Юбилей крещения Руси

Юбилей крещения Руси1025 лет назад Россия выбрала православную веру
Это, пожалуй, единственный русский правитель, чье имя известно нам с раннего детства. Через века донесла память народная сказания и былины о великом князе киевском Владимире  Красное Солнышко. Он предстает в них иногда мудрым и добрым, иногда обидчивым и гневным, но все же Красным Солнышком, тем, кто нес родной земле тепло и свет.
Владимир был незаконнорожденным сыном великого князя Святослава от ключницы, пленной древлянки Малуши. Видимо, в Древней Руси права детей были основательно защищены, потому что происхождение не помешало ему стать одним из законных наследников Святослава. Он жил в сложную и интересную эпоху: эпоху принятия новой веры. К моменту его рождения, (ок. 960 года н.э.) значительная часть некогда языческих народов Европы и Азии пришли к той или иной форме единобожия: христианству, иудаизму, мусульманству. Русь тоже должна была сделать свой выбор, и помочь ей в этом суждено было Владимиру.

Юбилей крещения РусиПо преданию, первым христианским проповедником в землях, которые впоследствии назовут русскими, был ученик Христа, апостол Андрей Первозванный, которого считают просветителем скифов и славян. Летописи рассказывают, что в первом веке н.э. святой Андрей проделал длинный путь от Крыма до берегов Днепра, благословил Киевские горы и водрузил там крест, сказав: «На сих горах воссияет благодать Божия». Затем он отправился на север, к реке Волхову и Ладожскому озеру, где  положил начало исповедованию христианства на острове Валаам, ставшем впоследствии одним из крупнейших религиозных центров православной  Руси.
В последующие века, после распада римской империи,  на эти земли присылали своих миссионеров Византия и Рим. Христиане были и среди варяжских дружинников киевских князей, и среди приезжавших на Русь торговцев. К середине IX  века в Киеве проживало уже столько христиан, что в мирном договоре между великим князем киевским Игорем, дедом Владимира, и Византией (бывшей восточной римской империей), особо оговаривалось, что русы крещеные будут клясться соблюдать договор в соборной церкви святого Илии в Киеве. Значит, к этому времени в столице языческой Руси уже была христианская церковь, да еще соборная. Должно быть, в ней и началось приобщение к новой вере жены Игоря  Ольги. Христианство пускало корни на русской земле медленно, неспешно. Наверное, поэтому дело обходилось без особых столкновений с язычеством. Не всем понравилось, что Ольга, ставшая правительницей после смерти мужа, приняла христианство. Но великой княгине хватило мудрости никому свою веру не навязывать. Она привезла из Византии святые реликвии, богослужебные книги, проповедников, сама  проповедовала и строила храмы, но никого не обращала в христианство насильно. Даже ее сын и внуки оставались язычниками. Но интерес к новой вере рос, тем более что Ольга пользовалась любовью и уважением.  Детство и юность Владимира прошли под влиянием двух религий: православия и язычества, и двух великих людей, эти религии олицетворявших. Ольги — мудрой устроительницы земли русской и Святослава — блестящего полководца. Великий князь Святослав большую часть своей жизни провел в походах, за пределами родной земли. В его отсутствие управляла государством великая княгиня Ольга, ставшая первой русской святой. От нее Владимир должен был получить и первые наставления в новой вере, и первые уроки управления государством.  Она внушала внукам то, что не смогла внушить сыну: главное дело  правителя обустройство собственной страны, а не бесконечные войны. Владимир глубоко чтил Ольгу. По свидетельству летописей, именно на ее авторитет ссылались сторонники христианства из окружения Владимира, убеждая князя сменить веру: «Да  была бы эта вера плоха, разве приняла бы ее твоя бабка Ольга, мудрейшая из жен?».  Но плоды ее воспитания скажутся позже. В детстве мальчикам всегда ближе отец, а Святослав хотел видеть своих сыновей воинами, и конечно, приобщал их к вере предков — язычеству. Вероятно, будучи незаконнорожденным, Владимир особенно старался доказать, что он истинный сын своего отца.  Летописи описывают  юного князя как смелого воина и ярого язычника.
