Опошление демократии №1?

Опошление демократии №1?ТАКОВ БЫЛ ПРОГНОЗ
А между тем, тут есть пример стран, где простые люди сами устанавливают квоты на тех же гостей. Так, в швейцарских муниципалитетах граждане регулируют этот вопрос простым голосованием либо на ассамблее, либо через ящик  для бюллетеней. И для нас этот опыт важен тем, что он никогда не давал осечек, пока (и там!) чиновники не заговорили, что при обезличенном голосовании не на кого подать апелляцию. И вот (теперь и у них) с середины прошлого десятилетия внедрили представительскую (т.е. отданную чиновникам) демократию. И количество гастарбайтеров выросло особенно заметно для мусульман и бывших восточных стран Европы. Т.е. доказали: там, где чиновники вмешиваются — выбор сужается!

Итак, мы видим силу прямой демократии, (№1) когда можно не давать чиновникам рулить и крышевать (тот же) бизнес на мигрантах, как у нас (при демократии №2), а принародно влиять на свои предпочтения! Потому, наверное, только на  выборах и вспоминаются подобные примеры и приходят размышления о том, сколько вообще видов демократии мы знаем. Можем вспомнить историю о демократии господ в Греции; о военных демократиях спартанцев и римлян; о демократии дворян с парламентом (сеймом) из шляхты; о боярской демократии у нас — в Древнем Новгороде и т.д. Но после нынешних выборов, похоже, только мы, россияне, окончательно утверждаем демократию олигархов, некую демократию под №2, с дорогими проектами «под себя» и дозированными программами для народа. Все же остальное со скрипом оттирается на другой полюс заземленной властной вертикали — в муниципалитеты с их коммунальной бедностью и безрадостностью безработицы. («ПР», №44 (72), сентябрь 2013 г., «ДЕМОКРАТИЯ №2»).
ПОДТВЕРЖДЕНИЕ
Как известно, у нас для целей прямой демократии  создали при Белом Доме «открытое правительство» и в нем постоянно слушают голос общественности и голос народа, который то предлагает какие-нибудь законопроекты, то что-то запрещает, то выступает с какой-нибудь иной инициативой.
Сколько лет прошло, а все дальше предложений «Синих ведерок» не идет. Да и то в последнее время не везет и им. Как известно они собрали 100 тыс. подписей на сайте открытого  правительства, чтобы запретить госчиновникам ездить на авто дороже 1,5 млн. руб. А в правительстве Министр этого правительства отверг эту инициативу, типа на закон она не тянет. Хотя не понятно почему. О том уже давно говорят и депутаты, и сами чиновники, и люди. Вот почему очень горько лидер «ведерочников» Петр Шкуматов недавно посетовал, сославшись на президента. Особе разочарование вызывает тот факт, сказал он, что вполне здравая идея президента Путина создать инструмент прямой демократии, обратной связи властей с народом – Интернет-портал общественной инициативы – окончательно опошлена чиновниками, сайт превращен в пустышку...».
А ведь прав человек. У нас с прямым волеизъявлением по поводу всяких дел (даже самых мелких) нет главнее чиновников. Они то ли считают себя умнее народа, то ли так отгородились от него, что слышат его голос лишь тогда, когда какое-нибудь Бирулево не случится. А в остальном прочем: какие порталы, какие жалобы губернаторам, если их сеют-просевают, как воду в решете? Вот потом и, оказывается, что ничего хорошего народ не соображает. За него соображают его слуги. Так положено. Без всяких порталов и ворот, в которые можно упереться.
А вообще прислушались бы к мнению Путина по развитию прямой демократии. Президент давно за нее агитирует. Теперь во опыт земства вспомнили. Так, кто же мешает? А самым лучшим выходом было бы делать рейтинги чиновников, профанирующих конкретные шаги по волеизъявлению. Тем более, это сейчас модно.