Бедная Лиза стала богатой

bednlisaПочти все истории о новоиспеченных западных миллионерах начинаются одинаково. Например, жила была бедная мать-одиночка по имени Лиза Ллойд. Работала себе агентом по продаже рекламных площадей и зарабатывала совсем мало, как Золушка — всего 13 тыс. долларов в год. Но вот однажды к измученной безденежьем женщине явилась – нет не фея, — идея. У нее была огромная и красивая копна волос, которую не держала ни одна заколка. И однажды в платяном шкафу ей прямо на ее пышную голову упала старая вешалка из толстой проволоки. Она взяла ее, приставила к своей непослушной голове, да и изготовила из этой вешалки прочное стайлинговое устройство, известное сегодня под названием The French Twister. Такая заколка позволяет миллионам нынешних женщин быстро и качественно делать укладку волос в домашних условиях. И хотя Лиза начала свое дело абсолютно без денег, но, когда о ее изобретении узнали местные салоны красоты и торговые сети, она нашла союзников. И как говорят, вывела на рынок хорошую идейную разработку. А вскоре стала полноправным партнером крупной компании Scunci, — крупнейшего производителя средств по уходу за волосами.

Другую, аналогичную историю быстрого вхождения в клуб миллионеров могла бы рассказать одна из «звезд» YouTube визажист Мишель Фан. Ее видеоролики с мастер-классами по макияжу набрали сегодня в сумме свыше 500 миллионов просмотров. И недавно при поддержке компании L’Oreal она запустила в продажу собственную линейку косметической продукции, которую сделала у себя дома. Теперь фанаты могут приобрести средства для макияжа из домашней коллекции Em Michelle Phan, стоимостью от 15 до $75. Cпрос — луше некуда.
Симбиоз начинающих бизнесменов с силой и опекой крупных корпораций на Западе встречается довольно часто. Гиганты рынка не только помогают запустить стартапы, но часто работают в тандеме с теми самородками, которые могут генерировать настоящие пробивные идеи.  Так, например,  магазин IKEA породил два вспомогательных бренда, которые возглавили простые, но умелые малые предприниматели. Один — Bemz продает чехлы на мягкую мебель. Второй — Parts of Sweden стал поставщиком разнообразных приставок для мебели.
Или вот еще история. Джени Бриттон Бауер любила экспериментировать с мороженым. Ее не устраивал традиционно сладкий вкус пломбира. И она саама стала добавлять к нему различные приправы и специи. Даже кайенский перец сочетала с лепестками роз или украшала базиликом. Ее однокурсники по колледжу были в восторге от такой экзотики. Они и подтолкнули к тому, чтобы Джени превратила свое шуточное увлечение в прибыльный бизнес. Получилось! Она купила аппарат-мороженицу, договорилась с местными фермерами о поставках молока, трав, специй и стала выпускать необычные эскимо прямо у себя дома, бойко продавая его студентам и местным жителям. А сейчас Джени владеет пятью магазинами под маркой Splendid Ice Cream и еще три планирует открывать в ближайшем будущем. Ее продукция известна далеко за пределами округи, ведь необычные сладости, типа соленой карамели, мороженого из козьего сыра с добавлением вишни, лаванды, или кокосового молока нигде больше не купишь.
