Адмирал Ушаков — воин праведный, непобедимый

Адмирал  Ушаков - воин  праведный, непобедимыйРусская православная церковь прославляет Феодора Ушакова, как воина праведного и непобедимого. Великий адмирал воистину был непобедим: он провел 40 кампаний и ни в одном из сражений не потерпел поражения. Но современные войны настолько ассоциируются с крайней степенью жестокости и насилия, что нам трудно понять, как их участникам удается сохранить хотя бы некоторую человечность, не говоря уже о проявлениях праведности. Однако, в «Деянии о канонизации праведного Феодора Ушакова» отмечалось, что в России всегда почитался подвиг воина – мужественного и храброго защитника Отечества. Особой народной любви и прославления церкви, удостаивались те, «кто послужил Отечеству не только воинской доблестью, но и явил собой пример непоколебимой православной веры, истинного патриотизма, мудрости и милосердия». К ним, наряду с благоверными князьями – Александром Невским и Дмитрием Донским, относится и адмирал Российского флота Феодор Ушаков. Видимо, когда вера действительно глубоко укореняется в  человеке, даже самые трудные испытания, вместо того, чтобы искалечить душу, приводят ее к святости.

СВЯТОЙ ПРИМЕР БРАТА
Казалось бы, упразднение Петром I Патриаршества, европеизация России (частично насильственная) сделали ее государством светским, ослабили устои православия. Действительно, говоря о России XVIII  века, мы, прежде всего, вспоминаем имена государственных деятелей, полководцев, художников, архитекторов. Тем не менее, только семья Ушаковых дала России того времени сразу двух  святых: Ивана Ушакова (прославлен как преподобный Феодор Санаксарский) и его племянника Федора Ушакова. Первый избрал путь иноческого служения, второй — служения в миру. Оба достигли святости.
Будущий адмирал появился на свет 13 февраля 1745 года в селе Бурнаково, Романовского уезда, Ярославской провинции, Московской губернии в небогатой дворянской семье.  Семейство Ушаковых состояло в приходе храма Богоявления-на-Острову, находившегося в трех верстах от Бурнаково на левом берегу Волги. В этом храме Федора крестили, здесь же была школа для дворянских детей, где он обучался грамоте и счету. Родители его были  людьми глубоко верующими и старались привить свою веру детям. Но самое большое влияние оказал на него родной брат отца – Иван Ушаков. Его история по тем временам, когда для молодых дворян считалась естественной карьера военного, была удивительной, почти неправдоподобной. Блестящий гвардеец, служивший в Петербурге, однажды, во время дружеской пирушки стал свидетелем смерти своего товарища, настолько внезапной, что юноша даже не успел получить отпущения грехов. Иван вдруг осознал, что срок нашей жизни неопределен, что в любой момент человек может предстать перед Господом, и лучше предстать перед ним с чистой душой. Не думая о последствиях, он покинул Петербург, и начал совершенно новую жизнь – молитвенника и затворника, вначале на берегах Двины, а потом в Площанской пустыни. Через несколько лет был найден сыскной командой и доставлен в Петербург. Его поведение было настолько необычным, что императрица Елизавета пожелала лично разобраться в случившемся. Иван рассказал свою историю, объяснил, что теперь спасение души для него важнее всех сокровищ мира сего. Это кажется невероятным, но императрица его поняла. Он был уволен в монашеское звание и после трехлетнего пребывания в Александро-Невской Лавре, в 1747 году принял постриг с именем Феодор. Спустя 10 лет он становится иеромонахом и настоятелем Санаксарской пустыни.
С малых лет и до самой смерти Федор Ушаков будет находиться под влиянием св. Феодора Санаксарского. История дяди, должно быть, уберегла племянника от многих искушений Петербурга, в котором он находился с 1761 по 1766 год, обучаясь в Морском кадетском корпусе. Учился он блестяще.  После выпуска в звании мичмана был направлен служить на северный флот, а через 2 года на Дон, в команду контр-адмирала Синявина. Здесь он оказался у истоков создания русского южного флота.
