиным, материл своих особистов, и только тогда, задним числом Владимиру Васильевичу Карпову присвоили звание Героя Советского Союза. А он спас тысячи людей. Был тяжело ранен. Витебская операция, и лично Черняховский просил его: «Володя, выручи, мы наступать должны, линия обороны у немцев крепкая, пройдут наши, но это тысячи жизней. Там есть сведения, пойди, добудь». И он пошёл. Один. В немецкой форме, языка не знает. Прошел в Витебск, нашёл там пожилую пару (законспирированных нелегалов), которая сняла на кальку самые секретные данные. Переночевал у них. Ночью не спали практически, говорили, ужинали. А утром рассвело уже, а это центр города. Они предлагают позавтракать, а, чтобы стресс снять по самогону врезали. 10 утра, народ проснулся, прохожих много. Он выходит на центральную улицу, а пара подстраховать его, естественно, не может, иначе – провал, идут по другой стороне улицы. Идёт, и больше всего его возмущали наши девки, с немцами в обнимку, весёлые, хохочущие, довольные, шлюхи продажные, если бы не немцы, расстрелял бы их (сам рассказывал Ножкину – Г.С.). Осталось 100 метров, а там дворами, и, считай, выбрался. Вдруг патруль: хальт! Старший требовательно: аусвайс! Карпов достаёт паспорт, ещё какие-то документы, но т.к. их готовил штаб, а не Центральный аппарат, то оказалась неточность, которую надо было объяснить. Немцы его спрашивают, а он бормочет невнятно дежурный набор немецких слов, сам же думает: куда теперь, в кармане пистолет, всегда на боевом взводе. Один допрашивает, двое сзади с автоматами. Карпов наклонился к старшему, думая: пристрелю его, а там уж как получится, но при этом немецкие слова бормочет, чтобы внимание отвлечь. И вдруг старший произносит: о, да он пьяный! От Владимира Васильевича самогоном-то несёт, выпили же утром. И его повели в комендатуру, разбираться. Он мне рассказывал: «Я иду, а закон, какой?! Главное, не войти в закрытое помещение. Если вошёл, то выбраться, невероятно трудно, практически, невозможно. Комендатура недалеко, каждая секунда дорога, пистолет на взводе, с левой стороны вижу одноэтажный большой дом, окна не совсем у пола, а чуть повыше. Он сгоревший, окна выбиты, развалины. Я выхватываю пистолет, стреляю в одного, в другого, и с разбега рыбкой ныряю в окно. Пол прогорел, а там подвал огромный. Я лечу, то обо что-то стукнулся, то об балки ободрался, и весь побитый грохнулся на дно подвальное. Кровь, больно, но звука не подал. А на верху шум, тревога., и опять меня возмутили шлюхи наши, которые орали: «Господа немцы, он вот туда побежал…».

Короче, Карпов дождался темноты, и пошёл в ночь, ободранный, раненый. Прошёл два немецких заграждения, осталась третье, за ним уже наши. Он стал перелезать и что-то зацепил. А там же всё простреливается, пулеметные очереди с обеих сторон, и его ранило. Пополз, истекая кровью, и, хотя, в темноте его уже не было видно, в его сторону продолжали стрелять. Но он, через силу, полз, и возле ручья потерял сознание. А закон разведки такой: в этом месте он ушёл, значит возвращаться должен где-то тут, примерно. Несколько групп его ждут на протяжении нескольких километров. И там, где начинают стрелять, там его и надо искать. И одна из групп засекла квадрат, вытащила его, принесла без памяти к своим. Привели разведчика в чувство, он отдал добытые сведения и снова потерял сознание. Долго лечился в госпиталях, после чего его комиссовали. Москва, ни кола, ни двора, что делать? И он пошёл учиться в литературный институт.

