Пределы демократии

rabstvoВ одном из прошедших номеров после известных событий с присоединением к России Крыма и войны в Донбассе, под аналогичным заголовком: «Пределы патриотизма» мы рассматривали, что вредит этому процессу в нашей стране. А сегодня не менее актуально с подобного ракурса взглянуть и на демократию, потому что считается, что ни одно современное государство не может обойтись без нее. К такому рассмотрению побуждает и сложная геополитика последних дней, и то, что с разных сторон России бросают упреки именно в какой-то не такой, «плохой демократии». Вот почему хочется разобраться: к какой же модели нас толкает Запад, и что, действительно, у нас построено?

Считается, что демократия стоит на трех фундаментальных китах: правах человека, свободной торговле и научно-инновационном развитии. К подобной идеальной модели нас звали, когда Россия сменила строй. Но после долгих лет постсоветского строительства, мы все явственнее стали замечать, что цивилизованные страны принуждают нас совсем не к тому, что представлялось в агитпунктах красивой жизни. А уж после историй с экспортами демократий, кончающихся цветными революциями и локальными войнами, мы еще более отчетливо увидели: Запад во главе с США, понуждает нас вообще к иному. Предлагается уродливая, распущенная модель развязного неолиберализма, подменяющая понятие демократии не только в области прав человека, но и в экономическом подчинении чужим интересам. Так неужели это и есть тот предел демократии, не предусматривающий отступлений, неподчинений и вариантов?
БОГАТЫЕ ТОЛКАЮТ В ЯМУ БЕДНЫХ
Многие сегодня ругают неолиберализм, понимая его как некую бытовую, аморальную вседозволенность, совсем не утруждая разобраться в его экономической подоплеке. Лишь недавно доктор экономических наук из РЭУ им Плеханова Р.С. Дзарасов дал наиболее адекватное определение феномену, в орбиту которого попала и наша Россия. Главное определение неолиберализма состоит в том, что в глобальной экономике он давно превратился в налаженную систему неоколониального закабаления мира. Делается это с помощью финансового капитала, когда намеренно насаждается отсталость периферийных стран, работающих на метрополию. Такой способ был испытан еще со времен Британской империи. А сегодня главным его инструментом жесткого закабаления стало монопольное владение мировой валютой со стороны США, с примкнувшими к ним развитыми странами.
Статистика показывает: нынешняя эволюция «развитых» уже давно перестала быть прогрессивной. Регресс в их бытии давно перетек в ленивое житье за счет ренты со своего капитала. При этом «центр» «преуспел» настолько, что показатель стяжания им валюты (так называемый показатель финансиализации) уже перевалил за  $600 трлн. Эта цифра столь гигантская, что в 4,4 раза превышает весь мировой объем ВВП. В таких размерах Америка, как творец «нового экономического чуда», раздула свою подушку безопасности, в буквальном смысле отняла деньги у всей планеты, и заставила работать на себя, а сама — живет в долг, эксплуатируя всех. При этом, США намеренно отгораживают свой сверхгигантский капитал от растущей армии нищающих пролетариев, и на всех континентах они нещадно расплодили бедную рабсилу. Экономисты назвали этот процесс падением в трудоемкие  технологии и шоковым переизбытком рабочих, с которым, кстати, знакомы и мы по нашествию среднеазиатских гастарбайтеров.
Невиданное культивирование бедности с отъемом денег, прежде всего, от самих бедных сопровождалось также и отъемом из колоний наиболее умных и умелых. Именно поэтому развитые страны помимо организованной утечки мозгов сделали предметом ренты также всю науку и высокие технологии с интеллектуальной собственностью в придачу. Вот откуда – из отчуждения науки и приватизации патентного дела в пользу богатых и происходит монокультурность  бедных с намеренным потворством не только уродливой однобокости развития, но и рост внутри этих стран монополий, олигархов, социального расслоения и бесконечного процесса разрушительных приватизаций. Таким образом, из-под ног этих стран выбиваются шансы на обретение самодостаточности для гармоничного развития, и им становится уже вовсе не до науки и хай-тека, потому что все главные проблемы переносится в область борьбы с бедностью, чрезвычайной коррупцией, дефолтами и повторяющимися перескакиваниями с «черных понедельников» на «черные пятницы».  Это происходит вопреки растущему экспорту технологий на периферию. За последнее время доля такого экспорта с 20% подскочила более чем до 80%. Многие страны (с Китаем во главе) стали текстильными, пошивочными, химическими и прочими цехами планеты. Но и эта поблажка бедным не уничтожила их сверхвысокой эксплуатации. Да и делается она вовсе не из гуманных соображений, а всего лишь для удобства в обслуживании жиреющего центра и все того же «разумного» контроля периферийной отсталости.