Российский флот знал разные времена. Созданный Петром Великим, превратившим Россию в морскую державу, при последующих правителях он пришел в запустение, и только императрица Елизавета вновь осознала, что по-настоящему великая держава, должна иметь не только сильную армию, но и флот. Но особенно много сделала для русского флота императрица Екатерина II. Вскоре после начала русско-турецкой войны в 1768 году, стало ясно, что одной сухопутной армии с турками не справиться, надо выходить на южные моря с флотом. Однажды это уже было сделано Петром, но при его преемниках флот сгнил в Азовской гавани. Все надо было начинать заново. Флот решено было отстраивать на Дону, вне досягаемости врага. Но как доставить в донские степи лес, железо, полотно, необходимые для ремонта петровских верфей и постройки новых кораблей,  как провести уже отстроенные суда через местами мелководный Дон в Азовское море, не имея достоверных карт? Эти, и многие другие вопросы успешно решал контр-адмирал Синявин, которому Екатерина поручила командование донской экспедицией. Благодаря его таланту и энергии создавался костяк южного флота России. Он понял, что на Дону надо строить основной состав судов, а довооружать его в Таганроге.  Были придуманы новые плоскодонные суда с малым количеством пушек. К весне1770 года на Дону было построено 12 плоскодонных судов, 5 двухяруснх прамов, 1 дубель-шлюпка, 1 палубный бот, 58 лодок с двумя пушками. Их надо было переправить в Таганрог. Переход был тяжелым. Суда часто натыкались на песчаные косы, некоторые из них пришлось около 40 км. тащить посуху на катках. Но новосозданный Азовский флот до Таганрога дошел, и уже в июне 1771 года одержал первую победу. Синявину было поручено поддержать наступление русских войск в Крыму. Его эскадра встретилась с турецким флотом из 40 судов и галер в проливе Еникале и пошла на сближение, но турки были так потрясены появлением русского флота, что отступили без боя. Русские корабли вступили во владение Азовским морем.
СТРОИТЕЛЬ ВЕРФЕЙ, ЧЕЛОВЕКОЛЮБЕЦ
За годы службы в Азовском флоте, Ушаков участвует в строительстве верфей и кораблей, отправляется в экспедиции на поиски строительного леса (полученные при этом знания в будущем помогут ему содержать в образцовом порядке вверенные ему корабли, точно  знать их возможности и максимально использовать). Ему приходилось, и охранять устье Дона, и командовать транспортными судами, и поднимать затонувшие, застрявшие на Дону корабли. Суда, под его командованием, ходили по Азовскому и Черному морям, участвуя в разведке, охране берегов, защите крепостей побережья от турецких десантов.   В 1773 году уже в звании капитана второго ранга его переводят в Херсон командиром линкора. По условиям мирного договора 1774 года между Россией и Турцией, Россия получила прежние завоевания Петра, побережье Азовского моря, а также земли между Днепром и Бугом. Были и новые приобретения: Керчь и Еникале. Крым становился независимым от Турции. Под присмотром наместника Новороссии, фаворита Екатерины, талантливейшего государственного деятеля князя Григория Потемкина, строились  новые города: Мариуполь, Мелитополь, Ставрополь, Екатеринодар и многие другие. Освоение Крыма было делом совсем не легким: в степной и горной местности было мало строительных материалов, приходилось вырубать заросли колючего кустарника.  Пища быстро портилась,  не хватало чистой воды, а в застойной воде лиманов плодились  малярийные комары, поэтому люди страдали от болезней и эпидемий, с моря же зачастую нападали турки, с суши – подзуживаемые ими крымские татары. Основным населением Крыма были русские и украинцы, но вскоре сюда стали прибывать греки, армяне, поляки, белорусы, евреи, спасающиеся от турок болгары, сербы и другие южные славяне. Екатерина разрешила селиться здесь даже чехам, немцам и австрийцам. Люди самых разных национальностей, уживаясь друг с другом,  обживали  причерноморские  земли и строили  флот.  В 1778 году, в тридцати верстах выше устья Днепра, недалеко от урочища Глубокая пристань, было устроено адмиралтейство, основаны порт и город Херсон. Русский южный флот стал ориентироваться на эту свою новую базу и столицу.  Началась работа по сооружению верфей для постройки гребных и палубных судов. Снова пришлось преодолевать трудности, связанные с нехваткой леса в степных районах, но это оказалось не самой большой проблемой. Главным врагом на этих землях стали болезни:  вскоре после прибытия в город Ушакова началась эпидемия чумы. Она считалась,  не только в России,  самой страшной из болезней того времени, и не случайно – эпидемии чумы уносили больше жизней, чем самые кровопролитные войны. Несмотря на сложную военную обстановку, требовавшую продолжения строительства кораблей, был дан приказ полностью прекратить работы и все силы направить на борьбу с чумой. В Херсоне был установлен карантин. В то время считалось, что чума распространяется по воздуху, поэтому  на улицах разводили костры, окуривали жилища, но эпидемия усиливалась. Выполнять обязанности врачей зачастую приходилось  командирам кораблей. Ушаков придумал особый карантинный режим: вывел свою команду в степь,   разделил на артели. У каждой имелась своя палатка из камыша, по сторонам которой были установлены козлы для проветривания белья. Больничная палатка располагалась на значительном удалении от остальных. Если в артели появлялся заболевший, его немедленно отправляли в отдельную палатку, а старую вместе со всеми вещами сжигали. Остальные артельщики переводились на карантин. Общение одной артели с другой было строго запрещено. Даже в  самое тяжелое  время эпидемии, он никого не посылал в госпиталь, переполненный больными. В результате Федор  многих спас от смерти и в его команде чума исчезла на четыре месяца раньше, чем в других.  За это он получил звание  капитана первого ранга и орден святого Владимира 4-ой степени.
