«Коллекционер»

milor1— Что ты наделал?! Уму непостижимо! Скажи, как ты мог? Скажи?!  — отец в возбуждении всплеснул руками и с укором уставился на сына.
Сын, опустив голову,  смотрел в пол.
— Я тебе, что велел коллекционировать? – спросил отец и сделал многозначительную паузу.
Сын неопределённо пожал плечами  и тихо сказал:
— Ну, марки.
— А ещё что? – раздражённо спросил отец.
— Ну,  открытки. И какие-то там значки.
И опять пожал плечами .
— А ты что же сделал? – удручённо вопрошал отец. – А ты, ты…, — и он задохнулся от возмущения. – Я всё  тебе разрешил – любые марки отклеивать от моих заграничных писем,  любые заграничные поздравительные открытки ты мог взять себе. Но ты не  воспользовался моей добротой. Ты сосвоеволь-ничал.  Ты залез туда, куда я тебе  категорически запретил.
— Ну, скучно же, пап. Мне было скучно.

И он постучал маленьким  кулачком по своей коленке.
— Ах, тебе было скучно,  тебе было скучно, — запричитал отец.
— Скучно, — подтвердил сын. И добавил:
— Ещё как скучно. Хоть в калошу лезь.
— Куда? – не понял отец.
— В калошу. Это у нас так  зовётся интернет, — ответил сын.
— Это у кого же, у нас?  — строго спросил отец.
— У нас – это у пользователей, — сказал непринуждённо сын.
— Не надо мне зубы заговаривать, — раздражённо сказал отец. – Ты сделал то, что ты сделал. Ты залез туда, куда я тебе запретил залезать. Тебе мало своего компьютера, так ты залез в мой!!!
— Па, но я же хотел, как лучше: коллекционировать через комп. Ну, эти… А у меня в компе сил не хватило, и я объединил  мой и твой.  И ещё университетский, профессора Перцева.
— Что? – ты залез и в университетский? Как же ты мог, без разрешения?
— Почему без разрешения, — сын улыбнулся. – Я разговаривал с профессором, мы с ним обсуждали это довольно долго. И ему моя идея понравилась. Он сам мне разрешил задействовать университетский.
— Какая идея? – с подозрением спросил, насторожившись, отец.
— Как, какая? – воскликнул сын, оживляясь. Коллекционировать облака!
— Что коллекционировать? – переспросил отец.
— Облака, — спокойно  ответил сын.
—   Так вот почему стоит такая жара, — и отец   с тоской посмотрел в окно.  – Вот почему на небе ни одного облачка. Значит, это всё твоих рук дело?
— Ну, понимаешь, па, они постоянно меняются, то есть,  менялись.  И у меня аппарат был присоединён  к компам круглосуточно. И он не только автоматически считал облака, но и улавливал их сетями. Я придумал электромагнитно-резонансные сети с отрицательными и положительными ионами. Я могу направлять определённое количество облаков в определённые любые места. Но вот относительно   дождя  у меня пока не очень получается.  Но, я надеюсь,  ты мне поможешь? А, пап?
— Стоп, — сказал отец и поднял руку. – Скажи,  а ты  всё это можешь вернуть на круги своя? Надеюсь, ты меня сейчас понимаешь?
— Вообще-то я об этом  пока не задумывался, — сказал сын. – И потом, я ведь должен сейчас идти  в детский сад. Я обещал младшей группе тёплый дождичек в четверг. А сегодня как раз четверг, и нельзя обманывать детей. Ты сам мне это говорил, па.
Отец, вздохнув, задумчиво посмотрел на сына, потёр подбородок и сказал:
— Ну, хорошо. Но к завтрашнему вечеру   все облака должны быть на своём месте, то есть,  я хочу сказать, на небе.
— Что ты наделал?! Уму непостижимо! Скажи, как ты мог? Скажи?!  — отец в возбуждении всплеснул руками и с укором уставился на сына.
Сын, опустив голову,  смотрел в пол.
— Я тебе, что велел коллекционировать? – спросил отец и сделал многозначительную паузу.
Сын неопределённо пожал плечами  и тихо сказал:
— Ну, марки.
