Михаил Попов: «Улыбка»

popovПоследней каплей, побудившей меня к написанию этой статьи, стала фраза из недавно закончившегося сериала «С чего начинается родина». Фраза, прозвучавшая из уст  генерала ГРУ, который в объяснение причин своего предательства привел как один из главных аргументов наблюдение над образом жизни американцев – «там все улыбаются друг другу, даже незнакомые люди». Вот эта пресловутая улыбка, как доказательство безусловного, и окончательного превосходства западного образа жизни над советским, а теперь и над русским образом жизни, и «достала» меня, наконец.
Эта УЛЫБКА, это фетиш-жупел-символ, она как джокер сидит в колоде аргументов любого либеральствующего демагога, и вбрасывается в разговор в тот момент, когда нормальных аргументов уже нет, или когда серьезные факты начинают работать против его позиции.

Насколько я понимаю, улыбка, собственно говоря, это результат сокращения лицевых мышц определенным образом. Она может быть произвольной, и непроизвольной. Когда человек, видя тебя, радуется, она непроизвольно появляется у него на лице. Когда знакомый человек улыбается тебе, ты знаешь, что он к тебе хорошо относится. То есть улыбка безусловная ценность в привычной среде общения — на работе, в твоем дворе, в родной деревне и т.д. Если тебе в этом сообществе кто-то откровенно не улыбается, он тебе тоже сообщает важную информацию. У тебя есть основания с ним объясниться, или сделать определенный вывод.
Если тебе улыбается человек из обслуживающего персонала, то улыбка это как униформа. Ты заранее извещен, чего стоит эта улыбчивость, тут тоже все понятно и однозначно.
Человек может тебе улыбаться и просто так на улице – у него замечательное настроение, позвонила возлюбленная, выиграла  любимая команда, просто – отличная погода!
Кто против таких проявлений эмоций?!
Но дело в том, что неулыбающийся человек ведь тоже может быть сложен и интересен. Он может не улыбаться, потому что потрясен глубочайшей мыслью, или поражен зубной болью, он, возможно, вспомнил в данный момент, что оставил кипящий чайник на плите, или, в кои-то веки, шарахнуло – мементо мори! Чего ему улыбаться?
Отсутствие улыбки не обязательно свидетельство косности, тупости, скверного направления мыслей.
Кто сказал, что улыбающийся человек нормален, а не улыбающийся подозрителен!?
Почему неулыбчивый должен быть за это поражен в правах, ему должно быть отказано в человеческой полноценности?! И почему, кстати, этот «улыбочный» аргумент с особенной страстью и назойливостью   применяется к нам, жителям России?! Посмотрел бы я на этого генерала ГРУ, когда бы он что-то подобное попробовал предъявить носителям некоторых других авторитетных мировых культурных традиций.
Вспомним хотя бы самураев, видел кто-нибудь самурая расплывшегося в улыбке? Самоощущение самурая основано на том, что встав с утра, он ведет себя так, как будто сегодня должен умереть.
Или представьте себе буддийского монаха скалящего зубы! Наверно, бывает, но слишком нехарактерно.
Акцентированная тотально применяемая улыбка часть американской и шире — европейской поведенческой   модели.
Да и сама улыбка в разных культурах может означать разное. Жители Бали, к примеру, улыбаются от испуга, и когда не знают что им делать. Среди полинезийцев распространено такое явление как «виноватая улыбка», то есть там чаще улыбается человек, только что поступивший нехорошо. Мне вспоминается песня представителей одного из племен из  Папуа, племени каннибалов: «Мы убили человека, нам хорошо!»
Западный человек готов  мириться с мировым мультикультурализмом, но только не в  том случае, когда дело касается русского. Неулыбающийся монгол или индеец  это нормально, не улыбающийся русский – повод для  приступа ни на чем не основанного чувства превосходства.
Правда, я бы не спешил обижаться.
Ведь, весьма возможно,  тут дело  в том, что различие между нами и европейцами наоборот слишком маленькое. Как говорил один британский журналист: вся ваша беда, русских, в том, что вы белые. Есть люди желтые, черные, красные и сразу понятно как  к ним относиться. Были бы вы русские синими, к вам бы не было претензий.
В этом тексте  видится как минимум два важных подтекста. Во-первых, западные белые чувствуют в  белых русских все-таки своих родственников, и раздражены неудовлетворительным поведением этих родственников. А во-вторых, несомненный расистский душок, которым несет от этих радужных рассуждений.
Кстати, об особенностях некоторых культур. Недавно в американской медицинской прессе я наткнулся на такой факт: в США в год выписывается до 260000000 рецептов на антидепрессанты и  транквилизаторы, так что вполне вероятно,  тебе при встрече улыбается не  сам упивающийся  счастьем своей повседневной радостности американец, а растворенный в нем препарат!
Еще один момент странный в этой любви к всеобщей улыбчивости — либерально настроенные резиденты очень обожают порассуждать о том, что  им по жизни претит всяческая унификация, в одежде, в наборе идей, доктрин, возможностей. Ужас единомыслия, кошмар  голосований, когда  99 процентов «за»! Так почему в этой сфере такая жесткая дисциплина?! Такие  оценочные тиски?! Улыбаться всем, всегда,  любой ценой! Мир натужно  счастливых — это очень близко к дурдому, к видениям Замятиных и Оруэллов.
Говорят иногда, что улыбчивость как бы сигнализирует – тебе нечего меня бояться, можете рассчитывать на мою обходительность, так протянутая открытая ладонь, демонстрирует отсутствие оружия. И вообще, улыбчивый как бы более вежлив.
