“Стучать” в прокуратуру по закону

Андрей КурбатовК ТАКОЙ ПРАКТИКЕ МОГУТ ПРИНУДИТЬ ШКОЛЫ ПО ПЕРСОНАЛЬНЫМ ДАННЫМ УЧЕНИКОВ
Составление разных списков с персональными данными и другие виды списков несут только вред. Такое мнение высказал во время пресс-конференции в пресс-центре НСН академик Международной Академии общественных наук, заместитель директора ГОУ Центра образования № 1804 Андрей Курбатов. На пресс-конференции рассмотрели инициативу о том, что директора школ будут отправлять в прокуратуру списки детей из «групп риска». Академик привел пример такого негативного опыта с составлением списков:
«Предыдущий генпрокурор России Владимир Устинов выступил однажды в Кремле с интересным докладом. Это был ответ на обращение общественных организаций. Его смысл был в том, что министерство образования стали использовать как фискальное ведомство, которое все персональные данные детей и родителей собирает в единую базу данных», — рассказал академик.

«Общественные организации изучили статистику. Они сравнили, как меняется статистика в Москве без вести пропавших детей после того, как данная база была создана. По-моему, тогда число пропавших без вести детей увеличилось в три раза. Эта информация встревожила родителей, и они обратились к генпрокурору с просьбой проверить информацию, как эта база используется и законна ли она вообще. Законно ли то, что школа используется, как пункт сбора информации», — продолжает эксперт НСН.
«Генпрокурор Устинов тогда подтвердил, что много детей пропадает без вести, цифра эта растет. Из доклада Устинова – чиновники за продажу информации получают мзду до 80 тысяч долларов. Тогда были цены такие. Сейчас, мы знаем, цены уже другие. Много детей пропадало из благополучных семей.
После того, как Устинову пришлось оставить должность генпрокурора, тема была забыта. Но если прозвучало из уст генпрокурора то, что чиновники предоставляют информацию о детях за большие деньги, дети пропадают после этого иногда, то, если вступит в силу данная инициатива, что тогда? Тогда будет так – пропал ребенок – так он же в группе риска! Директор же внес его в группу риска, он же профессионал, он же знает, что он делает! Скажут, что родители плохо воспитали, они виноваты. Учитывая, что у нас по опубликованным данным не всё в порядке, я бы воздержался от данной инициативы... Более того, в современное время совершенно упущено такое явление как «воспитание детей». Выделяемые государством миллиарды рублей на разработку госпрограмм по воспитанию исчезают бесследно и безрезультатно. Такое мнение высказал во время пресс-конференции в пресс-центре НСН академик Международной Академии общественных наук Андрей Курбатов.
На встрече обсудили инициативу о том, что директора школ будут отправлять в прокуратуру списки детей «групп риска». Одной из целей этой идеи называются превентивные меры правонарушений школьников. Но в итоге случаются такие инциденты, как расстрел школьником учителя в московской школе…
«Профилактика, прежде всего, осуществляется воспитанием, — продолжает академик Курбатов. В 1992 году в законе об образовании из функции образования «воспитание» и «развитие» были исключены. Долгое время специалисты не готовились, многое изменилось, понятие воспитания изменилось. У нас сейчас деидеологизация и деполитизация, извините, что эти термины использую, но именно так эти термины используют в министерстве образования.
Если раньше в царской России и в СССР воспитание подразумевалось как формирование мировоззрения, соответствующего государственной идеологии, то сегодня государственная идеология статьей 13 Конституции запрещена. Так что такое воспитание в государственных школах? Этот вопрос остался открытым. Играя на этом, выделяются колоссальные деньги на разработку программы воспитания, но в итоге мы пока видим кровь, и никакого воспитания нет. Деньги исчезли, но где критерии?», — вопрошает ученый.
«Сейчас родители находятся в самом бесправном положении. Нынешняя система образования существует за счет шантажа родителей. Родители не могут ничего сказать учителям, потому что тут же посыплются «угрозы двоек». Изменить эту ситуацию невозможно, приходится либо менять школу, либо молчать. А ребенок неминуемо получает стресс. Родитель боится за своего ребенка, поэтому он вынужден мирится с системой. Идея о том, чтобы директора школ отправляли в прокуратуру списки детей из «группы риска», может породить коррупцию.
Например, Ваш ребенок учится в московской школе и он сделал что-то такое, что не понравилось учителю и директору. Вас вызывают и говорят: «Уважаемый, если Вы ребенка от нас не заберете, мы его внесем в «группу риска» и передадим списки в прокуратуру. Что Вы будете делать?», — вопрошает академик.
«У нас в стране говорят, что у нас коррупция, и она не только среди чиновников, не только в высших эшелонах власти. Так этой новой инициативой мы даем новый импульс развития коррупции на других уровнях. Если я – директор школы, например, и завтра захочу и внесу вашего ребенка в группу риска или скажу: «А, может, Вы поможете чем-нибудь школе, тогда мы подумаем. В зависимости от того, чем вы можете помочь», — сказал академик Курбатов Нашумевший сериал «Школа» даже лучше показал ситуацию в современных российских школах, чем она есть на самом деле. Хотя многие противники картины говорили о том, что авторы картины показали самый негатив.
После сериала «Школа» департамент образования сразу отреагировал, сказали, что сериал неправильно отражает состояние дел, — заявил ученый. — Но после этого с 1 сентября «Ищу учителя» прошла серия документальных фильмов и там показано, что все хорошие авторские школы разгромлены чиновниками или находятся под прессом. А, наверное, сериал «Школа» их даже лучше показывает, а не хуже, чем они есть».
«Так же сейчас в интернете вывешена передача «Закрытая тема». Передача была подготовлена и снята по инициативе прокуратуры. Прокуратура поставила вопрос о том, что школа подталкивает многих детей к криминальному мышлению и криминальному образу жизни, является кадровым резервом криминалитета. За день перед выходом, ее сняли с эфира. Сейчас ее просто повесили в интернете, передачу можно найти, посмотреть данные прокуратуры. Родители сейчас находятся в самом бесправном положении, это самое ущемленное звено образовательного процесса. Они ничего не могут сделать, потому что ребенку грозит стресс», — в заключение сказал академик Андрей Курбатов.