Рождение русской азбуки

Рождение русской азбукиЭто сделали Кирилл и Мефодий – равноапостольные первоучителя и просветители славянские
Святые братья Кирилл (до принятия схимы Константин), и Мефодий (в миру Михаил), канонизированы и почитаются как святые и католической, и православной церковью. Они  не посещали Древнюю Русь,  но русская православная церковь, как и церкви других славянских государств, видит в них  равноапостольных первоучителей, т.е. тех, кто обратил в христианство целые народы,  первыми открыв для них свет учения Христа.


Не иначе, как промыслом Божьим, братья родились в византийском городе Фессалоники (славянск. — Солунь). Это был двуязычный город. Кроме греков, в городе и на окружающих его землях, проживало множество  славянских племен: драгувиты, сагудиты, ваюниты, смоляне. Говорили они  на  славяносолунском диалекте, который, как считают современные лингвисты, впоследствии лег в основу языка переводов Кирилла и Мефодия, а с ними и всего церковнославянского языка.  Братья столько сделали для обращения в христианство славянских народов,  подчас рискуя ради этого своей свободой и даже жизнью, что некоторые исследователи, особенно болгарские, убеждены в их славянском происхождении. Но факты говорят о другом: они происходили из знатной греческой семьи. Их отец занимал высокий пост при правителе Фессалоников.  Блестящее же владение славянским, объясняется просто:  византийский император Михаил, направляя Кирилла и Мефодия  в очередную славянскую страну, для приобщения ее к христианству, объяснил, что выбрал их, так как они, как  все жители Фессалоников, чисто  говорят на славянском.
Предназначение братьев открылось им не сразу. Старший -  Мефодий (род. 815 году), сделал успешную  военную карьеру, дослужившись до поста стратега Славинии, византийской провинции, расположенной на территории Македонии. Не известно, какой внутренний  перелом заставил его, спустя десять лет, отказаться от должности и принять монашество в одном из монастырей на горе Олимп.
Необычайные духовные способности Кирилла (род. 827 году) обнаружились в совсем юном возрасте. Если верить Житию, еще не достигнув 5-лет, он уже учился в школе в Фессалонниках, где прославился тем, что стал изучать труды одного из величайших отцов церкви – Григория Богослова. Слухи о чудо-ребенке достигли столицы империи, и он был приглашен в Константинополь, ко двору императора Михаила, в товарищи по учению к его сыну. Он обучался у  лучших учителей Константинополя, в том числе у Фотия, будущего патриарха Константинопольского. Кирилл в совершенстве постиг все науки своего времени, к которым относились античная литература, риторика, философия, математика, астрономия, музыка и иностранные языки. Он  рано принял духовный сан и был рукоположен в священники, а затем получил чрезвычайно высокую по тем временам должность библиотекаря патриарха.  Но душа Кирилла, видимо, так же как и душа его старшего брата, искала для себя иного поприща.  Вскоре он тайно покинул столицу и ушел в монастырь. Его друзья разыскали его там только через 6 месяцев, и убедили вернуться в Константинополь, где ему предоставили должность преподавателя  философии в  том же Магнаврском университете, где он недавно учился сам.  За свой ум и выдающиеся познания Кирилла прозвали Философом,  которое осталось за ним в истории.
Широкую известность он получил, одержав на одном из богословских диспутов  блестящую победу над вождём иконоборцев, бывшим патриархом Аннием.
В IX веке растет интерес к христианству как у друзей, так и у врагов византийской империи. Не удивительно, что императору Михаилу III и патриарху Фотию Кирилл, прославившийся не только своим знанием Священного Писания, красноречием, но и знанием языков, кажется самым подходящим кандидатом на роль просветителя язычников. В начале 850-х годов они направляют Кирилла в начале в Болгарию, где на реке регальнице он обращает в христианство многих болгар. А затем, вместе с Георгием, митрополитом Никомидийским, посылают ко двору эмира милитенского, чтобы познакомить того с основами христианства.
По возвращении в Константинополь, Кирилла ждал неприятный сюрприз. Феоктист, его покровитель при дворе, был казнен. Это грозило опалой и ближайшему окружению казненного, и Кирилл, вместе со своими учениками находит прибежище в монастыре  своего брата Мефодия. Братья много разговаривают, обсуждают миссионерские поездки Кирилла и приходят к выводу: чтобы открыть свет учения Христова славянским народам, необходим перевод Священного Писания на славянский язык. А для этого, в первую очередь, надо составить  славянскую азбуку. Здесь братья начинают работу, которой посвятят всю свою жизнь. Вокруг них собирается группа учеников и единомышленников, которые будут поддерживать их идеи, как при их жизни, так и после их смерти.
После смерти Феоктиста прошло около 4-х лет, когда император снова вспомнил о Кирилле. В 860 году каган Хазарии обратился к Константинополю с просьбой ознакомить его с учением Христа, обещая, если его убедят — принять христианство. Подобно великому князю киевскому Владимиру, он на сто лет раньше решил выслушать представителей трех монотеистических религий: иудаизма, христианства и мусульманства. Диспут Кирилла с мусульманским имамом и еврейским раввином, состоявшийся в присутствии кагана, согласно Житию, закончился победой Кирилла. Однако, как свидетельствует история, хазары так и остались иудаистами.