— А ещё что? – раздражённо спросил отец.
— Ну,  открытки. И какие-то там значки.
И опять пожал плечами .
— А ты что же сделал? – удручённо вопрошал отец. – А ты, ты…, — и он задохнулся от возмущения. – Я всё  тебе разрешил – любые марки отклеивать от моих заграничных писем,  любые заграничные поздравительные открытки ты мог взять себе. Но ты не  воспользовался моей добротой. Ты сосвоеволь-ничал.  Ты залез туда, куда я тебе  категорически запретил.
— Ну, скучно же, пап. Мне было скучно.
И он постучал маленьким  кулачком по своей коленке.
— Ах, тебе было скучно,  тебе было скучно, — запричитал отец.
— Скучно, — подтвердил сын. И добавил:
— Ещё как скучно. Хоть в калошу лезь.
— Куда? – не понял отец.
— В калошу. Это у нас так  зовётся интернет, — ответил сын.
— Это у кого же, у нас?  — строго спросил отец.
— У нас – это у пользователей, — сказал непринуждённо сын.
— Не надо мне зубы заговаривать, — раздражённо сказал отец. – Ты сделал то, что ты сделал. Ты залез туда, куда я тебе запретил залезать. Тебе мало своего компьютера, так ты залез в мой!!!
— Па, но я же хотел, как лучше: коллекционировать через комп. Ну, эти… А у меня в компе сил не хватило, и я объединил  мой и твой.  И ещё университетский, профессора Перцева.
— Что? – ты залез и в университетский? Как же ты мог, без разрешения?
— Почему без разрешения, — сын улыбнулся. – Я разговаривал с профессором, мы с ним обсуждали это довольно долго. И ему моя идея понравилась. Он сам мне разрешил задействовать университетский.
— Какая идея? – с подозрением спросил, насторожившись, отец.
— Как, какая? – воскликнул сын, оживляясь. Коллекционировать облака!
— Что коллекционировать? – переспросил отец.
— Облака, — спокойно  ответил сын.
—   Так вот почему стоит такая жара, — и отец   с тоской посмотрел в окно.  – Вот почему на небе ни одного облачка. Значит, это всё твоих рук дело?
— Ну, понимаешь, па, они постоянно меняются, то есть,  менялись.  И у меня аппарат был присоединён  к компам круглосуточно. И он не только автоматически считал облака, но и улавливал их сетями. Я придумал электромагнитно-резонансные сети с отрицательными и положительными ионами. Я могу направлять определённое количество облаков в определённые любые места. Но вот относительно   дождя  у меня пока не очень получается.  Но, я надеюсь,  ты мне поможешь? А, пап?
— Стоп, — сказал отец и поднял руку. – Скажи,  а ты  всё это можешь вернуть на круги своя? Надеюсь, ты меня сейчас понимаешь?
— Вообще-то я об этом  пока не задумывался, — сказал сын. – И потом, я ведь должен сейчас идти  в детский сад. Я обещал младшей группе тёплый дождичек в четверг. А сегодня как раз четверг, и нельзя обманывать детей. Ты сам мне это говорил, па.
Отец, вздохнув, задумчиво посмотрел на сына, потёр подбородок и сказал:
Ну, хорошо. Но к завтрашнему вечеру   все облака должны быть на своём месте, то есть,  я хочу сказать, на небе.

milor3
***
Поля, перелески, дороги,
Заросшие сорной травой…
К России мы слишком строги
Бываем порой.
А надо быть нежным ребёнком
И очень её любить,
И надо быть просто подонком,
Живя в ней, её губить

***
Жара, жара,
жара, жара
Дотла спалила жалюзи.
Нас всех свела с ума жара.
В ней нет ни капли жалости.
И ветер тоже жар несёт.
И жарит жаром  в ярости.
А солнце, солнце,
как желток,
Вот, вот расплавится….
И растечётся по земле
Пожарами и дымом…
Россия, ты живёшь во мгле!
И все вокруг слепые?

***
И шорох жухлых трав,
и крики
птиц
И ты –
мне кажутся
несовместимы,
Но вдруг узнать
в осенней
паутине
Прикосновение
твоих ресниц …
Живя в ней, её губить

Александр МИЛОРАДОВ

milor2