СЕВАСТОПОЛЬ — СВЯЩЕННЫЙ ГОРОД
В договоре между Россией и Турцией от 28 декабря 1783 года Крым был окончательно присоединен к России, она вернула себе исконные древнерусские земли. А уже в феврале 1784 года Екатерина издает указ об устройстве на южных рубежах новых укреплений, среди которых необходимо было выстроить и «крепость большую Севастополь, где ныне Ахти-яр». Следуя моде того времени, императрица дала городу греческое название, в переводе означающее «великий священный город». В будущем он не раз оправдает свое имя. На уникальное расположение  Ахтиярской бухты обратил ее внимание великий полководец Суворов, успешно изгнавший из нее турецкие корабли: «Подобной гавани не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море другой не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на нем удобнее и спокойнее размещены были».  В эту бухту еще в мае 1783 года прибыли корабли Азовской, а позже Днепровской флотилии, которые составили костяк Черноморского флота. В честь его основания в том же году была отлита медаль «Слава России».
Федор Ушаков прибыл в Севастополь из Херсона на 66-пушечном линейном корабле «Святой Павел» в августе 1785 года. В Севастополе катастрофически не хватало рабочих рук, поэтому русские морские офицеры и их команды принимали самое активное участие в строительстве города. Команда Ушакова, так же, как и другие, возводила пристань, дома, склады, казармы, высаживала деревья. Впрочем,  Ушаков никогда не забывал и о воинской подготовке. И не зря. 13 августа 1787 года Турция объявила войну России. Для ведения боевых действий на суше были развернуты две армии: Екатеринославская, под командованием генерал-фельдмаршала  Потемкина, и Украинская, под командованием генерал-фельдмаршала Румянцева. Впервые проявить себя в широкомасштабной войне на море предстояло Черноморскому флоту. Начало было неудачным – русскую эскадру у мыса Калиакрия разметал и почти уничтожил шторм. В результате, все побережье Крыма оказалось открытым для противника. Потемкину пришлось энергично и в короткие сроки восстанавливать русский флот. В Херсоне, и в его имении Мошны, под его руководством спешно строились дубель-шлюпки, плавбатареи, легкие суда, вооруженные пушками и мортирами. Наконец, в июне 1788 года русская эскадра под командованием контр-адмирала графа Войновича, вышла в море, чтобы поддержать русские войска у Очакова. Граф особыми флотоводческими талантами не блистал, к счастью, у него хватило ума, или осторожности, чтобы практически передоверить командование Ушакову, корабль которого шел в авангардии эскадры.   1 июля у острова Фидониси  эскадра заметила турецкий флот, значительно превосходивший ее силами. У турок было семнадцать линейных кораблей и восемь фрегатов, 1100 орудий, а у русских всего два линейных корабля, десять фрегатов, 550 орудий. Войнович хотел ночью незаметно направить эскадру к берегу, попытаться уклониться от битвы. Но Ушаков утром 3 июля повел авангардию на сближение. Два передовых фрегата оказались как бы в авангарде у неприятеля, он попробовал обойти голову колонны и обстрелять турок сразу с двух сторон.  Более быстроходная часть турецких судов сблизились с русскими, остальные вытянулись в длинную линию. Началась канонада. Русские артиллеристы показали свое мастерство, особенно отличилась команда корабля Ушакова, прицельно поражавшая ядрами флагмана турок. Битва была выиграна. Впервые в открытом бою малочисленный русский флот одержал победу над превосходящими силами противника. Причем, среди русских моряков не было ни одного убитого. Ушаков  продемонстрировал не только свой полководческий талант и личную храбрость, но и редкое для военноначальника бережное отношение к чужим жизням. Военная подготовка, которую прошла его команда, не только помогла разгромить турок, но и спасла от смерти русских моряков. В донесении о сражении открывается и другое его удивительное качество – полное отсутствие тщеславия. Он хвалил не себя, взявшего на себя с риском для карьеры и жизни обязанности командира эскадры, а действия своих подчиненных: «Все находящиеся в команде вверенного мне корабля «Святого Павла» господа обер-офицеры и нижних чинов служители каждый по своему званию определенные от меня им должности исполняли с таким отменным старанием и храбрым духом, что за необходимый долг почитаю отнесть им всякую за то достойную похвалу...».
