К чему понуждают российскую историю

К чему понуждают российскую историюИли почему репрессиям приписывают роль модернизации?
Похоже, у нас начинает сбываться известный анекдот о том, что Россия – страна с непредсказуемой историей. Те задания сверху — создать общий учебник по этой дисциплине (видимо, унифицированный для всех времен, народов и нравов), внедряемый руками ученых РАН, очень напоминают о досрочном выполнении соцобязательств, что-то вроде обещаний завершить пятилетку в три дня. К чему же такая торопливость для страны, насчитывающей более чем тысячелетнюю историю государственности? Зачем вообще это суетливое реформирование, когда, зачастую, «корежатся» и редактируются не просто имперские, советские, но и все прочие российские исторические страницы? Зачем перелопачивать глубинные пласты самого мироощущения и менталитета россиян, а взамен преподносить суррогаты совсем уж конъюнктурных оценок? Это напоминает рынок черных археологов, реализующих только коммерчески ценные раритеты из выкопанных кладов, а еще больше смахивает на работу временных революционных трибуналов- «троек», которые вместо суда и следствия без сомнений обрекали людские судьбы на пулю в лоб. Такие «приговоры» невольно вызывают в памяти исторический афоризм про того, кто выстрелит в прошлое из пистолета, — тот получит в будущем ответ из пушки!

Кто-то скажет: сгущаете краски. Но вспомните ближайшую назидательную историю Германии после обструкции и переписывания ее исконных исторических прав после I-й мировой, и унизительных уз Версальского мира. Это обернулось трагедией не только для нации и новой канонадой II-ой мировой войны с падением фашизма, а потом и самих победителей. Это стало следствием переписывания истории, когда оскорбленное прошлое действительно стало палить из пушек! Но такие же последствия переписывания государственных историй мы можем найти и в цветных революциях. И тут невольно вспомнишь покойного профессора Капицу из «Очевидного — невероятного», придумавшего теорию об ускорении исторического времени с новыми Вавилонскими столпотворениями в придачу. А, если он прав? Зачем тогда торопиться редактировать исторические эпохи в угоду чьих-то сиюминутных представлений о демократии?
Служенье муз не терпит суеты, говорили раньше. А потому музу истории Клио негоже насильно заставлять плясать в  дансинге, заменяя мудрые этно-исторические хороводы эпохальных шествий новомодными ритуалами. Тогда зачем и почему это делается?
УКОРЫ ЗА «ПРОКЛЯТОЕ» ПРОШЛОЕ ИЛИ НЕРАСКРЫТЫЙ ЗАГОВОР?
Прошлое часто хотят если не вычеркнуть, то заретушировать. Ту же Германию, побежденную во второй мировой, западные страны заставили не только платить контрибуции, но и неоднократно каяться. К покаянию со всех сторон побуждают и сегодняшнюю Россию. Потому от нас постоянно требуют каких-то непомерных денег, за придуманные в прошлом «оккупации». При этом подобные требования выдвигают в духе распространенной на Западе политкорректности. И все это методично снабжается настолько прокисшей идеологической закваской, что предлагаемое России варево становится совсем не неудобоваримым. Мы в этом убедились, когда порушили остатки советского образования, заменив его примитивным ЕГЭ-измом, взяв за образец одряхлевшей модели тестирования, которую более полутора столетий назад внедряли еще последователи династии Наполеона. Китайцы на заимствованной у нас советской модели всему миру показали образцы настоящей модернизации, а мы пренебрегли «своим», проверенным, забыли даже про то, что не «их», чужие, а наши модели помогли нам первыми выйти в космос и приручить атом на службу миру. С такой же незрелой идеей «модернизации» взялись и за реформу науки. И опять всё с той же суетливой погоней за грандами, индексами цитирования и непродуманной идеей коммерциализации разработок. Благо, что президент объявил о моратории на научные «преобразования». Но теперь, думается, подобный шаг надо было бы сделать и в области реформирования истории, потому что мы уже сами себе начинаем доказывать, что Россия – не родина слонов.
К исторической реформе нас побуждали давно, еще до кризиса, когда Россия подписывала разные дорожные карты типа включения в общекультурное европейское гуманистическое пространство. Наверняка, есть и другие, неизвестные пока широкой общественности договоренности, которые, по подозрению некоторых политиков, были сделаны еще во времена падения СССР, при Горбачеве, а потом при Ельцине. Вполне вероятно, что подобные узы по сей день сдерживают нас от размаха былой державности, и заставляют вымарывать целые страницы российского участия в общемировой истории. Недаром те же американцы все заслуги бывшего союза (ту же победу во II мировой) приписывают сегодня себе, а не какому-то там советскому народу, и тем более бывшему СССР, уже не существующему на географической карте. А потому, вполне возможно, что о подобных «редакторских сценариях» нам станет известно лишь после какого-нибудь очередного издания Викиликса, или после очередных запланированных Западом скандалов с демократизациями, рожденными под прикрытием «спецслужб безопасности».
Не скроем, что многие подобные версии, напоминают теорию заговоров. Но это ведь мы поддались всей этой бездумной перелицовке. А потому взглянем, что собственно теряем при выполнении навязанных нам и поддержанных чиновниками исторических корректировок.
УЩЕРБНАЯ ГИБРИДИЗАЦИЯ ИЛИ ПРОСТОЙ ИДИОТИЗМ?
