Демократия №2

Демократия №2Выборы в центре страны — это, прежде всего, установление планируемой модели развития, которая грядет впереди, и на которую будут ориентироваться по всей России. Самое очевидное в прошедшей компании то, что она подпала под середину президентского срока, а значит, Москва и Московская область первые сработали на укрепление президентской команды. В данном случае этот центральный регион нам интересен тем, что здесь задается мода на политэкономические новации. И здесь всем была продемонстрирована безальтернативность победы однозначно продвинутых командных тяжеловесов (мэра Москвы Сергея Собянина и губернатора Подмосковья Андрея Воробьева). Единственно удручал фон  — выборы прошли в то время, когда страну поразила так называемая рецессия, — болезнь хронического замедления экономического роста России. Третья корректировка темпов роста — ниже 2% совсем недавно была дана федеральным правительством, что полностью подтвердило наши прогнозы. И в Москве и Подмосковье уже давно чувствуется некий надлом, проникший в громадье планов. Люди смирились, что, несмотря на официально повысившиеся суммы вложений в суперпроекты Собянина, темпы ввода жилья в Москве упали более чем вдвое. Хотя вроде бы площадку для роста основательно расчистили — ведь к столице прирезали еще и Большую Москву. Но не только не заладился переезд чиновников из центра с насиженных мест. В столице и Подмосковье, а следом в других регионах в этом году особенно было заметно запоздание с предвыборным обновлением территорий ко дню выборов. Вместо большого ремонта дорог прошли в основном ямочные «закатки» старых выбоин. В Московской области опять, видимо, до следующей компании, «зависли» обещания провести метро до районов типа Химок. Около трех сроков эти обещания не выполняются. В других районах, знать, тоже до следующих агитаций забудут, как раздавали красочные 3D- проекты развязок, виадуков и тоннелей, на многих из которых поставят крест.

Но чем больше раздавалось обещаний, тем яростнее в этих условиях наша муниципальная бюрократия вела борьбу за выживание. Старая гвардия чиновников (в местах построенной вертикали) во время выборов буквально цеплялась за кресла, приготовленные для безбедного сидения. Порой это выливалось в жесткие столкновения выборщиков. В Подмосковье в некоторых районах доходило буквально до драк. На фоне отмеченных юбилеев (вроде Курской и Сталинградской битв) запомнилось, как предвыборные баталии с драками и угрозами прошли в древнем подмосковном Волоколамске. По данным газеты «Волоколамское шоссе», тут кулачные битвы начались еще до выборов на ступенях избиркома. Некоторые наблюдатели назвали это вторым Дубосековым, хотя это, наверное, очень злая, натянутая шутка, которой напомнили, как в 1941-м здесь, на подступах к Москве, останавливали фашистов. А теперь (врукопашную) претенденты дрались за мэрскую должность. Что же предопределило такой накал?
ВЕРТИКАЛЬНАЯ РЕСТАВРАЦИЯ
Как мы уже упоминали, особенность нынешнего этапа борьбы — удержание установленных вертикалей власти. Чиновники теперь вынуждены соперничать за места своих «кормлений», каковой становится наша жестко поделенная на участки стагнирующая экономика. Какой же пейзаж после всех этих баталий и переделов уготован на ближайшее будущее хозяйству России? Какой портрет политика-менеджера предопределен в региональном разрезе? Вглядимся пристальнее на новации, принесенные столичным мэром и околостоличным губернатором.
При всем различии во внешних обликах этих двух наших центральных столпов российского хозяйства, в способах ведения бизнеса они неожиданно сравнялись, как братья. И тот и другой приняли, казалось бы, полностью выдоенную своими предшественниками экономику. Собянину пришлось залатывать бреши бюджетов, подпиленных беглым банкиром Мосбанка, а Воробьев, после проводов генерал-губернатора Громова, был вынужден разбираться с фактически дефолтным состоянием бюджета, едва не рухнувшего после того, как бывший глава Подмосковного Минфина заложил земли области на международных торгах.
Другое сходство: оба руководителя основной деятельностью по выходу из кризиса избрали стратегии мега-проектов в различных видах транспортной, торговой, строительной и прочих инфраструктур. И оба вначале своих карьер отдали предпочтение тактике массированного использования дешевого труда гастарбайтеров. А потом обоим пришлось давать задний ход, когда во время предвыборной гонки выяснилось, как все эти гости «достали» коренных россиян. Наверное, потому в угоду местных жителей и стартовала совместная вынужденная чистка мигрантов с созданием депортационных лагерей, шумихой в прессе и перечислением преступлений с их стороны.
