Кризис сценариев

или как готовят инфляционные качели?
После туристического дефолта и введения Россией  санкций для Запада в экономике страны выявились досадные дисбалансы. В разных отраслях они всплывают как последствия неумелого хозяйствования в прошлые годы. Тогда как сейчас остро требуется профессионализм в выпавшем нам шансе настоящего возрождения. Вот только вопрос: появятся ли профессионалы, или опять на их место придут жаждущие дивидендов топы?

Недавно нас по телефону обругали за то, что мы не спрогнозировали банкротство туркомпаний «Нева», «Розы ветров…» и «Лабиринта»... Вот и спешим обрадовать наших читателей, что прогнозировать столь «неожиданно» сложившийся дефолт российской туротрасли мы вовсе и не собирались. Подобные прогнозы в нашем издании «проходят» по категории настолько очевидных, что их и вычислять не надо. Они (до тупости явно) проявляются следствием причин, лежащих на поверхности. В данном случае первопричиной турдефолта стал запрет на отдых наших отечественных силовиков за границей. Отсюда и падение спроса на услуги. Оно стало критическим для привычного перекредитования наших потерявших нюх туристических монополистов.
Но в данной ситуации гораздо интереснее было бы посмотреть на другие цепочки причин, усугубляющих кризис. И более уместен тут вопрос: с чего это вдруг все завязалось на строптивом перевозчике «Оренбургских авиалиниях», почему они оказались такими неуступчивыми, что совсем не  пошли ни на какую реструктуризацию долгов, хотя раньше спокойно могли бы такими «инструментами» воспользоваться?
В данном же случае, несмотря на уголовные тур. дела, логика может пойти уже совсем не туристическими лабиринтами. И не только потому, что какие-то иностранные супостаты сорвали лизинг «Боингов» дешевому русскому лоукостеру «Добролету», оспорив на них права субаренды. На кону стояло почти 100 тыс. проданных билетов в Крым. И «Оренбургским авиалиниям» было поручено спасать именно этот бизнес, а не каких-то туристов. Ну, прямо, как в бородатом анекдоте, где герой- переносчик бросает клиента при переходе через пропасть, говоря при этом «хрен с ним с рублем». Вот и у нас решили, что одни турпотери ниже других по рангу, тем более лаукостерских. И, тем более этот последний проект с такой уверенностью пиарили. Весь туризм оказался на втором плане, хотя все же СМИ «наехали» на министра культуры за плохую организацию отрасли. Но главный же подвох оказался в том, что «чисто российского» количества самолетов без участия иностранных перевозчиков не то, что на Россию, на Крым может не хватить. Особенно когда иностранные владельцы Боингов вздумают свои разрешения на годность россиян к полетам отменить.
Но тут подоспел наш еще один более главный ответ Чемберлену. — Россия в пику санкций с Запада ввела свои санкции. И теперь торгово-экономическое противостояние может побудить к изобретению подобных ситуаций вообще с невиданными вариациями. А тут может выясниться, что и в других отраслях нашей продвинутой жизни начнут ломаться уже балансы не отрихтованных пока российских отраслей. Причем речь даже не о любимых инновациях, а вообще про элементарное развитие собственного воспроизводства. Его бы наладить!
Первым таким звоночком, а, лучше сказать, колокольным звоном становится ситуация в авиации. Потому что с авиаперевозками может сложиться сценарий, когда просто не на чем будет летать. И, прежде всего, потому, что кругом лизинг не наш, а иностранный. Зато свои Ту, Илы, не говоря о разных Яках и прочих порушенных отечественных авиапроектах, родные самолеты каким-то изощренным способом перестали выпускаться. Но вспомните, ведь первый, кто высказывался за разумные балансы в бытность своего президентства, был наш нынешний премьер Дм. Медведев. И не понятно, почему он сам же первый и забыл про них в авиации. А многие лишь запомнили как он с задором истого поборника инноваций выражал нетерпеливые намерения побыстрее списать в утиль все наши «Тушки», не оставляя им шансов ни на какие модернизации. И вот досписывались, ничего нового взамен не предоставив (не считая непродающихся Суперджетов, да предложенных Росавиацией польских кукурузников).