Литературный институт, а рядом Пушкинская, помнишь, там стенды стояли для газет. Карпов идёт, автоматически остановился возле одного и читает: Указ о присвоении звания Героя Советского Союза Карпову Владимиру Васильевичу. Не поверил себе: подожди, какой Карпов? Я, что ли? Вот такой человечище был, настоящий Герой Советского Союза, русский Владимир Карпов.

Представляешь, так только наши люди могут. Стал известным писателем, написал 19 книг, был 1-ым секретарём Союза писателей СССР. Помимо этого, закончил 2 академии: Генштаба и закрытую ГРУшную. Он мечтал стать писателем, и когда учился, что-то уже писал. Мечту свою осуществил. Потрясающий мужик! У него такой шрам на голове, просто кошмар. Геройский разведчик, ГРУшники вставали, когда он входил. И он ещё одну вещь рассказал, Что все эти страсти про заградотряды – враньё. Никто такого никого не видел. СМЕРШ работал с 1942 до 46-го года. Он занимался тем, что всю прифронтовую зону 60 на 80 км (не спереди, а сзади) чистил. Вот в чём задача СМЕРШа была. Паникеры, диверсанты, шпионы – всё это было. Надо было обеспечить, чтобы на фронте было спокойно. Воронежский фронт. Есть отчёт интереснейший, я и говорю: вот что такое история. За год СМЕРШем арестовано точно не помню, но где-то 33 тыс. человек. Много! Из них – 900 диверсантов к расстрелу; 1,5 тыс. уголовников судили за мародёрство и отправили на зону; около 2 тыс. раненых отправили в госпиталя. Остальных – помыли, выдали форму и вернули в строй.

День Победы. Бессмертный полк – это был Крестный ход России. И, знаешь, там вспоминали Вангу. Пусть кто-то верит, кто-то не верит, но она предсказывала многое о нашей стране. Но одна фраза вспомнилась, аж мороз по коже: «Возрождение России начнётся тогда, когда в России мёртвые встанут рядом с живыми». Я смотрел на эту огромную лавину, и видел – по Красной площади Россия шла: молодые, мощные, среднего возраста, пожилые, все радостные, дружные, светлые, добрые люди. Это знак всем, что наступило возрождение Отечества. Всему миру ответ. Более того, это Парад Духа, как в 41-ом году, 7 ноября.

И ещё. Хотел бы напомнить о том, что, так или иначе, Европа участвовала в планах Гитлера по уничтожению народонаселения. 27 миллионов погибших (цифра условная, на самом деле больше). Из них – 8,5 военных, остальные – мирные граждане. И об этом никто не говорит десятки лет. Так и было написано: утилизировать славян, евреев и цыган. Комиссаров – это политическая акция, а остальных – генетически истребить. Это официально запущенный геноцид, о котором знает весь мир. Европа вся воевала на стороне Гитлера. Лучшая оборона – нападение, мы, забыв историю, и это забыли. Срока давности такие преступления не имеют. И сейчас нужен 2-ой Нюрнбергский процесс. И тогда история всё поставит на свои места: европейцев нужно ткнуть в эту кровищу, в их участие в геноциде славян, в их истреблении. Мы позволили им это забыть, потому-то они так распустились: все их действия, санкции, нападки на язык, на историю нашу. Надо напомнить, кто они такие, учителя хреновы. Они контрибуцию всем платят, а нашим 17 миллионам? Мы не требуем, а надо. О еврейском геноциде, армянском геноциде говорят, а почему не вспоминаете славянский геноцид? Никто не вспомнил. Вот что нужно Европе предъявить в ответ на их санкции, и ради очистки их совести перед будущим поколением, а особенно перед теми, кто уходит, или ушёл. У них сразу всё осядет, и молодёжь Европы будет знать, что деды и прадеды тоже повинны в смерти 17 миллионов мирных граждан. Если Европа будет и дальше поддерживать фашистский режим в Киеве, то их лозунг: «Украина – це Европа!» будет звучать по-новому: «Европа – це Украина!». А вторая очередь: «Америка – це Украина!». Вот такое развитие событий в перспективе, если не закончат «дурью маяться».