Следующее сходство в тактике Москвы и Подмосковья — упор на крупный (в основном олигархический) капитал, особенно агрессивно представленный разрастающимися торговыми сетями. С помощью их экспансии из обихода выдавили рынки, киоски и всякую прочую мелочь, окончательно профанировав понятия о честной конкуренции. И снова в обоих случаях это происходило с помощью смычки административного ресурса с олигархическим попечением, в результате чего изрядно придавили и проредили малый бизнес. Из одних только индивидуальных предпринимателей, закрытых по стране в количестве около 500 тысяч, на Москву и Подмосковье пришлась едва не половина закрытий.  Как говорят обозреватели, «входная воронка» в бизнес сузилась". А освободившуюся нишу в качестве награды отдают «своим чиновникам», особо стараясь в развитии так называемого разрешительного бизнеса, в курировании (а многие говорят, в крышевании) жизненно важных сфер.
О примерах такой метаморфозы в начавшейся гигантомании Собянина уже писали многие СМИ. Что отмечалось? Более всего говорилось о том, что развиваемое Лужковым жилстроительство, сокращение очередей на жилье, сегодня в Москве заморожено. Сократились также расходы на ремонт жилфонда и переселение граждан из пятиэтажек. И увеличилась очередь на получение соцжилья.
Сегодня послужной список мэра Собянина таков: расширил Москву, начал строить много дорог и развивать метро (хотя Москва так и не превзошла рекорда сдачи станций метрополитена за 1983 год). Ввел платный паркинг и единый проездной билет, заменил асфальт на плитку, инициировал благоустройство парков... Тотальная ликвидация торговых палаток и павильонов и отмена более сотни инвестконтрактов на строительство в Москве общей площадью свыше 9 млн. кв. м и стоимостью $50 млрд. Речь идет в основном об офисах и торговых центрах. Планировалось за счет изменения транспортных потоков уменьшить пробки на дорогах. Задача пока не решается. Строительство переместилось в ближайшее Подмосковье, и сейчас въехать в Москву невозможно.
Понятно, что со стороны бизнеса не счесть жалоб на незаконный снос торговых помещений, повсеместный рост арендных ставок на недвижимость и потерю тысяч рабочих мест, когда в одностороннем порядке были разорваны договора по инвестиционным контрактам с обязательствами города по выделению стройплощадок. Но к жалобам затюканного бизнеса новое правительство Москвы глухо. Зато у компаний, работающих над самыми капиталоемкими проектами — дорогами и метро, появились новые собственники, как подчеркивает пресса, — «питерские».
ИНФРАСТУКТУРНОЕ РАЗДУВАНИЕ
Заметно изменились некогда процветающие компании «Интеко», ГК «ПИК», «Миракс» и «ДОН-Строй». Многие их проекты перешли семейным компаниям группы Гуцериевых. Они получили разрешение на строительство в Москве более 100 000 кв. м. офисно-торговой недвижимости, взяв со Сбербанком бывшие стройки «Интеко» Елены Батуриной. Сообщают также, что Бинбанк завладел 20% ГК «ПИК». А компания «ТПС Недвижимость» Аркадия Ротенберга собирается строить торговый центр рядом с Кутузовским проспектом.
Сообщают также, что Сбербанк может выделить «Главстрою» Олега Дерипаски до 50 млрд руб. на развитие промзон в столице (это около 20 предприятий, на 100 га). Владелец АФК «Система», давний друг Собянина, Владимир Евтушенков объединил активы с ГУП «Медицинский центр управления делами мэра и правительства Москвы».
Собянин сначала говорил об экономии бюджетных  средств. Из-за этого даже была отменена постройка четвертого транспортного кольца на 1 трлн. руб. Однако одна нынешняя программа строительства дорог уже сегодня достигла 2 трлн. руб. Плюс к этому 1 трлн. руб. будет потрачен на ввод новых станций метро; 1,2 трлн. пойдет на реконструкцию пригородного ж/д сообщения.