Такая вот инвестиционная ласточка с больными крыльями. Причем после наших российских санкций эти крылья придется лечить прямо на ходу, что очень трудно.
Но аналогичный прогноз нас сопровождает и во всех других российских отраслях с «несбалансированными балансами», который складывается почти везде как прогноз авиационный. Именно поэтому после объявления российских санкций Западу по мясным, плодово-овощным и другим продовольственным товарам многие наши сельхозники могут не дождаться желанного шанса по-настоящему перейти на импортозамещение. Новые перекосы тут давно требуют исправления не только в обеспечении дешевых кредитов, льгот и экономических преференций, но и в технике, сельском инжиниринге, которая бы заменила порушенную потребкооперацию и прочую логистику. А в целом все эти проблемы могут разлететься новой россыпью камней преткновения для нормального развития села. Легче всего, конечно, перевести торговые рельсы на «несанкционные» страны. Тем более, что торгово-спекулятивный рынок давно стал нашей привычкой, и неспроста отечественным спекулянтам  уже пригрозили. Ну и какие перспективы тут вырисовываются?
«Забаненным» поставкам мяса и овощей замена среди (иностранных несанкционных) поставщиков найдется. А вот с рыбой, даже, если бы она была летучей, взлететь быстро, как принято в авиации, скорее всего, не получиться. Хотя наш рыбный импорт (по статистике) втрое меньше, чем экспорт. Но переориентировать его на отечественный прилавок (из всего, что мы продаем сегодня Западу, китайцам, японцам и корейцам) сразу тоже не получиться. Тем более при нашем старом закоренении, когда годами чиновники откровенно и нагло ставили свои рогатки и разрешительно-оформительские порядки в рыбоводстве. Да и с рыбоперерабатывающими  мощностями  подошли к полному напрягу. Их (мощности) так запустили и  «добили», что теперь надо создавать заново.
Вот почему очень не хотелось бы, чтобы у нас впереди маячили такие балансы. И не только в части, отвечающей за финансы-романсы. Хотят тут (в финансах) еще есть возможность побалансировать. А вот во взаимоотношениях капитала (компаний) с рабсилой опять можем пролететь. Особенно, когда сегодня наша статистика отчиталась, что у нас самая низкая безработица за все периоды постперестроечной истории. Только к чему цифры припудрили?! Неужели хотят уверить, что всех спецов для той же авиации, механизаторов для села и рабочих для ВПК мы по максимуму удачно и с полной гарантией на будущее трудоустроили и они теперь горя не знают — счастливо работают? Пока этого не очень-то заметно. А про дисбаланс и перевес капитала денежного над технологическим говорить вообще стыдно. Инженеров впору записывать в красную книгу, а мы выдаем их желаемую занятость за действительность (ЕГЭ для них понижаем). А поскольку нет полноценной инженерной мысли, то и дефицит идей наблюдается, замещаясь расхожими проектами по столь же расхожим схемам.
Пример с той же заменой собственной авиации на отверточную сборку самолетами вроде Суперджета показывает, сколько времени и денег страна зря потратила. Но ведь и в автомобилестроении на совместных предприятиях мы стали столь же зависимыми от иностранных запчастей (и участия). А потому также экономически «просели» от такой зависимости. Chevrolet, например, показал минус 45% падения продаж в сравнении с прошлым годом, BMV – минус 38%. Даже отечественная Лада не смогла вырваться из отрицательного тренда. У АвтоВАЗа минус 25% только за месяц и он вместе с GM-АвтоВАЗ и Volkswagen приостановили производство в связи с корпоративными отпусками.