МИРОВОЙ “ГОСПЛАН” КОНТРОЛИРУЕТ ОТСТАЛЫХ
Вот так современный финансовый центр мирового капитализма давно освоил технологии регионального обособленного экономического контроля за периферией. Для этого им созданы такие закабаляющие организации, как МВФ, ВБ и ВТО. Подобно глобальному Госплану, они четко регулируют: сколько (какого) сырья и какой продукции им надо поиметь от монокультурных окраин. Именно так в колониальные страны была  наглухо вморожена монокультурность. И именно поэтому в развивающихся странах хиреют все высокотехнологичные производства с высоким переделом, что напоминает нам наше упорно невыполнимое стремление улучшить, скажем, модификацию отечественного бензина, который мы никак не можем довести до стандартов евро-4 и евро-5. Свой бензин мы гоним по старым технологиям на маломощных и старых НПЗ, построенных более 50-ти-60-лет назад. И прекрасно понимаем, что на таком топливе Запад не догнать. Потому они нас и обгоняют, что у них глубокая переработка распространилась в современных химических кластерах не только на нефть, но вообще на все виды сырья.
Запад выигрывает, а нам втридорога продает изделия с высокой добавленной стоимостью, произведенные из нашего же сырья. Зато мы как заклинание не устаем говорить о необходимости модернизации и инноваций. Хотя неспособность к ним – родовая черта всей либерально-олигархической экономики. Упоминаемый уже экономист Дзарасов говорит, что это происходит потому, что наш крупный бизнес (как истинный выученик либерального Запада) ориентируется лишь на извлечение краткосрочной ренты и ее инвестирование за рубежом. По большому счету, ему больше ничего и не надо. Неспроста опросы российских менеджеров в 1999 – 2013 г.г.  показали, что от 20 до 55% предприятий вообще не делают никаких производственных инвестиций. И еще меньше (от 3,7 до 18,4%.) доля респондентов,  которые вообще не верят в то, что инвестиции обеспечат у них полноценную модернизацию или какие-то улучшения. По словам ученого, «такая глубокая незаинтересованность в технологическом прогрессе объясняет феномен невостребованности науки в современной России. Для построенной в ней экономики не требуется высокой квалификации населения. Фундаментальная наука и качественное образование теряют смысл и общество вполне закономерно стремиться свести затраты на эти цели к минимуму». Отсюда и отупляющие вакханалии с внедрением ЕГЭ, с перманентным реформированием школ, вузов, «доверенным управлением» собственности РАН и т.д. и т.п.
Многие ученые не раз обвиняли неолиберализм в искусственном поддержании бедности во взращивании на противоположном полюсе олигархов, монополий и олигополий. Украина для многих стала крайней степенью таких обманутых народных притязаний, зараженных неолиберализмом. И поэтому в геополитическом проявлении неолиберализм откровенно и явственно толкает страны в пучину оранжевых революций, сталкивая их в пропасти локальных войн, адские провалы в бедность, создавая резервы для новых жертв глобального экономического колониализма. Тут для Америки, как монополиста насаждаемой модели цель всегда оправдывает средства. Поэтому она не гнушается ни Аль-Каидой, ни ИГИЛами, ни вскормленными украинскими фашистами. И поэтому война на Донбассе определяет закат обозначенной модели. В этом цивилизационном конфликте ставится окончательная точка истребительному варианту американского глобализма. Неспроста американский генерал в приступе откровенного фашизма, с призывами убивать русских, оговорился по Фрейду, признав, что это бесполезно.