С самого начала все эти мега-проекты отданы под кураторство департамента транспорта, который возглавляет бывший гражданин Эстонии Максим Ликсутов с состоянием, оцененным журналом «Форбс» в $650 млн. Его считают первым легальным миллионером в Мосправительстве. До этого он владел «Аэроэкспрессом» и Трансмашхолдингом и из этого бизнеса в подрядчики с ним пришли Искандер Махмудов (состояние $8,7 млрд.) и Андрей Бокарев ($1,35 млн.), приобретя новые инфраструктурные бизнесы, в несколько раз увеличив долю госзаказа под себя. У одного только Бокарева теперь 51% акций «Мосметростроя» с суммарным объемом работ в 98,2 млрд. руб.
У СК «Мост» также сменился хозяин. Теперь это Геннадий Тимченко. Его состояние $14,1 млрд. И он купил 21% инвесткомпании «АРКС», благодаря чему ему сегодня подконтрольны дорожные подряды Москвы на 37 млрд. руб. от Каширки до Рублевки включительно.
Подключился к инфраструктуре Мосузла и Аркадий Ротенберг, строитель дороги в олимпийском Сочи, и поставщик труб для «Газпрома» (с состоянием в $3,3 млрд). Вместе с сыном они заладели контрольным пакетом акций в ОАО «Мостотрест», получив доступ к подрядам от департамента на дорожное строительство стоимостью на 70 млрд. руб.
Задел у новых у пришедших в Москву мега-гигантов огромный. Неспроста ими решено организовать пассажирские перевозки на Московской кольцевой ж/д (стоимостью 55 млрд. руб.), чтобы разгрузить метро и автодороги Москвы. Этот проект пылился на полках еще с 80-х годов прошлого века. Даже Лужкову его капиталоемкость была не по зубам. А вот Собянину совместно с РЖД новая инфраструктура была поручена без всяких колебаний. И снова в этом проекте будут участвовать уже названные нами раздувшиеся на господрядах пайщики Искандер Махмудов и Андрей Бокарев.
В целом же программа «Развитие транспортной системы на 2012—2016 годы» оценивается в 624 млрд. руб. Но получить подряд на миллиардные заказы могут только крупнейшие стройхолдинги. Всякие фирмы малые, средние, не считая прочую мелочь, сразу вывели из игры.
СЕТЕВОЕ ПОДКЛЮЧЕНИЕ К КОМАНДЕ
Аналитики неспроста подчеркивают, что у Собянина нет собственной команды. Все свои новации он делает как чиновник президентского уровня. В этом же фарватере старается идти и избранный Подмосковный губернатор. А поэтому, говоря о новом раскладе пришедшего к власти столь крупного капитала, невольно вспоминается выражение Козьмы Пруткова о специалистах, подобных флюсу. Обычно они раздуваются в ущерб чему-нибудь очень нужному, не учтенному.
Новые выборы с такой представительской демократией (отданной чиновникам и олигархам) фактически оторвались от прежних программ социального попечения. Крупный капитал не стесняется показывать свой отрыв от уровня жизни простых москвичей и жителей Подмосковья. Может, потому почти забыли, что можно прибегать и к демократии прямой, которой пользуются во многих развитых странах мира. И сколько ни говорят о проектах прямого учета голосов и голосования через тот же Интернет, через всякие «электронные правительства», эти прямые волеизъявления все больше затираются. Поэтому наиболее востребованные проекты по ЖКХ, трудоустройству, занятости, пенсиям и т.д. не учитывают глас народный, а зачастую лишь выпускают излишний пар.
Вот и в этот раз почти все предвыборные кандидаты были одинаково занудны в своих агитматериалах по поводу коммунальных провалов. Лишь повторяли общеизвестное, что-де тарифы должны быть прозрачными и их нельзя повышать выше темпов инфляции. Единственно заслуживающее внимания предложение высказал кандидат в мэры Москвы от ЛДПР, сказав, что если власть не может решить коммунальную проблему, то ее просто надо исключить из сферы коммерции, отдав на государственное попечение. Но попробуйте этот вопрос довести до прямого  голосования (т.е. прямой демократии). Даже попыток сегодня не видно. Слава Богу, что правительством заявлено о замораживании тарифов на следующий год. А что будет дальше, если население вообще перестанут слышать и квартирный вопрос окончательно всех испортит?!