Недавно в  одной из патриотических TV-передач Константина Затулина было сделано существенное замечание о том, как в новой России происходят заимствования своих же символов из своего же прошлого. И снова вспомнили, что нынешний триколер мы позаимствовали из традиций торгового флага, гимн подновили на мелодию послевоенных побед Великой Отечественной, а герб вознесли взамен упавших красных звезд. Наверное, потому так хорошо эти символы вошли во времена нынешние, что соединили торговый прагматизм с ностальгией по былому величию. Но, если новая геральдика себя как-то обосновывает, то макияж облика российской исторической Музы пока напоминает Гоголевскую капризную невесту, которая к носу и глазам одного персонажа желала бы приставить губы и щеки другого. А, по-простому говоря, для истории нам пока представляют лишь неудачные гибриды былой державности все с теми же масками политкорректности. А прогноз для гибридов вытекает сам собой. Многие из них, как известно, оказываются бесплодными, а значит, и для настоящей истории совсем не годятся.
Возьмем для примера историческую модернизацию описаний монголо-татарского ига. По новой версии, его (иго) просто взяли и бесхитростно…отменили. Одна из газет прокомментировала это «прикольное» событие совсем смешным заголовком: «Сморишь в книгу – нету ига!». Взамен школьники теперь должны запомнить, что это была просто власть Золотой орды. Что-то вроде неудачной сердюковской администрации в бытность его министром обороны, которая и не очень-то наказуема за превышение служебных полномочий. А то, что князья унизительно покупали у Орды ярлыки на правление созвучно с откатами нынешних ведомственных чиновников. Но как-то в этом историческом аудите Золотой орды учли не всю бухгалтерию. Например, забыли, что кроме Золотой существовали еще Орды Синяя и Белая. За незнание этого любой грамотный старый учитель истории еще вчера поставил бы двойку, не одобрив халатной забывчивости. И уже совсем твердый кол он бы влепил тем, кто решил отменить не монголо-татарское (во главе  с монголами), а – татаро-монгольское иго. И чудно как-то по новой версии реформирования получается, что никакие ни древние монголы (нынешние предки наших бурят-соотечественников, вставших под знамена Чингисхана на Селенге в Забайкалье), а, оказывается(!), совсем другие — ближайшие наши соседи из Татарстана «гнобили», древних русичей – резан, полян, древлян и всяких прочих суздальцев.
Глупо? Безусловно. Однако никто не вспомнил, что устоявшийся этноним «татары» отнюдь не сразу, а только через несколько столетий, совсем в другую пору обрел национальное самоназвание другого народа (вовсе не имея никакой монгольской принадлежности). Хорошо известно также, что этот народ сложился из этноса бывших булгар, принявших мусульманство и опять же не имеющих к Чингисхану (а, следовательно, к игу) никакого отношения. Но, несмотря на эту очевидность, даже монгольское иго нам подменили на то, которого отродясь в природе не было. Да и саму замену сделали какой-то обкромсанной. Ну и что, что было три Орды. Ну и что для новой переписанной истории от напастей прошлого всего одну треть оставили. Зато как умно и политкорректно специалисты РАНовской команды во главе с Чубарьяном предложили нам откорректировать прошлое!
Наверное, нас хотят убедить, что отменив тяжкие страницы испытаний в учебниках, нам станет жить легче и веселее. И вот, в силу этого, подобная псевдо-научная «прикольность» для единого учебника истории пишется сплошь и рядом. Причем принцип гибридизации, когда ужа скрещивают с ежом, дополняется и более современным принципом, когда услуги (как кофе с молоком, сахаром и сливками) совмещают и по два (и по три) — в одном.
Так, например, совместили два разных этапа в революционном брожении России. И к февральской буржуазной революции (со знаменем Учредительного собрания с премьером Керенским во главе) незаметно как-то присоединили революцию Октябрьскую. Первая у нас всегда считалась буржуазной, а вторую во всем мире и по сию пору называют революцией социалистической, потому что она дала миру образцы нового социального устройства, социального государства, демократии и социальной защищенности. Но эти два разнородные события совместили как в турецком «олинклюзиве» назвали Великой российской революцией (?!).
Точно также совершенно два разнородных (но одинаково трагических) события – коллективизацию и сталинские репрессии поименовали одним скрещенным понятием: «вариант советской модернизации». Так и хочется закричать нашим РАНовским историкам: ребята, вы что, с логикой не дружите? Как вообще можно назвать репрессии  модернизацией? Неужели все, кто попадали и сейчас попадают в тюрьму, после отсидок приобщаются к модернизации и становятся модернистами? Или это мы готовим новое издание «Джентльменов удачи», среди которых есть и такие доценты и профессора, которые любую купюру запросто нарисуют так, что от настоящей не отличишь!?
Безграмотность исторических переписчиков проявляется на каждом шагу. И когда церковный раскол (с самосожжениями, уходом верующих в глухую тайгу и по недоступным скитам) называют формированием церковной традиции и когда декабристов мило именуют дворянской оппозицией. И почему-то всплывает сравнение с нашей несистемной оппозицией, которую только немножко осудили и, в общем-то, простили, а дворян декабристов частью поперевешали на виселицах, частью сослали в Сибирь на каторгу по далеким равелинам, частью забрили в солдаты. Но разве корректно сравнивать наших бузотеров с людьми чести  царских времен?
Приколы «единой истории» можно перечислять и дальше. Но зададимся другим, более фундаментальным вопросом: для чего вообще такие переписывания затевают? Их можно было бы понять, если бы вдруг появились новые открытия (неизвестные письменные источники, археологические находки, этнографические изыскания, рассекреченные архивы и т.д.), которые бы влияли на историографию. А у нас наше перелицовывание ни с чем подобным не связано. Оно происходит, как сегодня говорят, под влиянием смены элит и через этот новый соцзаказ выливается в совершенно необычные, порой фантастические версии прошлого. По идее, такие версии должны обосновывать логику современной власти. А они ей оказывают поистине медвежью услугу. Ну, а как по иному сказать, если у нас репрессии выдаются за модернизации?!