А еще необходимо остановить в наблюдаемой геополитике уничтожение истории. Стирание в прах следов цивилизаций и этнической идентичности происходят посредством «экспорта демократии». Как было в Мосуле, идут погромы захваченных музеев с бесценными трех- , пяти-тысячеленими памятниками истории. В очагах мировой культуры – от библейской Ливии, Египта и Сирии до праславянских земель Новороссии, овеянной походами князя Игоря, идет уничтожение земной истории, присыпаемой пеплом информационных атак через Интернет и СМИ.
КАК УБИТЬ В СЕБЕ РАБА ЛИБЕРАЛИЗМА?
Мы видим, какие корни неолиберализм пустил на планете. А что в России? Вывод о нашем колониальном выборе еще в 90-х, спрогнозировал российский философ А. Зиновьев. Посеянная в нас экономическая зараза проросла повсеместным чувством неприятия честной работы и научно-технического творчества. Мы перестали замечать свое колониальное сознание, утвердившись в психологии под названием «не напрягаться». Упав в потребительские модели, все свои думы о будущем заменили кредитами, ипотеками и прочими небожескими, инструментами закабаления, еще более жестокими у себя, чем на том же Западе.
Мы взяли на вооружение их демократию, их принципы жизни.  Научились делать легитимным богатство, да так, что у нас теперь губернаторов запросто сажают за взятки. Коррупция зашкаливает, а мы бережем чиновников от ратификации ООНовской конвенции, запрещающей все виды чиновничьего мздоимства. Почти на каждого чиновника теперь можно открыть досье. Объявили антиофшорную кампанию, а сами под шумок проваленной амнистии капиталов, вывезли из России невиданную сумму в $ 150 млрд. Такого еще не было в нашей истории! Но мы даже не ужаснулись, и не говорим, как это не патриотично, не по-божески.
Мы сделали самым высоким в мире разрыв между бедностью и богатством. Но несмотря на это, подло, с профанацией профессионального обсуждения провалили проект закона о прогрессивном подоходном налоге, который бы решил проблему собираемости и принцип, принятый везде: когда богатый платит за бедного. А у нас все наоборот. Большой, монопольный бизнес додавил страну до того, что у нас самые высокие в мире тарифы на коммуналку. У нас самая дорогая в мире еда и промышленные продукты. У нас одно из самых малых развитие малого бизнеса вместе с сопутствующими рейтингами и индексами. У нас самое низкое в мире финансирование науки. И мы еще умудряемся держать армию чиновников, которые строят нам технопарки, где самым выгодным бизнесом остается сдача площадей в аренду, и это называют сегодня инновациями?
А самое высокое достижение неолиберализмома к нам пришло через нашу банковскую систему. Наш ЦБ стал локальным подобием американской федеральной резервной системы, некоей самостоятельной и независимой ветвью власти. И как в США решают проблемы с помощью печатного станка, так и мы проводим обвальные курсовые понижения, ссылаясь на переоценённость рубля, и увеличиваем количество денег в бюджете за счет инфляции. Как в анекдоте, который утверждает, что «средний размер пенсии в России в 2015 году вырастет с 11600 до 12400 рублей, то есть с 355 до 182 долларов США». Вот так! А другой анекдот столь же серьезно дает рецепт похудения. «…предлагается «взять 1 (одну ипотеку) и, если вы ее возьмете, то с похудением все очень хорошо получится».
Шутки шутками, но в такой же ситуации аномального похудения находятся все наши сферы и отрасли народного и монопольного хозяйства РФ.  Примеры? Откройте газеты. «Продажи легковых автомобилей упали за месяц на 40%». – читаем про то, как понизили главный спрос. «Общая задолженность россиян перед банками в сравнении с прошлогодним периодом возросла на 52%» — это о том, что из-за обвала курса людям нечем платить. «Разница между ценами производителей и сетей доходит до 195%», — тут видим: торговцы хотят компенсировать убытки от санкций и потерь от курсовой разницы закупленных товаров. «Золотовалютные резервы сократились на $1,6 млрд., опустившись на самый низкий уровень с мая 2007  года». Это про то, как Россия, подобно легендарному Сизифу, едва затащив камень на гору, уронила его назад для новой изнуряющей работы… Пишут также, что «просрочка банков по валютным кредитам выросла в полтора раза…». Но что тут удивляться, если доллар стал вдвое ниже рубля, а потому естественно, что золото и бумаги подешевели…
А в целом производственные показатели стали такими, что, хитромудрая статистика отчиталась: «темпы роста реальных доходов впервые с 1999 года стали отрицательными и составили -0,1%». Так, наверное, старики растут вниз. Но тот же статотчет настораживает, что рост ВВП также может вообще упасть на 5-7%, а при этом еще вырастут тарифы и придется платить $130 млрд. по внешним займам, которые придется отдавать за наши банки, набравши за границей кредитов в хлебные времена, когда к дешевым западным кредитам еще подпускали.