Написав об этом, ловлю себя на мысли, что ничего подобного наш малый бизнес у нас в стране сделать не может. Потому что категорически нельзя. Для выпуска мороженного, например, вам нужно будет снять в аренду дорогостоящее помещение, купить профессиональное оборудование, сертифицировать и помещение, и оборудование и, заодно всю выпускаемую продукцию. А при этом еще придется пройти все круги вымогательского ада от СЭЗ до пожарных включительно. На всё  понадобятся миллионы рублей и куча справок от чиновников всех видов. Вот никто и не старается. И, может быть, поэтому, мне кажется, в России сегодня производят самую дорогую и невкусную еду, а долгожданное импортозамещение вовсе не пришло к нашим прилавкам, как все ждали, а так и осталось неопределенной возможностью. Опять получается, что ничего замещать в наших российских условиях нельзя. Потому что основное внимание предприниматель уделяет у нас не тому, как выпустить качественный продукт, а тому, как бы ему отбиться-откупиться от всей пирамиды, которая выдает сертификаты и лицензии. Это бесполезное и постоянно растущее количество контролеров нашей жизни мы, видимо, получили в наследство от СССР. И вот преумножаем и стимулируем именно его, а не творцов-бизнесменов, которые могли бы оживить рынок, внести в него живую искру, чтобы зажечь азарт в глазах наших потребителей. А, поскольку противопоставляемое живому делу «творчество чиновников» — дело скучное, то, видимо, поэтому у нас на одном известном косметическом заводе (при ежедневном дежурстве проверяющих из СЭЗ) косметику выпускают с грязью. Надо было ублажать инстанцию, и стало некогда следить за качеством. Потому с ужасом представляю, как бы наши проверяльщики возмутились, если бы узнали, что на брендах натуральной косметики, в той же Англии, дату на каждой упаковке сам технолог пишет от руки. Это нам недосягаемый пример, что качество гарантируется личной репутацией, а не надзирателями.
Кстати, вся репутация бизнеса у них на Западе давно перешла в стадию недостижимого у нас доверия потребителя к производителю. И именно по этой причине можно долго рассказывать о многочисленных заграничных историях успеха. И я по-белому завидую тому, как вся соцсеть искренне порадовалась за девочку, которая начала варить ириски по тайному рецепту своей мамы и вскоре стала мультимиллионершей. Интересная неГОСТовская история была рассказана также про известную английскую компанию органического шоколада,  который производят исключительно вручную. Но самым улетным для меня стал знаменитый бренд «гаражных вин». Француз Жан-Люк Теневэн и его жена – Мюриэль на американский манер (малых предпринимателей) стали делать вино … в гараже. Но, восхитившись, я опять ужаснулась. Да, за такое бы в России посадили бы лет на сто по совокупности, сурово обвинив в торговле алкоголем без лицензии, несертифицированном производстве, работе без кассового аппарата и найденным Ростехнадзором запахе гаража в бутылках.
У меня складывается такое ощущение, что после развала СССР частный бизнес до сих пор недоступен для 99% населения. Настоящий бизнес без границ возможен только для чиновников, которые сами себе создают госкорпорации, открывают ОАО и особые экономические безналоговые зоны, которые начинаются прямо у них в кабинетах. Аффилированные от чиновников фирмы пользуются всяческими льготами из бюджета и грантами. Они не платят аренду, не используют в розничной торговле кассовые аппараты, к чему всех остальных принуждают. Они просто руководят, проверяют или составляют новые схемы своего бизнеса. А для благополучия ежегодно повышают тарифы ЖКХ по мудреным формулам непременного повышения, как в старых советских планах неуклонного роста. Они декларируют, видимо, для международного рейтинга, что у нас сертификация добровольная, а на самом деле ее сделали принудительной. И попробуй подобровольничай!.. Не в пример себе заставляют частных предпринимателей малого бизнеса покупать кассовые аппараты, отдельно – память к этим аппаратам. Нас теперь не удивляет и то, что правительством спущена схема, по которой посылку из заграницы для частного лица сделают бизнесом, если товар будет стоить более $500. Видимо, так статистика должна продемонстрировать международному сообществу, что в России наблюдается рост количества предпринимателей. И, видимо, с помощью подобной статистики наша страна поднялась в рейтинге благоприятствования бизнесу с 92-го на 62-е место. Чтобы рубль не уходил за границу, наши чиновники вполне законодательно запрещают заказы по Интернет-торговле из-за границы, если в нем не указаны паспортные данные (чего не практикует никто в мире). Интернет-торговлю с Западом закрывают, видимо, во имя желаемого импортозамещения. Но мы по-прежнему почему-то ничего хорошего не выпускаем сами, и за хорошим стремимся, как раньше, за границу.
…А в это время «у них» продают мороженое с перцем…
Мария КОТОМКИНА