Следующее поручение — склонить к принятию христианства болгарского царя Бориса, император дает  уже  обоим братьям, и, скорее всего потому, что ему становится известно об их трудах по переводу Святого Писания на славянский язык. К началу 860-х  годов, Кирилл, с помощью брата Мефодия и их учеников, уже составил старославянскую азбуку и перевёл на славянский язык с греческого основные богослужебные книги. По мнению исследователей, вплоть до XII века языки славянских народов имели много общего, поэтому их переводы Священного Писания были понятны и болгарам, и другим славянам. Вероятно, именно возможность услышать учение Христа на родном языке, наряду с талантом проповедника, которым обладали оба брата, и сделали миссию успешной. Святое Крещение принял не только  сам царь, но вслед за ним и вся Болгария.
В 862 году в Константинополь явились послы от моравского князя Ростислава. В Моравию и Паннонию христианство было принесено латинскими миссионерами из южной Германии, совершавшими богослужение на латинском языке, непонятном для населения. Видимо, князь боялся, что из-за этого народ может отойти от  новой религии, поэтому просил прислать учителей, «которые могли бы объяснить нам веру на нашем родном языке». Император и патриарх снова обратились к Кириллу и Мефодию. Кирилл, никогда не отличавшийся крепким здоровьем, в это время был болен.  Но по свидетельству Жития, на слова императора:  «знаю, что ты слаб и болен, но кроме тебя некому исполнить то, о чем они просят», ответил: «Слаб я и болен, но рад идти пешим и босым, готов умереть за христианскую веру».  В  Моравию Кирилл и Мефодий привезли уже переведенные ими священные и богослужебные книги, стали учить народ на понятном ему  славянском языке.  Обучали  чтению, письму и ведению богослужения на славянском, строили церкви, открывали школы. Они также продолжили свою работу по переводу церковных книг. Успех святых вызвал  неприязнь латинских священников, которые отправили письмо папе Николаю I, изобличая их как еретиков. В то время большая часть богословов Западной Церкви придерживалась точки зрения, что хвала Богу может воздаваться только на трёх языках: еврейском, греческом и латинском, т.к. на них  была сделана надпись на Кресте Господнем. Папа  потребовал  братьев на суд в Рим. По дороге бесстрашные Кирилл и Мефодий посетили  ещё одну славянскую страну — Паннонию, где они тоже  обучали славян грамоте и богослужению на родном языке.
К счастью, когда братья прибыли в Рим, папа Николай I уже скончался, а его преемник Адриан II считал, что ради распространения веры христовой, ее можно и должно проповедовать на понятном для новообращенных  языке. Кирилл поднес ему Евангелие и другие переведенные им книги, и папа, в знак  одобрения, положил их на престол в храме св. Марии, а затем по ним было совершено богослужение в нескольких церквах Рима. Так же по велению папы, Мефодий был рукоположен в сан архиепископа Моравии и Паннонии. Это был триумф братьев. Отныне дело их жизни было одобрено не только Восточной (греческой), но и Западной (римской) церковью. К несчастью, непрестанные труды и тяжелое путешествие окончательно подорвали здоровье Кирилла. Он скончался в Риме 14 февраля 869 года, приняв перед смертью схиму. Его  похоронили с почестями  в римской церкви Святого Климента. Последние слова Кирилла были обращены к Мефодию: «Мы с тобой, как два вола; от тяжёлой ноши один упал, но другой должен продолжать путь». Предвидел ли он испытания, которые выпадут на долю любимого брата?
Когда Мефодий с папской буллой, разрешавшей богослужение на славянском языке, в сопровождении учеников вернулся в Моравию, там вместо умершего князя Ростислава, правил его племянник Святополк. Он полностью подчинился немецкому влиянию, как политическому, так и духовному. Для Мефодия начались годы преследований и гонений.  Он даже был  на 3 года заключен в один из швабских монастырей — Райхенау, где  подвергался всяческим издевательствам и истязаниям.
В 874 году папа Иоанн VIII настоял на его освобождении, восстановил  в правах архиепископа, но запретил богослужение на славянском языке, разрешив только проповеди. Однако, Мефодий, несмотря на запрещение, продолжал вести службы на славянском, и в 879 году немецкие епископы организовали против него новый процесс. Мефодий снова отправился в Рим, где не только  блестяще оправдался, но и сумел убедить папу в необходимости разрешить  богослужение на славянском языке. По возвращении в Моравию он продолжает свою деятельность просветителя и проповедника, вместе с учениками  переводит на славянский язык Ветхий Завет и святоотеческие книги.
В 885 году Мефодий тяжело заболел, сказались годы борьбы и лишений. 19 апреля, в Вербное воскресенье он попросил отнести себя в храм, где в последний раз прочитал проповедь на славянском языке. В тот же день он и скончался. Отпевали Мефодия  на трёх языках — славянском, греческом и латинском.
После смерти Мефодия его противникам удалось добиться запрещения славянской письменности в Моравии. Многие ученики были казнены, некоторые перебрались в Болгарию и Хорватию. Но переводы священных книг, сделанные Кириллом  и Мефодием, так же как созданная ими азбука, получили широкое распространение во  многих славянских государствах. Как знать, может быть в первой христианской церкви древнего Киева богослужения тоже велись на славянском языке, и это сделало их понятными,  близкими и для великой княгини Ольги, и для других русских людей, заинтересовавшихся новой верой?! И как проходила бы христианизация Руси, не привези великий князь Владимир на Русь переводы Кирилла и Мефодия, священников, проповедовавших на славянском языке?
Недаром праздник в честь Кирилла и Мефодия отмечается как государственный в России, Болгарии, Чехии, Словакии и Македонии. А за выдающиеся заслуги в распространении веры христовой, они прославлены и католической, и православной церковью.
Татьяна ПРАВОТОРОВА