Но ведь улыбчивость не всегда означает естественную веселость, и не гарантирует воспитанность. «Мрачная вежливость шотландца» — Честертон.  «Никто так не оскорбляет чувств как загорелый улыбающийся негодяй» — Фитцджеральд. «Что лучше всего скрывает неискренность – вежливое обхождение» — Диккенс.
А знаменитые слова: «это просто бизнес», которые  произносятся в каждом втором фильме, перед тем как застрелить человека, всегда произносятся с самой вежливой улыбкой.
И уж совсем сводя к простому. От по-американски улыбчивого человека вы в конечном итоге не получите ничего, кроме этой улыбки. Улыбка — это все чем он вам обязан в жизни.
Справедливости ради надо сказать, что «улыбка» это не единственный из фетишей новой западной культуры.
Если брать пример из другой области, то сразу захочется вспомнить «демократию».
Вот этой «демократией» Запад гвоздит любого несогласного с ним, любого не подчиняющегося. Плохое и недемократичное – синонимы. Раз у вас нет признанной нами демократии, значит вы, в общем-то, не люди.
smileХотя, если вдуматься, в большинстве лучших мест в мире отсутствует как раз демократия и именно потому, что введение демократии в этих местах приведет к застою и краху в данном месте.
Представьте себе театр, где нет диктатуры главного режиссера, и журнал, где голосованием решают вопрос публикации. Все решают, от верстальщиков и выше.
Лаборатория, монастырь, рок-группа, семья.
Вспомните «Репетицию оркестра» Феллини. Что делается с музыкой в отсутствии диктатора-дирижера!
Но, скажут мне, где-то ведь нельзя без демократии обойтись
Ладно.
Тогда, по крайней мере, нужно выяснить, что это такое, демократия.
Представьте, мы работаем на телепрограмму «Сто к одному» и спрашиваем у прохожих  на улице, – каковы главные признаки демократии? Две трети  как минимум вам ответят – всеобщие выборы!
Но стоит заглянуть в умные книги, да в Аристотеля хотя бы, в «Политику», и мы с удивлением обнаружим, что демократия и всеобщие выборы две вещи несовместные.
При демократическом устройстве общества должностные лица не избираются, а назначаются по жребию. Кстати, и Сократ, и Платон, и Аристотель этот принцип очень не хвалили. Но в античной Греции демократии хотя бы были как таковые. Теперь нет. Ни одной, нигде. Назовите страну, где президента или премьера назначают  с помощью открыто проводимой жеребьевки!
А что же всеобщие выборы?
А они есть признак общества с олигархическим устройством. Общества, в котором нет, и не предполагается равных стартовых возможностей для людей, стремящихся к власти.
Вообще, избирательное право очень лукавая штука. Оно, во-первых, не цельное, а составное, делится на право избирать, и быть избранным.
Вся человеческая история — эта суета вокруг первой части, вокруг права избирать.
В Англии, после Кромвеля, право избирать получили едва пять процентов населения. Запредельный демократизм!
К примеру, женщины в Испании и Италии, не самые отсталые страны, получили избирательные права только  после войны. А в какой-нибудь Саудовской Аравии за желание стать избирателем – тюрьма! Что же говорить, о праве быть избранным! При всеобщем голосовании всегда в преимуществе тот, у кого есть ресурс: телеканал, угольный разрез или пара легионов. Даже на выборах главного бомжа во дворе победит тот, у которого самые большие кулаки или две бутылки водки в загашнике.
Повторю — нигде в мире, это легко проверить,  настоящей демократии нет и в помине. Страны различаются лишь степенью вранья  по ее поводу.
Демократии нет, а что есть?
Та самая олигархия, американцы здесь честнее всех. Они даже не притворяются, что  верховную власть выбирают у них не граждане. За президента голосуют выборщики. Каждый выборщик это приказчик определенного богатея из определенного штата. У них честная олигархия, только прикрывается не своим названием. Хитрость в том, что, используя для себя реалистичную олигархическую модель устройства жизни, всему миру они навязывают невыполнимую демократическую. И всех, кто не дотягивает до невыполнимых стандартов они называют уродами или преступниками.
Но они в своем праве, сумели навязать миру эту модель, пусть стригут купоны. Забавляют меня здешние, наши, верящие в несуществующую в реальности страну Америку, родину и оплот демократии, и готовые ради нее на «подвиги», иногда даже бесплатно. Платные мне понятны, а вот волонтеры идиотизма — это интересно, это вдохновляет на художественное осмысление.
Представьте, если бы у нас в стране было движение за то, чтобы Россия подчинилась Атлантиде. У Платона того же она так расписана, Атлантида, что ей просто хочется подчиниться, и  структура этого восторженного чувства в честь  где-то существующей высшей общественной реальности я даже могу понять. Только что мне делать с тем, что я знаю – Атлантиды нет! Может, была, но нынче нет.
Борьба с шаблонами, фетишами, идеологическими окаменелостями современной тебе реальности вещь неизбежная. Человек нормальный, а особенно молодой, просто обязан  чуять фальшь и искать подлинность, иначе он вообще не живет. Но уж если начал, то нельзя останавливаться. Уж будь любезен, живи до конца. И  стряхнув с себя «совковый морок», не стань героем нового громадного, всепланетного мюзикла под названием «Человек, который улыбается».
Некоторые у меня спросят ехидно – монархия, что ли?! Нет, я не об этом.
Ну, а вообще-то, если посмотреть непредвзято, ведь придется признать, и Аристотель этого не отрицал – при монархическом устройстве жизни есть небольшой шанс, что на престоле окажется порядочный человек, при прочих системах такой вероятности нет.
Да и на нашем обожаемом Западе никто от монархии окончательно не отказывается, на всякий случай.