Князь Потемкин умел ценить талантливых людей, преданно служащих России. Вскоре Федор Ушаков получил чин контр-адмирала и вступил в  командование Черноморским флотом. Оказанное ему доверие он скоро оправдал, одержав летом 1790 года сразу две блистательные победы: 8 июня под Керчью, 29 августа у острова Тендра. Поражение, которое он нанес турецкому флоту в июле следующего года у мыса Каликария, по-мнению историков, положило конец войне. Мирный договор, подписанный в том же году, закрепил присоединение Крыма к России, признал новую границу по Днепру. Населению Крыма более не грозили набеги турок и татар. Россия получила незамерзающие порты на Черном море, необходимые для ее экономического развития, открывавшие ей свободный   путь в Азию, Африку, Южную Европу.
В «Истории военно-морского искусства»  отмечается, что адмирал Ушаков был новатором в ведении морского боя. Он отказался от линейной тактики, согласно которой каждый корабль должен был строго придерживаться места, соответствующего его номеру. Его корабль мог  занимать место впереди, а не в центре эскадры, он уделял особое внимание победе над флагманским кораблем противника, умелый маневр сочетал с ведением быстрого и точного артиллерийского огня, первым ввел использование резервных отрядов в морских сражениях.
Отдельного упоминания заслуживает его милосердное отношение к пленным: во время сражения у о. Тендра он лично руководил спасением команды горевшего турецкого флагмана и самого командующего турецким флотом.
За победу у мыса Каликария его наградили орденом св. Александра Невского, но от командования Черноморским флотом Федор Ушаков вскоре был фактически отстранен.  Умер светлейший князь Потемкин и его враги не преминули отомстить одному из его выдвиженцев, поставив его в подчинение вице-адмирала Мордвинова. Ушакову оставалось только заняться строительством Севастополя, боевой выучкой севастопольского флота, его снабжением продовольствием и т.д.  В этот межвоенный период выявился еще один его талант – замечательного администратора. Именно при нем Севастополь становится настоящим городом, несмотря на то, что после смерти Потемкина, казна на обустройство города денег не выделяла. Императрица не забыла его заслуг и в сентябре 1793 года произвела его в вице-адмиралы, но в своем качестве непобедимого флотоводца он понадобился России только через пять лет, весной 1798 года.
ПОСЛЕДНЯЯ КОМПАНИЯ
К этому времени, на российском  престоле  уже  сидел император Павел I, а в Италии, Англии, Турции и России с тревогой следили, как в Тулоне генерал Бонапарт строит французский флот. Революционная Франция стала представлять опасность не только для Европы, но и для России. Хотя, возможно, ненависть к революции заставляла Павла эту опасность преувеличивать. Он принял решение объединиться со старым врагом против возможного нового и предложил султану заключить союз против Франции. Селим III предложение принял и попросил Павла прислать вспомогательную русскую эскадру. Взяв курс на Константинополь, русский флот под командованием Ушакова быстро дошел до Босфора, и этого оказалось достаточно, чтобы Турция немедленно объявила войну Франции. 12 августа  русские суда вошли в Константинополь. В роли союзников их встретили очень дружелюбно. Этому немало способствовало поведение русских моряков. Один из влиятельных турецких вельмож на встрече у визиря заметил, что «двенадцать кораблей российских менее шуму делают, нежели одна турецкая лодка; а матросы столь кротки, что не причиняют жителям никаких по улицам обид». Сказывалась ушаковская выучка. 8 сентября, русская эскадра, «дав туркам опыт неслыханного порядка и дисциплины», снялась с якоря и направилась к Дарданеллам, к месту соединения с турецким флотом. Командующим объединенными силами был назначен вице-адмирал Ушаков. Турки на собственном опыте познали его воинское искусство. Знаменитая Средиземноморская кампания станет последней для Феодора Ушакова, но он еще об этом не знал.
