Мечты и грезы птицы

Александр МИЛОРАДОВНашему постоянному автору, замечательному прозаику, поэту и художнику Александру Николаевичу Милорадову исполнилось 75 лет. Его творчество уже много времени радует читателей, неся добро, свет и теплоту в их сердца. Талант писателя многогранен, самобытен, оттого-то, наверное, слова, написанные им, так щемяще проникновенно касаются самых отдалённых струн души.
Редакция поздравляет Александра Милорадова с юбилеем, желает долгих лет жизни, здоровья, благоденствия и творческой звёздной дороги.
С Днём рождения!

И в этом  большом и загадочном мире
С душою младенца живёт человек,
Он ждёт и надеется, любит и верит,
Что  Свет не погаснет, как в комнате свет.
Александр Милорадов.
О чем думает старый колодец, грезит камень, мечтает птица? Вам расскажут об этом картины, сказки и стихи Александра Милорадова, замечательного художника, писателя и поэта. Потомок древнего дворянского рода Милорадовичей, чей дед со стороны отца во время гражданской войны был вынужден изменить и фамилию, и биографию,  Александр родился в 1939 г. в Москве, в многонаселенной коммунальной квартире. Его детство совпало с войной, эвакуацией, послевоенной нищетой. Зато с юностью ему повезло, она пришлась на период, который принято называть оттепелью.  Александр  знакомится с творчеством старых и новых русских и зарубежных художников, писателей, поэтов, слушает первые выступления Андрея Вознесенского и Евгения Евтушенко. Ему хочется заниматься всем сразу: скульптурой, живописью, стихами и прозой. Как художник он приобретает известность в конце 70-х, когда  принимает активное участие в легендарных выставках авангардистов на Малой Грузинской. Литературное признание приходит к нему позже, первый сборник его рассказов, сказок и воспоминаний, издается только в 2008 году, хотя высокую оценку его  работам в этой области, еще в 60-х годах дала такой мастер художественного слова, как Анастасия Цветаева.
Александр Николаевич наделен необыкновенным  даром творческого воображения, который проявляется как в его живописи, так  и в прозе, и стихах.  Это позволяет ему увидеть и показать читателю и зрителю, казалось бы, давно знакомые предметы с неожиданной стороны, проникнуть в мир, отличный от нашего, собственного, ощутить жизнь, душу и красоту там, где обыденное сознание отказывается их видеть. Вот, например,  отрывок из его притчи о камне: «У подножья горы, у самого края дороги, лежал большой Камень. Лежал долго, может тысячу, а может, две тысячи лет – никто не знает. Лежал себе и лежал, думал о жизни и наблюдал, что делается вокруг. Жизнь у камней большая, длинная, они никуда не спешат, поэтому, в основном, камни тугодумы… Но однажды, старая женщина пришла к Камню,  села возле него, склонила к нему голову, обняла его руками и заплакала. Почему она плакала и о чем, он не знал, но ему стало жалко эту женщину, и он, не раздумывая,  отдал ей свое тепло, накопленное за день». Но и ее слезы проникли в Камень и согрели его. «И он впервые почувствовал, за многие тысячи лет, что внутри него, в самой глубине, появилось нечто, что люди назвали бы душой». Камни часто являются и героями его картин. На картине «Пространство камня» художник изобразил на фоне бесконечного пространства две фигуры из камней, своими очертаниями напоминающие мужчину и женщину. Их головы повернуты вдаль, как будто они ожидают, что что-то изменит их жизнь, оживит каменную неподвижность. Здесь он использует удивительную манеру письма, придающую картине рельефность, когда образы как бы выступают навстречу зрителю. Его техники так же необычны, как и сюжеты: он совмещает  в своих картинах  письмо акварелью и лессировку маслом (при этом один цвет просвечивает через другой), совмещает письмо темперой с аппликациями из цветного стекла, использует напыление и накатку шаром.
Огромное место в  творчестве Александра Милорадова занимает Россия.  Она представляется ему  страной, которую Бог наделил необыкновенной красотой, как на физическом, так и на духовном уровне. В отношении России художнику присущ дар предвидения. Так, перед началом войны в Афганистане он пишет картину «Стрекоза»: по цветущему саду бежит юноша, наполненный радостью от красоты окружающего мира. В небе над его головой парит то, что на первый взгляд кажется чудесным беззаботным насекомым, но при более пристальном рассмотрении превращается в вертолет – страшную боевую машину. Эта несправедливая война, по его мнению,  дала толчок  волне хаоса, которая позже обрушится на страну. Александр Николаевич отобразил ее в картине «Смута», написанной в 1992 году.  Две хищные птицы бьются в небе, символизируя борьбу за власть, а внизу стоят люди, вокруг которых вьются  языки пламени. Перед наступлением 2014 года, года лошади, оказавшимся одним из самых сложных в истории России, в сознании художника стали появляться образы белых и черных лошадей. Лошадь в нашем сознании ассоциируется и с силой, светлой или темной, и с гонцом, несущим весть.
Черные кони беды скачут над Россией, на одной  из картин художника, а на другой, белые лошади пасутся в предрассветной дымке. Все еще окутано туманом, но чувствуется, что восход солнца уже близок. По-мнению художника, в  России действуют как силы хаоса и разрушения, так и силы созидания, берущие свои истоки в глубине души ее народа. «На краю деревни  стоял старый колодец. Он был настолько стар, что его деревянный сруб  постоянно вздрагивал, словно от боли, когда к нему прикасались.  А прикасались к нему довольно часто, потому что люди брали из него воду, которая была почему-то чище и вкуснее, чем в других колодцах… Проходили  дни за днями,  недели за неделями, годы за годами. Колодец дряхлел, но он старательно оберегал свою душу – маленький чистый ключик, бьющий   из самого сердца земли, не позволяя даже  залетным осенним птицам  загрязнить его», — рассказывает он в притче «Колодец». Но вот однажды появились Новые люди на машинах, похожих на  огромных собак-бульдогов. Они приказали завалить колодец мусором, а потом засыпать землей…  «Но один старожил этой деревни однажды сказал мне  под большим  секретом, что где-то далеко в лесу, на берегу маленькой лесной речки  он обнаружил среди камней родник, в котором бьет ключ удивительно чистой воды. И я подумал – может, это тот самый ключик?  И душа  Старого Колодца вновь жива».   Это история души и самого Александра Милорадова, сумевшего остаться творцом, несмотря на годы отрицания и замалчивания его творчества, и души России, которая неизменно возрождается, несмотря на все попытки ее уничтожить.
Татьяна ПРАВОТОРОВА