Единственным, но пока натянутым исключением «услышанного волеизъявления» стала показная чистка гастарбайтеров. Власти говорят, что, именно с учетом жалоб коренного населения взялись за нелегалов. Но это не более чем предвыборный (хоть и вынужденный) ход. А между тем, тут есть пример стран, где простые люди сами устанавливают квоты на тех же гостей. Так, в швейцарских муниципалитетах граждане регулируют этот вопрос простым голосованием либо на ассамблее, либо через ящик  для бюллетеней. И для нас этот опыт важен тем, что он никогда не давал осечек, пока (и там!) чиновники не заговорили, что при обезличенном голосовании не на кого подать апелляцию. И вот (теперь и у них) с середины прошлого десятилетия внедрили представительскую (т.е. отданную чиновникам) демократию. И количество гастарбайтеров выросло особенно заметно для мусульман и бывших восточных стран Европы. Т.е. доказали: там, где чиновники вмешиваются — выбор сужается!
Итак, мы видим силу прямой демократии, (№1) когда можно не давать чиновникам рулить и крышевать (тот же) бизнес на мигрантах, как у нас (при демократии №2), а принародно влиять на свои предпочтения! Потому, наверное, только на  выборах и вспоминаются подобные примеры и приходят размышления о том, сколько вообще видов демократии мы знаем. Можем вспомнить историю о демократии господ в Греции; о военных демократиях спартанцев и римлян; о демократии дворян с парламентом (сеймом) из шляхты; о боярской демократии у нас — в Древнем Новгороде и т.д. Но после нынешних выборов, похоже, только мы, россияне, окончательно утверждаем демократию олигархов, некую демократию под №2, с дорогими проектами «под себя» и дозированными программами для народа. Все же остальное со скрипом оттирается на другой полюс заземленной властной вертикали — в муниципалитеты с их коммунальной бедностью и безрадостностью безработицы.
Нынешние выборы муниципалитетов показали, как они окончательно попали в состояние зависимости от центра притяжения (как Подмосковье от Москвы), и все более переходят на летаргический способ (донорского) существования. Конечно, здесь тоже ищут богатых инвесторов, но в основном пристежка к олигархам выглядит как своеобразная аренда (франшиза) уже известных брендов. Но, по большей части, на местах стараются лишь в открытии торговых сетей, вроде «Пятерочек», «Перекрестков» и т.д. Может так стимулируют спрос, чтобы больше денег собрать на мега-проекты? В остальном за кольцевой дорогой, и в глубинке все прочие способы зарабатывания кажутся невероятно скудными. В созданных автономных предприятиях (вроде спорткомплексов, ДК, больниц и поликлиник) осуществляется беспощадный распил ставок в основном в пользу начальства. Работа, порой организована без графиков, кассовых аппаратов, без защиты труда подчиненных, с  нарушениями по “распилу” зарплат, с расплодившимся кумовством и междусобойчиками. Ну а самым убойным бизнесом для «муниципалки» стало выжимание соков из населения с помощью беспределов со стороны управляющих компаний в ЖКХ. Неспроста ведь узаконили невиданные проплаты типа общедомовых услуг, до которых не могли додуматься пока ни в одной стране мира.
Между тем, статистика Мособласти показывает: все больше людей перестает платить за квартиры, даже, несмотря на угрозу от приставов. Знать, скоро мы окончательно погрязнем в коммунальных войнах. А к этой жилищной теме добавляется и другой безрадостный прогноз по сворачиванию индивидуального жилстроительства. Москва уже уведомила граждан и бизнес на повышение кадастровой стоимости земельных участков. Неспроста после 1 июля 2012 г. московские власти уже предложили платить за землю по кадастровой стоимости — примерно по 100 000 руб. за «сотку». А кроме таких грабительских взиманий людям стали приходить уведомления об увеличении арендных платежей, в некоторых случаях в десятикратном размере. К этому следует добавить и совершенно грабительские цены подключения к электричеству и газу с разбегом от 300 тыс. до 1 млн. рублей. Вот почему многие стали продавать участки, которые не могут потянуть.
Значит прогноз один: впереди — очередной земельный передел. И это в стране, где земли больше всех в мире и по идее в большинстве случаев она (земля) не должна быть предметом торговли?! А впереди маячат и другие переделы, поборы, повышения, бесконечно изобретаемые налоги и прочие финансовые удушения, уготованные для простых граждан. Хватит ли их запаса прочности на все это дальнейшее удорожание жизни?
Так между бизнесом на бытовухе и блистательными мега-проектами новой столичной элиты совершился последний демократический выбор — 2013.