Первой задачей эскадры было освобождение оккупированных французами Ионических островов, расположенных вдоль юго-западного побережья Греции. Великому флотоводцу понадобилось для этого всего 4 месяца, хотя острова были хорошо укреплены, в особенности остров Корфу, где были самые мощные в Европе бастионы. После его взятия Павел произвел Ушакова в адмиралы, а турецкий султан наградил бриллиантовым челленгом и собольей шубой. Коренные жители  островов были православными греками, поэтому русских встречали радостно. По воспоминаниям очевидцев, когда после взятия острова Занте,  вице-адмирал Ушаков, вместе с капитанами и офицерами эскадры, прибыл на берег для слушания благодарственного молебна в церкви св. чудотворца Дионисия, русские шлюпки приветствовали звоном колоколов и ружейной пальбой, улицы были украшены выставленными в окнах российскими флагами. На пристани вице-адмирал был принят духовенством и старейшинами. Он проследовал в соборную церковь, а после богослужения приложился к мощам святого Дионисия, покровителя острова, жители вслед ему бросали цветы.
Правда, чтобы заслужить такое отношение, вице-адмиралу пришлось приложить немало усилий, удерживая союзников от привычных для них грабежей, убийств и насилия. Ему также обязаны жизнью многие французы: он решительно запретил убийство пленных, были случаи, когда его офицеры выкупали пленных у турок, которым была обещана щедрая награда за голову каждого убитого француза. В результате, русскому послу в Константинополе был послан донос, обвинявший Ушакова в мздоимстве и тому пришлось писать объяснительную записку, что было особенно унизительно для такого кристально чистого человека.
«ЧТИТЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ»
27 марта, в первый день Пасхи, адмирал участвовал в выносе мощей Угодника Божьего Спиридона Тримифунтского на острове Корфу, причем сам был среди тех, кто поддерживал гробницу. Теперь пора было приступать к обустройству освобожденных островов. Согласно Житию, адмирал показал себя «не только как великий флотоводец, но и как мудрый государственный деятель, милосердный христианин и благодетель освобожденных им народов». К июлю представитель российского самодержавия разрабатывает план фактической конституции первого греческого государства и восстанавливает на островах православный епископат. Так, после 300-летнего турецкого ига и французской оккупации, образовалась Республика Семи Соединенных Островов — первое греческое национальное государство нового времени. «Люди всех сословий и наций, — обращался он к жителям островов, — чтите властное предназначение человечности. Да прекратятся раздоры, да умолкнет дух вендетты, да воцарится мир, добрый порядок и общее согласие!..».
Но на этом  его роль в средиземноморской кампании не закончилась. Он получает приказ отправиться на помощь русским сухопутным войскам, которые под командованием Суворова воевали с французами в Северной Италии. Павел I просил адмирала Ушакова с юга оказывать ему всемерную поддержку. Находясь в теснейшем взаимодействии, два великих русских военноначальника били считавшихся непобедимыми французов  на суше и на море. Отряды кораблей с десантом стремительными передвижениями по Адриатике и вдоль юго-западных берегов Италии наводили панику на французские гарнизоны. Русские моряки и десантники взяли город Бари, где отслужили благодарственный молебен у мощей Святителя Николая чудотворца, затем Неаполь, и 30 сентября 1799 года вошли в Рим. Неаполитанский министр Мишуру с изумлением писал адмиралу Ушакову: «В промежуток 20 дней небольшой русский отряд возвратил моему государству две трети королевства. Это еще не всё, войска заставили население обожать их...». Планировалось еще взятие острова Мальта, но союзные войска предательски повели себя по отношению к русским в Швейцарии и Голландии. Поэтому в конце 1799 года адмирал Ушаков получил приказ Павла I о возвращении вверенной ему эскадры на родину, в Севастополь.
Его эскадра вошла в Севастопольскую бухту 26 октября 1800 года. В ночь на 11 марта 1801 года заговорщиками был убит Павел I. На престол взошел его сын Александр I. Вскоре Ушакова переводят в Петербург, где он продолжает нести службу в должности главного командира Балтийского гребного флота, а затем и начальника Петербургских флотских команд.  Он имеет возможность наблюдать, как меняется политика государства: император Александр делается союзником Наполеона Бонапарта,  Ионические острова, столь любимые Ушаковым, должны быть  возвращены французам, флот, которому он отдал всю свою жизнь, как в послепетровские времена, снова считается  ненужной роскошью для «сухопутной» России. Адмирал дважды подает императору прошение об отставке. 17 января 1807 года   Александр I  подписывает прошение. Ему предстояло доказать, что он обладает еще одной христианской добродетелью – смирением.