Вариант «проседания» расхожих схем мы наблюдаем и при воплощении гиперпроектов, которые отданы командам, афилированным правительству и (остальное) тем, кто из этой обоймы выпал. Самый наглядный пример в строительстве. Россия (хоть и с превышением первоначально запланированных расходов) справилась с мегапроектами Олимпиады, острова Русский и т.д. Но какую отдачу мы наблюдаем сейчас? Глухое затишье после больших строек. Особой реализации недвижимости не замечается. Притока людей и инвесторов также, как говорят, с фонарем не видно.
Наметившийся подрядный сценарий «строительства ради строительства» начинает пробуксовывать и в регионах, куда были вытеснены стройкомпании, отсортированные в Москве и ушедшие в Подмосковье и регионы. И удалившись из столицы, они теперь «ваяют» всеми правдами и неправдами, выцарапывая свою неприкрытую коммерческую выгоду, забывая о социальной инфраструктуре и зачастую подкупая местные администрации мифическими прибылями (а может и просто взятками). Будто невдомек, что реальной пользы для населения просто нет, поскольку спрос на дорогие «метры» не по карману большинству россиян. Так в той же московской области уже наметился переизбыток предложения дорогущего жилья, обремененного точечной застройкой. Слава Богу, что столичные власти такое уплотнение все же искоренили, отдав для маневра строителям новую Москву. Зато не прорвавшиеся туда стройкомпании теперь начали «впихиваться» даже там, где и строить нельзя, и, чаще всего незаконно начинают точечные эпопеи, уродуя райцентры и муниципалитеты Подмосковья, а заодно портя местным протестующим жителям нервы, и вызывая бури протестов. Уже сам глава Минстроя г-н Мень объявил в прессе, что в том же Подмосковье (да и не только в нем) наблюдается переизбыток предложения квадратных метров. А значит, строители напрасно проявляют агрессию в отношении аборигенов. Да еще социальное недовольство нагнетают, как непрошенные захватчики. И уж совсем вопиющие случаи, когда этим подрывают экономику регионов. Недавно особо шокировало сообщение СМИ, что в результате агрессии стройкомпаний в России могут появиться даже города-банкроты. Так при конфликте и отказе в застройке строителям в Ростове Великом сумма иска от них превысила весь годовой доход этого города. Аналогичная ситуация была и в подмосковной Балашихе, где компания Мортон предъявила иск на миллиард рублей, что составляет седьмую (!) часть гор. бюджета.
Такие вот опасные для городов и весей «балансопоедатели» стали появляться в стране. Хотя при этом всплыл и другой дисбаланс – не освоение миллиардных средств и дальнейший переход регионов на иждивение центральной власти. И посмотрите динамику. Еще пять лет назад Известия РАН (в географической серии) сообщали, что двое из пяти горожан России живут в объективно благополучных городах и один – в экономически депрессивном. Тогда реально каждый пятый регион был донором. Зато теперь количество доноров уменьшилось до единиц. А остальным уготована если не депрессия, то затяжное выползание из долговой бюджетной ямы.
Чем чревата такая ситуация? Да тем, что многие вложенные деньги могут никогда не принести отдачи и стать в лучшем случае спекулятивным ресурсом компаний. А это в свою очередь – отток средств из потребления, уменьшение потребительского спроса, и как результат — инфляция. Поэтому без отслеживания характера вложений, подобных описанным, мы можем столкнуться с обвальным процессом проявления инфляции и повышением цен, пока скрытым. Ситуация напоминает детские качели, на одной стороне которых разместилось население с тощими кошельками, а на другую сторону готов присесть раздутый монополист. Вот и угадайте с трех раз: кто перетянет, когда под напором монопольной (спекулятивной) тяжести народ подкинут (а в результате опустят) эти инфляционные качельки?!
Сейчас лекарством от инфляции выступает весомый профицит бюджета. Но он не вечен. А поэтому не хочется, чтобы инфляционный фокус выскакивал, как черт из табакерки. И социальных напрягов, возникающих от «жадных дисбаласов» бизнеса и власти также не хочется. Вот почему описанные сценарии надо пересматривать, и чем быстрее, тем лучше.
Александр КАПКОВ