Вот такие либеральные заветы мы воплощаем сегодня с нашим правительством и независимым центробанком для граждан России. Как говорится, растем, уменьшаясь, богатеем, беднея! Как стряхнуть с себя весь этот морок прошлого, и сотворить хоть маленькое, экономическое чудо?
ЧТО ДЕЛАТЬ?!
Многие СМИ дают простой рецепт, призывая к изгнанию из правительства и ЦБ наших либералов-монетаристов. Не будем повторять чужих гаданий. Потому что в этом вопросе нужно смотреть дальше и глобальнее. России не впервой все терять и заново начинать очередное собирание. Раньше собирали земли, а теперь этот поход нужно направить против дезинтеграции навязанных нам чуждых олигархий, чужой финансовой монополии (потому что своей нет). Нужно будет ставить на ноги собственные финансы, науку, производство. А для этого понадобятся такие идеологи экономизма, которые смогут реализовать не одни прагматичные схемы устаревших либеральных моделей потребления. Тут нужно нечто большее. Тут нужен собственный глобальный проект светлого обустройства России, который бы превзошел все пределы, построенной у нас заимствованной демократии.
Нет, мы не призываем вперед в светлое прошлое. Но опыт прошлого надо использовать и признать, что все заокеанское заимствования родились из того лучшего, что было в пору СССР! Мы не раз писали, что Запад с самой идеей социального государства и мерами социальной гармонии (стабильности, устойчивости развития, бескризисностью, обоснованностью норм жизни и разумного потребления) познакомился у нас в Союзе. И привил ее к той своей модели потребления, которую знаменитый ученый-экономист Кейнс внедрил на Западе после посещения в 30-е годы прошлого века России, где заимствовал принципы, останавливающие социальную обособленность и расслоение, а экономику научился приспосабливать к социалистическим темпам роста.
Почему об этом сейчас нужно вспомнить? Потому что мы совсем забыли, что главную силу странам дает только глубоко справедливое социальное устройство государства. Мы это, что называется, проходили в собственной истории. Только забыли, а вместо этого вступили на путь плохих заимствований и ужесточение сугубо карательных законов, масса которых в будущем может только навредить. А еще дальше нам понадобится призыв новых технарей (не только физиков и лириков), но и других специалистов, которые бы обгоняли Запад, начиная от принципов виртуального программирования до нано- , био- и космотехнологий включительно. Не лишне тут вспомнить и то, что только у нас были философы-космисты, давшие миру проекты гораздо более грандиозные и увлекательные, чем планетарные. И только с рождением аналогичного нового делового энтузиазма Россия может обогнать Запад. А еще от начинаний романтиков-космистов нужно позаимствовать то остро гуманитарное начало, которое давало возможность строить страну, ее экономику по заветам братотворения, известного по лучшим прозрениям всех позитивных мировых религий. Это нам пригодится, когда мы будем расширять ЕАЭС, переходить в евразийской зоне на рублевое обслуживание, расширять трансконтинентальные связи через Северный морской путь и железные дороги в Китай, Индию, Иран, опережать мир в новых объединительных начинаниях и международных инициативах. Да вспомните, как всем миром мы запускали на орбиту Гагарина, осваивали целину, строили Братскую ГЭС, восстанавливали разрушенный Ташкент…
Только таким путем мы расширим пределы демократии и сможем убить в себе мелких и гнусных неолибералов, колом засевших во многих душах…