В заключение Михаил Иванович сказал, как бы подводя итог всему вышесказанному:

— В России человек дороже денег. В этом наша суть. Так было, так должно быть. Это решающий фактор всех наших побед, особенно в трудное время. Недаром Патриарх Кирилл сказал на всемирном Русском Соборе: в России за деньги, за повышение процентов ВВП в бой не пойдут, на амбразуру не кинутся! В бой пойдут за родных и близких, за Родину, за прошлое, за будущее! В стране началось возрождение исторической справедливости. Например, на Волге развернулась настоящая «волгоградская битва» за Сталинград! То есть за возвращение героическому городу его героического названия. Так и будет!

Наконец-то Россия возрождается! Всерьез и надолго! Дай Бог навсегда! Народу-победителю надоело быть второсортной окраиной, так называемого цивилизованного мира. Надоело терпеть оскорбления, унижения и наглое вранье политиканов разных стран. Пробуждается самосознание, пробуждается историческая память. Оживает связь времен. Огромный корабль – Россия, разворачивается на единственно правильный путь, и в этом личная заслуга нашего президента Владимира Путина! Впервые, за многие годы, он громко заявил всему миру о русской цивилизации, о русском языке, о русских традициях и семейных ценностях. О первостепенном значении Культуры в воспитании каждого достойного гражданина нашего Отечества! Впервые вспомнил о так называемой «Пятой колонне», то есть о внутренних врагах, десятками лет разъедающих откровенной ложью и провокационной деятельностью духовную и многонациональную цельность нашего общества! Одно из подтверждений реального возрождения нашей России – это действительно историческое многомиллионное шествие «Бессмертного полка» по всей нашей необъятной Родине в день 70-летия Великой Победы 9 мая 2015 года.

Михаил Иванович Ножкин – поэт и гражданин. Его боль за родную землю, за свой народ велика, а любовь к ним просто необъятна. Я специально сократила свои высказывания в беседе с ним, хотя, честно говоря, их было не так много, чтобы дать возможность людям больше послушать талантливого, умного Человека. И закончить хочу его же словами:

«И, как заповедь самая главная –

Две святыни в душе у меня:

Это Мать – моя Родина славная,

И Народ мой – Большая Родня!»…

Этим, по-моему, сказано всё о нём. Даже больше, если вдуматься…

Галина СЕДЫХ

polk2Стихи и музыка Михаила Ножкина
БЕССМЕРТНЫЙ МАРШ
Война закончилась. И пушки замолчали,
И годы сгладили великую беду,
И мы живём. И мы опять Весну встречаем,
Встречаем День Победы, лучший день в году.

И от Камчатки до прославленного Бреста,
От Севастополя до Мурманских широт,
Печаль и радость по стране шагают вместе,
И снова память нам покоя не даёт.

Припев:
И вновь зовут колокола святые,
И вновь страна в единый строй встаёт,
Бессмертный полк, Бессмертная Россия
Уверенно в грядущее идёт!

Война закончилась. Но песней опалённой
Над каждым домом до сих пор она кружит.
В войну отцов и дедов наших миллионы
Ушли в бессмертие, чтоб нам с тобою жить!

Они исполнили солдатский долг суровый,
И до конца остались Родине верны,
И мы в Историю заглядываем снова,
Чтоб день сегодняшний измерить днём войны.

Припев.

Война закончилась. Надолго ли? Не знаем,
Но знаем точно: гдето взведены курки,
И пахнет порохом. И бродит мысль шальная 
Проверить заново  уж так ли мы крепки?!..

Война закончилась. Но память поколений,
Как фронтовая дружба, вечна и тверда.
Нас никогда никто не ставил на колени,
И не поставит ни за что и никогда!
Припев.
1975 г. в редакции 7 июня  2015 г.