Принцип Оруэлла для прошлого и будущего

Принцип Оруэлла для прошлого и будущегоВольно или невольно, но Россия сегодня применяет в отношении своей истории принцип Оруэлла. В своем знаменитом фантастическом романе «1984» этот писатель рассказал, как тоталитарная власть для управления народом вычеркивала слова из языка. Согласно Оруэллу, если выбросить из словаря слова «тиран» и «ничтожество», то многие суждения о людях, отвечающих смыслу этих понятий, поменяются, а также поменяются и мнения о них, как исторических персонажах. Наивная фантастика, сказка, но в ней намек.

Взглянем с такой точки зрения Оруэлла на корректировки истории в наших новых учебниках. И получается, что мы тоже вычеркиваем из истории понятия, связанные с нашим тоталитарным прошлым. Вот, например, изъяли из обращения слово иго, а, значит, авторы посчитали, что для всех последующих времен его как бы и не будет. А заодно и не будет нынешнего финансового ига для населения, исчезнет иго чиновников, олигархов, рассыплется их засилье, давление  и т.д. Но давайте все-таки будем здравыми. Неужели мы думаем, что вычеркнутое зло само собой рассосется? Интересно, а сами авторы, пишущие такую историю с благими купюрами, верят ли в описанное и откорректированное ими светлое прошлое (а вместе с ним и такое же будущее)?!
Сегодня надо признать: Россия стоит на точке перелома собственной самоидентификации и взгляда на грядущее обустройство. И возникающие подмены можно понять и объяснить, поскольку столкнувшись с образцами западной демократии и с его блестящей витриной, мы уже давно охладились ко многим общечеловеческим, общегуманным ценностям, которые от этой демократии жаждали получить и не получили. Сегодня даже придумали ругательным слово «общечеловеки», и опостылевшую холодную политкорректность  обзываем «гнилым либерализмом».
Однако, чтобы не впасть в другую крайность, то  мы ни в каком обличье не должны утверждать себя и «недочеловеками». А, чтобы не было такого поворота, то нам,  кроме выражения нашего голого и неприкрытого недовольства, следовало бы признать также, что и из заимствованных ценностей демократических устройств мы освоили далеко не все те цивилизационные достижения, которые следовало. А кое в чем-то совсем даже не превзошли ни европейцев, ни жителей США. Несмотря на извечное стремление россиян к правде, мы пока не достигаем этой правды. И уж совершенно точно не построили нормального гражданского общества, не отрегулировали баланса ветвей власти, которые тут и там прорываются то силовыми, то судебными, то экономическими беспределами.
Чтобы не быть голословными, можно конкретно обратиться к тому, чего нам не достает в нашем вновь намечающемся «особом пути». Сегодня многие политики начинают открыто выступать против основополагающего принципа Конституции — приоритета международного права над внутренним. Уже раздаются призывы к тому, чтобы нашей особости придать идеологическую окраску, вернуть в новом обличье 6 статью Конституции, бывшую при СССР, как бы признать главенствующую ведущую силу одной какой-то политической силы или партии. И при этом забываем, что такими шагами возвращаем себя по сути к средневековым ограничениям с идеологемами и «измами», которые мы уже «проходили», но так и не прошли. Нет, на словах мы по-прежнему признаем, что не хотим ангажированности государства какими-то одними политическими предпочтениями в ущерб другим, не хотим сословных, теократических и прочих преференций. А что происходит на деле?
Отгороженность от проверенных международных приоритетов начинает вредить нашему имиджу, и мы сами себя невольно загоняем в тупики проблем. Вот, например, никак не можем победить коррупцию. И не в последнюю очередь потому, что считаем, что мировой опыт нам не указ, а посему в течение второго десятилетия никак не подписываем конвенцию ООН о борьбе с коррупцией. Где же тогда та наша прозрачность (транспарентность) и честность, к которой нас призывает президент?
Точно таким же образом и амбициозная президентская задача – создать 25 млн. рабочих мест – не выполняется, потому что игнорируются принцип равенства всех видов собственности. По этой причине в большом количестве, почти без разбора порушили, придушили налогами малый бизнес в угоду одним большим мега-проектам, не создав самообеспеченности людей в высвободившихся, опустевших нишах экономики. Кто же тогда будет выполнять планы, озвученные Владимиром Путиным? Неужели будем опять ругать Европу, что не дает нам виз и работы, а сами будем по-прежнему пользоваться услугами гастарбайтеров?!
Еще один недостаток нынешнего исторического нормотворчества в том, что наметился слишком явный перекос законодательства в негативную сторону запретительных, штрафных и прочих карающих мер. Патриотизм (о символах и т.д.) принимают законом, но забывают, что главная опора патриотизма – это экономика и забота о благосостоянии своих граждан. А тут опять напряг и зачастую больше слов, чем дела.
В этом смысле за всеми словами о стремлении к нашей державности вспоминается, что призывая к ней, нас в этом направлении зачастую не пускает элементарный недостаток формул демократического устройства. А незнание этих формул, как незнание законов  притяжения и гравитации может привести к падениям и болезненной нежизнеспособности государства. Вспомним ту же российскую историю с ее монархией и, казалось бы, крепкой, на века прописанной имперской формулой народоустройства: «православие, самодержавие, народность». Она рассыпалась, несмотря на вековые устои. Вот почему не хотелось бы, чтобы на строительства нашего российского демократического здания использовался ненадежный, не оправдавший своей прочности стройматериал.
Александр КАПКОВ