Незадолго до смерти, Святослав, отправляясь в поход, из которого ему не суждено  было вернуться, поделил Русь между тремя сыновьями. Старшему, Ярополку, достался Киев, Олегу отошли земли древлян, младшему, Владимиру, достался Новгород. Как это часто бывало в те времена, братья не долго жили в мире. Ярополк, желая быть единовластным правителем Руси, вначале убивает Олега, а затем собирается в поход на Новгород. Владимир, понимая, что не справится с дружиной Ярополка, отправился за помощью к варягам. Вернувшись на Русь с сильным войском, он хитростью заманивает брата к себе, убивает, и 11июня 978 года вступает в Киев. Став великим князем киевским, он подобно своему отцу, много и успешно воюет, расширяя границы Руси на западе и на востоке. Личная жизнь Владимира была весьма бурной: его первой женой становится Рогнеда, бывшая невеста его брата Олега. Захватив Киев, он берет в жены и вдову Ярополка, кроме того, у него множество наложниц. Он всячески подчеркивает свою приверженность язычеству: возводит капища в Киеве и Новгороде, часто прилюдно совершает языческие жертвоприношения. Но проходит несколько лет, и как повествуют летописи, в 986 году к князю в Киев прибывают посольства от разных народов, предлагающие обратиться в их веру: волжские булгары, исповедующие ислам; хазары, последователи иудаизма; и представители римского и греческого (византийского) христианства. Византийский проповедник производит наибольшее впечатление на князя и его окружение. Но с чего вдруг эти посольства прибыли в Киев? Вряд ли  они приехали по собственной инициативе, их должен был пригласить сам великий князь. И откуда такой интерес к единобожию, у, казалось бы, убежденного язычника? Принято считать, что монотеистические религии способствовали созданию сильных единых государств, но  могущественная римская империя процветала, именно будучи языческой. Что на самом деле заставляет сменить веру, как отдельных людей, так и целые народы? Возможно, эволюция человечества включает в себя и эволюцию понимания Бога…
Должно быть,  Владимир от природы был человеком религиозным, которому дано непосредственное ощущение присутствия в этом мире некоего высшего духовного начала. Наверное, оно посещало его в детстве, когда он вместе с великой княгиней Ольгой присутствовал на христианских богослужениях. Позже, обратившись к вере отца, которую юноша счел единственно подобающей правителю Руси, он искал это ощущение,  истово служа языческим богам, но не находил, и постепенно в его душе прорастали семена веры, посеянные равноапостольной Ольгой. Прорастали они и по всей Руси, хотя и не везде одинаково.  В отличие от своей великой бабки, Владимир должен был принять решение не только о личном крещении, но и о крещении всего государства, поэтому не спешил. Этот век не знал слова «революция», но князь, вероятно, понимал, что смена мировоззрения чревата социальными потрясениями. К принятию окончательного решения Владимира подтолкнули внешние обстоятельства. В 987 году к великому князю киевскому обратились за военной помощью против внутренних мятежников византийские императоры Василий и Константин. Владимир помощь обещал, но в обмен потребовал отдать ему в жены сестру императоров, царевну Анну. Войска русов разгромили мятежников, но императоры не торопились отсылать сестру князю варваров. Возмущенный Владимир собирает войско и захватывает Корсунь (древний Херсонес), оплот византийского господства на Черном море. Если верить Житию равноапостольного Владимира, именно здесь он принимает крещение. Императоры соглашаются выдать за него Анну, только если он примет греческую веру. Теперь не торопится Владимир: царевна уже в Херсонесе, а он еще не окрещен. Внезапно великий князь заболевает и теряет зрение. Он считает, что это месть языческих богов, но получает послание от Анны: «Если хочешь быть здоров, скорее прими крещение». Владимир согласился, и был окрещен прибывшим с царевной епископом Михаилом (будущим митрополитом Киевским). Житие свидетельствует, что после погружения в купель, он прозрел телесными и духовными очами и в избытке радости воскликнул: «Теперь я познал Истинного Бога!». После этого Владимир был готов к главному делу своей жизни, за которое православная церковь прославляет его, как святого равноапостольного князя -  к обращению в христианство всей Руси.
