Китайская грамота экономики

Китайская грамота экономики Власти КНР на примере России учат молодежь, как нельзя управлять страной
Об этом накануне осени высказался директор Китайского института народного хозяйства Фань Ганн. На форуме по вопросам недвижимости он сделал следующее заявление, что, судя по текущему состоянию экономики, можно ожидать роста ВВП на 7.5 % и даже более. В целом же китайское промпроизводство в январе-июле 2013 выросло на 9.7% больше, чем в аналогичном периоде 2012 года.

Новые задачи на будущее ученый КНР связывает с тем, что в первую очередь, рост пойдет через активное кредитование реального сектора экономики. Эксперты транснациональной сетевой аудиторской компании Pricewaterhouse Coopers прогнозируют, что в 2017 году ВВП КНР составит $ 20 трлн. и по этому показателю Китай обгонит США. А столь феноменальные успехи объясняются тем, что приоритеты развития определяются правительством, и бизнесмены, по сути дела, эффективно выполняют задания по развитию экономики. Но строго наказывают за нецелевое или неэффективное использование денег и коррупцию. За это меры предусматривают в т.ч и смертную казнь.
От выбранного подхода руководство Китая отказываться не намерено, поскольку видит в процветающем  по миру либерализме главную угрозу государству и институту семьи. Поэтому информагентство «Синьхуа», даже опубликовало статью, которую многие эксперты назвали программой китайских коммунистов на ближайшее будущее. Заголовок говорит сам за себя — «Если в Китае начнется нестабильность, последствия будут еще хуже, чем в СССР».
В статье сравнивают Советский Союз и нынешнюю Россию. Если до 1992 года это была великая держава и наравне с США представляла второй полюс силы в мире, пишет «Синьхуа», то теперь с Россией почти никто не считается, так как Кремль теперь уже не является в мире авторитетом. В целом наша страна представлена, как второстепенное государство, которое ничего не производит, не разрабатывает, и живет исключительно за счет сырьевого экспорта. Именно поэтому представляет собой вымирающее пространство.
В первую очередь, этот пример приводится для китайской молодежи, для которой блогеры из социальной сети «Вэйбо» стали героями, борющими за либеральную демократию. В противовес им «Синьхуа» напоминает, что рывок китайской экономики за последние десятилетия произошел под руководством Компартии, тогда как в России преобразования носят негативный характер.
Аналогичные публикации вышли и в других китайских СМИ, в том числе и в «Жэньминь жибао», в редакционной статье которой сказано, что последствия реформ по-российски, если таковые произойдут в Китае, будут еще более разрушительными, чем в России после развала СССР.
Вопросам, почему же в СССР социализм потерпел поражение, уделяется особое внимание в китайской научной среде. Считается, что правительство СССР в конце 1980-х годов не смогло сформировать цель реформ и действовало крайне хаотично, если не сказать, глупо. Китайские экономисты видят в «шоковой терапии» Гайдара-Чубайса отказ от системных и продуманных административных реформ. В своих трудах они доказали, что пошаговый переход к рыночно-управляемой экономике эффективнее саморегуляции, тем более, если её рецепт написан главным политическим, военным и экономическим конкурентом.
В Китае же вначале были созданы мегарегуляторы экономического развития и жесткая законодательная база, включающая экономическую, политическую реформу, реформу образования, науки и техники и культуры (с 1989 по 2002 годы). Кроме того, реформаторы из КПК учли и исторический опыт китайского общества, для которого было характерно кумовство и клановость. Именно поэтому во главу угла поставили неотвратимость наказания чиновников, с тем, чтобы любой китаец, независимо от его должности и заслуг, знал, что за взятки его могут посадить или даже расстрелять.
Фактически компартия очередной раз подчеркивает: с пути экономических преобразований, начатых Дэн Сяопином, она не сойдет, несмотря на сильное влияние буржуазных ценностей, хлынувших в страну вместе с западными технологиями и большими деньгами. Именно поэтому идет непримиримая борьба с коррупцией. Нынешний глава антикоррупционного органа Коммунистической партии Китая Ван Цишань считает, что коррупция есть главный вызов КПК, который исходит как изнутри страны, так и извне. Совсем недавно по этой статье получил «вышку» с отсрочкой приговора бывший министр железных дорог Китая Лю Чжицзюнь, который по версии следствия истребовал от бизнесменов 10.5 миллиона долларов взяток. По аналогичной статье приговорен зам. секретаря правительства провинции Цзянси У Чжимина, имущество которого конфисковано. В общей сложности, с 2001 года расстреляно 13 тысяч чиновников разного ранга. Фактически антикоррупционные инспекторы следят за всеми высшими партийными и государственными чиновниками.
Высшая мера наказания предусмотрена и для тех, кто ведет незаконный бизнес или использует привлеченные средства исключительно для личного обогащения. На казнь поведут и тех, кто замешан в махинациях с кредитами на фондовой бирже, и тех, кто подделывает лекарства и продукты питания. Не допустят в Китае и МММ. По закону китайских Мавроди тоже ждут конвоиры в черных масках, как и тех, кто взял кредит на производство, а потратил его на рестораны и личное обогащение.
Сегодня лидеры КПК говорят, что строгость наказания не будет эффективной без справедливой судебной системы, и поэтому выступают за независимость и неподкупность китайской Фемиды.