Просматривается удивительная связь между судьбами двух святых семейства Ушаковых – дядей и племянником. Оба, каждый на своем поприще, посвятили свою жизнь служению Богу, Отечеству и народу, оба познали любовь и почитание окружающих, а так же их зависть, ненависть и клевету. Феодору Санаксарскому пришлось из-за клеветнических обвинений провести несколько лет в ссылке в Соловецком монастыре, Феодору Ушакову отвечать на клеветнические обвинения во взяточничестве, в якобы незнатном происхождении, слышать, как его называют «безродным выскочкой» — обвинение по тем временам серьезное, ему пришлось обращаться в Московский архив, чтобы его опровергнуть. Обоих испытания только делали сильнее. Но отставка стала для него не концом, а началом новой жизни. Он всегда был человеком искренне верующим, милосердным, стремящимся оказать другим любую возможную помощь. Уход с флота дал ему возможность раскрыть эти свои качества в полной мере. Он селится в своей деревне Алексеевка, в Темниковском уезде, вблизи от Санаксарской пустыни и  монастыря Рождества  Богородицы, где когда-то был настоятелем его  дядя, самый близкий ему духовно человек. Сохранилось свидетельство тогдашнего настоятеля монастыря иеромонаха Нафанаила о завершающем периоде его земной жизни: «Адмирал Ушаков, сосед и знаменитый благотворитель Санаксарской обители, по прибытии своем из Санкт-Петербурга, вел жизнь уединенную в собственном своем доме, в деревне Алексеевке, расстоянием от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомолья в монастырь к службам Божиим во всякое время. В Великий пост живал в монастыре, в келии, для своего прощения и приготовления к Св.Тайнам по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неукоснительно и слушал благоговейно; по временам жертвовал от усердия своего обители значительные благотворения; так же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния и вспоможения». Его дом был открыт для всех, нуждавшихся...
ГРОЗНЫЕ БУРИ — К СЛАВЕ РОССИИ!
Во время войны 1812 года, Ушаков, вместе с темниковским соборным протоиереем Асинкритом Ивановым  устроил госпиталь для раненых, дав деньги на его содержание. Две тысячи рублей им было внесено на формирование 1-го Тамбовского пехотного полка. Еще в 1803 году им были внесены двадцать тысяч рублей в Опекунский совет Санкт-Петербургского воспитательного дома, теперь он всю сумму с причитающимися на нее процентами передал в пользу разоренных войной: «Я давно имел желание все сии деньги без изъятия раздать бедствующим и странствующим, не имеющим жилищ, одежды и пропитания». Он никогда не терял веры в Россию. Ко времени наполеоновского нашествия относятся его знаменитые слова: “Не отчаивайтесь! Грозные бури обратятся к славе России”.
Остаток дней своих, сообщает нам «Житие святого праведного воина Феодора», Ушаков провел крайне  воздержанно и окончил жизнь свою как следует истинному христианину и верному сыну Святой Церкви. Он скончался 2 (15) октября 1817 года, и, по желанию его, был погребен в монастыре рядом с могилой Феодора Санаксарского. Когда гроб с телом усопшего адмирала при большом стечении народа был вынесен на руках из города, его хотели положить на подводу, но народ продолжал нести его на руках до самой Санаксарской обители.
После революции Санаксарский монастырь был закрыт. В 1930-е годы часовня, выстроенная над могилой адмирала, была до основания разрушена.  Но в тяжкие годы Великой Отечественной войны Россия вновь ищет поддержку в своей истории и своей вере. В 1944 году был учрежден боевой орден адмирала Ушакова, который стал высшей наградой для моряков. Была создана государственная комиссия, которая произвела раскопки на территории Санаксарского монастыря и нашла его могилу у стены соборного храма. Останки адмирала Ушакова оказались нетленны... Пройдет более сорока лет, и это послужит основанием для создания Синодальной комиссии по изучению всех явлений, фактов, чудес, связанных с Федором Ушаковым. 5 августа 2001 года он был прославлен как местночтимый святой, а 3 — 8 октября Архиерейский Собор определил причислить его к лику общецерковных святых.
Татьяна ПРАВОТОРОВА