Обвенчавшись с Анной, которая становится его единственной супругой, он весной 988 года отправляется через Крым, Тамань, Азовские земли, входившие в состав его обширных владений, в обратный путь к Киеву. Его сопровождает Михаил и другие, прибывшие из Византии священнослужители, перед великокняжеским поездом несут привезенные ими кресты, иконы и святые мощи, звучат молебны и церковные песнопения. Русь готовится к Крещению. Возвратившись в Киев, Владимир начал с того, что «повелел кумиров ниспровергнуть, одних изрубить, других огню предать». Статую главного языческого божества Перуна, привязали к конскому хвосту и сбросили в Днепр, по дороге колотя железными шестами, чтобы показать язычникам его бессилие. Затем великий князь окрестил своих сыновей от предыдущих жен, за ними крестились  многие бояре.  1 августа (по старому стилю) 988 года состоялось массовое крещение киевлян. Летопись гласит: «На следующий же день вышел Владимир с попами царицыными и корсунскими на Днепр, и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь, малые дети же у берега по грудь, некоторые держали младенцев, свершенные же  бродили, попы же стояли на месте,  молитвы творя …». Так описывается крещение Киева в Начальном летописном своде XI века. Если верить ему, " с радостью шли люди, ликуя и говоря: «Если бы не было это хорошим, не приняли бы этого князь наш и бояре». Правда, накануне, на всякий случай, Владимир объявил: «Если кто не придет к реке, богат, убог или нищ, или работник, — противник мне будет». Жители столицы в большинстве своем приняли христианство: оно было давно знакомо им, среди них были и те, кто уже принял новую веру, да и авторитет великого князя сыграл свою роль.  Но даже в Киеве, согласно другому источнику, который цитирует Татищев в своей «Истории», были и такие, которые на крещение «нуждою последовали, окаменелые сердцем, как аспиды, наглухо уши заткнув, а затем уходили они в пустыни и леса…».
Вслед за Киевом, князь направил христианских священников и своих приближенных  в другие города Руси, где они должны были низвергнуть языческих идолов, крестить население и возводить христианские храмы на месте разрушенных капищ. Далеко не везде это происходило так легко, как в Киеве. Сохранились свидетельства, что жители Новгорода встретили княжеских посланцев, Добрыню и Путяту, с оружием в руках, и долго вспоминал народ, как «Путята крестил новгородцев мечом, а Добрыня огнем».  Должно быть, некоторые современники князя Владимира воспринимали разрушение своих святынь, так же, как позже православные верующие воспримут разрушение христианских храмов большевиками. Многие, опасаясь насильного обращения в  новую  веру, уходили в леса. Повесть временных лет сообщает о закономерном следствии: «Сильно умножились разбои». К счастью, Владимир был истинно мудрым правителем. На требования бояр и епископов казнить разбойников он спокойно ответил: «Боюсь греха». Князь выбрал мирные средства обращения в христианство: согласившиеся принять крещение облагались «оброками легкими», на не желающих креститься,  налагалась большая дань. В Киеве крещеному люду он щедро раздавал пищу, одежду и деньги, особую заботу проявляя к бедным и убогим. Поскольку больные не могли прийти к нему за помощью, он приказал развозить по улицам мясо, рыбу, хлеб, овощи, квас и мед. В дни христианских праздников он устраивал свои вошедшие в историю пиры. В начале накрывались столы для епископов, иноков и священников, затем для нищих, и только потом для князя с боярами и дружиной. Владимир наглядно показывал, что такое христианская забота о ближнем. Не менее важным было и то, что он старался донести до населения смысл новой веры.  Из Болгарии были доставлены богослужебные книги, переведенные с греческого святыми Кириллом и Мефодием. Так на Русь пришла письменность. Великий князь вместе с митрополитом Михаилом, открывает школы, где детей обучают грамоте и письму, учат читать и понимать Священное Писание. По мере распространения грамотности, на Руси стали появляться собственные чтецы, дьяконы, священники, даже епископы. Все больше людей воспринимало учение Христа осознанно.
Конечно, потребуется несколько столетий, для того чтобы Русь стала истинно христианской страной. Но Крещение Руси, осуществленное равноапостольным Владимиром, сделало главное — соединило каждого принявшего крещение с Богом Живым, создало ту духовную основу, опираясь на которую Русь пройдет и через тяготы монгольского ига, и ужасы опричнины и смутного времени, и через войны и революции XX столетия. Подобно своему князю, в купели Крещения Русь обрела новое, духовное зрение, которое до сих пор ведет её и помогает выходить обновленной из самых тяжких испытаний.
При крещении великий князь был наречен Василием, видимо, в честь византийского императора, но для своей страны и народа так и остался Владимиром, т.е. владеющим миром, особым даром устанавливать согласие. После канонизации равноапостольного князя, это древнее славянское имя вошло в православные святцы. А день Крещения Руси мы теперь празднуем 28 июля, в день памяти святого Владимира.
Татьяна ПРАВОТОРОВА