Презумпция виновности чиновника

Презумпция виновности чиновникаПРЕЗИДЕНТ В.В.ПУТИН ПРИЗВАЛ РАССМАТРИВАТЬ И ИСПОЛЬЗОВАТЬ ДЕЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ОППОЗИЦИИ
На одном из совещаний, прошедших после выборов 8 сентября, президент Владимир Путин порекомендовал не пренебрегать теми находками проигравших оппонентов, которые должны помочь улучшить жизнь россиян. Воспользовавшись советом, мы взглянули на программу Навального против коррупции и обнаружили в ней не только много любопытной информации, но и вполне конструктивные предложения.

О ВАЖНОСТИ ПОБЕДЫ НАД КОРРУПЦИЕЙ
Бюджет Москвы ежегодно теряет минимум 10% из-за коррупции. Это 30 тысяч рублей на каждую семью. Эти деньги могли бы быть потрачены на здравоохранение, ЖКХ или решение транспортных проблем. Сейчас они уходят в карман к чиновникам. Достаточно семи простых шагов, чтобы вернуть эти деньги москвичам. Из этих семи шагов нам не очень импонируют только настояние Навального на высоких зарплатах госслужащим. Считается, что хорошие заработки для них будут вызывать меньше соблазна брать взятки. А на практике, мы видим обратное. Аппетит приходит во время еды, особенно при заражении алчностью. Во всем другом программа качественная.
Принцип справедливости для всех  настаивает на том, чтобы наказание было неотвратимым вне зависимости от статуса провинившегося. Сейчас реальные сроки получают рядовые чиновники, а не госслужащие из высших эшелонов власти. Напоминание про сотрудницу Министерства обороны Евгению Васильеву обвиняемую в ущербе государству на сумму 1 млрд рублей очень кстати. Но она ведь под домашним арестом и даже гуляет по бутикам.
Требование независимого расследования исходит из того, что сегодня «ни суд, ни МВД, ни прокуратура в коррумпированном государстве не заинтересованы в победе над взяточничеством. Они являются неотъемлемой частью этой системы», когда создается парадоксальная ситуация:   коррупционерам   предлагают самим победить коррупцию. Но только независимая структура, созданная для борьбы с коррупцией и только для этой цели, может эффективно бороться с должностными правонарушениями.
Понятное законодательство нужно для того, чтобы законы в нашей стране не работали избирательно. Ведь, чем сложнее обходить закон, тем ниже коррупция. Сам Навальный со своим Роспилом считает, что добился внесения поправок в Федеральный закон о контрактной системе только следуя этому принципу.
Следующим принципом в ситуации тотальной коррупции необходима презумпция виновности чиновника. Любой госслужащий, расходующий деньги несообразно своим доходам, считается виновным. Чтобы избежать уголовного преследования, ему необходимо доказать, что деньги заработаны законно. Это касается и доходов его родственников.
Наверное, в  отстаивании этого принципа — самое большое достижение сегодня у протестной группы выборщиков, которые кроме этого законно требуют также открытости во всем, поскольку прозрачность — бич коррупции. И не менее важно отстаивание требования конфискация имущества, чтобы изъятие собственности взяточников было хорошей профилактикой, и способом компенсировать ущерб от коррупции.

КАК ПОБОРОЛИ МЗДОИМСТВО “ТИГРЫ” И ИТАЛИЯ
«Коррупция неискоренима, она у нас в крови», — говорили о себе чиновники Сингапура, Италии и Гонконга. Сейчас они знают, что за взятку окажутся в тюрьме. А все потому что власти вели борьбу с коррупцией решительно и бескомпромиссно. За решеткой оказались министры и члены парламента, а доля взяточников на госслужбе снизилась в 30 раз.

СИНГАПУР САЖАЛ ДРУЗЕЙ
В 1959 году это был бедный островной город. Коррупция в стране считалась нормой, чиновники принимали вознаграждение открыто, никого не стесняясь. Ничего не напоминает? Сингапуру повезло: к власти пришел Ли Куан Ю. Он начал бескомпромиссную борьбу с коррупцией. Рецепт был прост: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что». Это не была фигура речи. Близкого друга правителя Ви Тун Буна посадили в тюрьму на 4,5 года за взятку. Ли Куан Ю не изменял принципам на протяжении всего своего пребывания у власти. Их соблюдение было обязательным и для него. Он отказался от служебного автомобиля, от водителя и других радостей, милых сердцу любого чиновника. Сегодня Сингапур находится на пятом месте в мировом антикоррупционном рейтинге.

ГОНКОНГ ЗАМОРАЖИВАЛ СЧЕТА
В 1970-х годах коррупция в гонконгской полиции была вопиющей. Проституция, рэкет, наркоторговля процветали под крылом правоохранителей. Понимая, что взяточники сами с собой бороться не будут, власти создали вневедомственный орган — Независимую комиссию по борьбе с коррупцией (НКБК). Она подчинялась напрямую губернатору Гонконга и обладала беспрецедентными полномочиями. НКБК могла замораживать банковские счета, арестовывать любого чиновника без предъявления обвинений, просто на основе подозрений. Любой государственный служащий считался априори виновным и был обязан доказать, что все его деньги получены легально. Через 35 лет город изменился до неузнаваемости. В 1974 году до 90% чиновников получали взятки, в 2010-м — только 3%.

НА АППЕНИНАХ СДАВАЛИСЬ САМИ
В 1992—1993 годах власти Италии в короткий срок нанесли удар по сложившемуся мафиозному союзу политиков и бизнесменов. Антикоррупционная кампания стала хрестоматийной и получила название «Чистые руки». Следствие допросило 3000 человек, среди них 251 члена парламента и 4 бывших премьер-министров, арестовало 1456 предпринимателей, чиновников и политиков. Их имущество власти конфисковали, и в отобранных зданиях разместились больницы, суды и полицейские участки. Доходило до комичных случаев. Чиновники были настолько напуганы, что один из них, увидев на пороге своего дома полицейского, сразу признался во всех своих коррупционных грехах. На самом деле карабинер пришел вручить квитанцию о штрафе за неправильную парковку.